Первые 20 лет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::31.03.2005, Фото: "RTVi"

Первые 20 лет

Генпрокуратура обещает Алексею Пичугину новые обвинения

Екатерина Буторини

Converted 18569.jpg

Мосгорсуд вчера назначил меру наказания начальнику отдела Службы безопасности ЮКОСа Алексею Пичугину, на прошлой неделе признанному коллегией присяжных виновным в организации нескольких убийств и покушений. Прокурор просил для Пичугина пожизненное заключение, но судья посчитал достаточным и 20 лет колонии строго режима. Осужденный отнесся к приговору как к «политическому заказу» и намерен «бороться до конца». Обвинители же, в свою очередь, прочат ему новые уголовные дела. После приговора они объявили, что в отношении Пичугина идет следствие по другим, еще не известным публике эпизодам.

Процесс над Алексеем Пичугиным и его сообщником - тамбовским бизнесменом Алексеем Пешкуном - начался осенью и проходил в закрытом режиме. Из-за этого журналисты впервые увидели главного героя процесса только на оглашении приговора. Алексей Пичугин, окруженный десятью бойцами спецназа, казалось, и не слушал судью. На лице его блуждала улыбка, и он все время смотрел на своих мать и жену.

«Поскольку дело рассматривалось в закрытом режиме, постановляю огласить только вводную и резолютивную части приговора», -- начала судья Наталья Олихвер, объявив, что начальник 4-го отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин обвиняется в совершении трех преступлений: организации покушений осенью 1998 года на бывшего советника Михаила Ходорковского Ольгу Костину, бывшего управделами ЗАО «Роспром» Сергея Колесова и убийстве в ноябре 2002 года в Тамбове супругов Сергея и Ольги Гориных. «Пичугин вступил в преступный сговор с руководителями ЮКОСа, в том числе с Леонидом Невлиным. Колесов в то время был управляющим ЗАО «Роспром», позднее преобразовавшимся в «ЮКОС-Москва», а Костина была начальником управления по связям с общественностью московской мэрии. Занимая эти должности, своей деятельностью они наносили вред компании ЮКОС, мешали ее развитию», -- пояснил на организованной после оглашения приговора пресс-конференции гособвинитель Камиль Кашаев.

Что касается эпизода с убийством супругов Гориных, то гособвинитель рассказал, что отношения Пичугина и Горина носили не только деловой, но и дружеский характер. Пичугин часто приезжал к Гориным домой, и даже был крестным отцом одного из их детей. Как выяснили следователи, сотрудник ЮКОСа часто давал Горину заказы на убийства, а взамен обещал отдать ему в управление несколько автозаправок в Тамбове, а его жену Ольгу устроить на работу в ЮКОС. Но эти обещания так и не были выполнены. «В мае 2002 года Сергей Горин со своим знакомым, который позже дал признательные показания, ездил к отцу Ходорковского, -- рассказал г-н Кашаев, -- В разговоре, который длился 1,5 часа, Горин проинформировал отца экс-главы ЮКОСа о совершенных заказных убийствах, и сказал, что в случае, если руководство компании не выполнит свои обещания, он будет вынужден рассказать, какие заказы выполнял». Именно это, считает обвинение, и стало поводом для убийства. [Борис Ходорковский заявил Ъ, что он не помнит этой встречи-К.Ру]

Тела убитых супругов так и не были найдены, и это было одним из основных аргументов защиты. Говорили также, что группа крови, найденная на предполагаемом месте убийства, не совпала с группой крови убитых. Но г-н Кашаев разъяснил: «Трупов не было, но ведь у каждого человека есть медицинские карточки, и несомненно, что это была именно кровь Гориных. Кроме того, на месте убийства произошла драка, во время которой Горин мог нанести поражения нападавшим, отсюда и кровь другой группы». Некоторые улики упомянула и судья при оглашении приговора: «Рубашку и трусы Горина, детскую одежду, щебень со следами крови Гориных, вещество головного мозга Горина, ватные марли с кровью Гориных следует хранить при деле».

Исполнителем большинства «заказов» Пичугина, как утверждает обвинение, была тамбовская банда Игоря Коровникова, который сейчас отбывает пожизненное заключение за убийства и изнасилования. Непосредственно передавал «поручения» бандиту Пешкун. Коровников, один из главных свидетелей обвинения, на суде опознал не только Пичугина, но и Невзлина как своих заказчиков. Странно в этом деле то, что Коровников был осужден еще в 2000 году, тогда как убийство Гориных было совершено в 2002. Но г-н Кашаев пояснил, что, вопреки заявлениям адвокатов, Коровников - далеко не единственный, с кем встречались обвиняемые на предмет «мокрых дел», и они также свидетельствовали об этом в суде.

Кроме того, Камиль Кашаев обвинил адвокатов в нарушении норм ведения процесса с участием присяжных. «Во время допроса Коровникова и других адвокаты хотели спровоцировать суд на дачу личных характеристик этих свидетелей, чтобы дать понять, что за люди свидетельствуют против их подзащитного. Но тем самым они сделали хуже себе - присяжные увидели, что Пичугин и Пешкун обращались за помощью к подобным людям, -- сказал прокурор. - В окружении матери Пичугина постоянно находилось около 10 человек. Каждый раз во время перерывов кто-нибудь из них приставал к присяжным с разговорами, что это дело - политический заказ, и что Пичугин не виноват. Пришлось организовать специальный автобус для доставки присяжных в суд и из суда".

Суд постановил «по совокупности совершенных преступлений» назначить наказание Алексею Пичугину в виде 20 лет лишения свободы в колонии строго режима. Пешкун, который частично признал вину и содействовал следствию, заслужил снисхождения - всего 4 года колонии.

Пичугин не скрывал эмоций. «Этот приговор - фальсификация, политический заказ, -- заявил он, -- Я обязательно обжалую приговор и буду бороться до конца». При этом он не переставал улыбаться и добавил, что был «удивлен столь мягким наказанием» после слов прокурора о пожизненном сроке. Его защитники тоже рвутся в бой. «В деле нет ни одного доказательства вины нашего подзащитного. И даже если бы он дал признательные показания, мы оспаривали бы это, как оговор», -- заявил адвокат Георгий Каганер. Адвокаты утверждают, что не было никакого смысла закрывать процесс, поскольку ни одного секретного документа на суде так и не было оглашено. Это не отрицало и обвинение. «Сторона обвинения самостоятельно принимает решение, какие материалы оглашать в суде и в каком объеме. В данном случае секретные документы относились к процессуальным (а не к фактическим обстоятельствам дела - Ред.), а процессуальные документы перед присяжными мы не имеем права оглашать», -- сказал г-н Кашаев.

«У нас есть все основания обжаловать вердикт присяжных. Да, мы можем обжаловать его только по процессуальным нарушениям, но их было достаточно. И в первую очередь, отсутствие равенства сторон», -- сказал другой адвокат осужденного Михаил Жидков. А его коллега, адвокат Ольга Костромина добавила: «Мы считаем, что у нас есть все основания обращаться в Европейский суд по правам человека с жалобой на нарушение права на правосудие».