Перебросим реки на север

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Перебросим реки на север Гигантский проект переброски южных рек на север после десятилетий забвения возродился на Урале. Нынешнее засушливое лето довело питьевые водоемы близ Екатеринбурга до полного истощения. Городу в ближайшие месяцы грозит большая жажда . Прождав дождей весь август, местные власти испугались повторения в середине России Владивостокской коммунальной питьевой катастрофы и вспомнили про гигантские планы советских времен

"Вообще-то безводной Свердловская область никогда не считалась. Только наземных рек и речушек по ее территории протекает 17 тысяч, а имеются еще и подземные озера. Но из года в год все реальнее становятся фантастические сюжеты о кислотных водах. Главная водная беда промышленно развитой территории - повальное, почти бесконтрольное загрязнение как наземных, так и подземных вод. А когда в ситуацию усугубляют еще и природные аномалии вроде бесснежной зимы или засушливого лета, полутора миллионный мегаполис и вовсе оказывается на мели.

Сейчас Екатеринбург получает воду из двух водохранилищ - Верхне-Макаровского и Волчихинского. Третье, самое ближнее к городу - Верх-Исетский пруд - из числа годных бесславно выбыл три года назад. Закрыть его пришлось приказом службы санэпиднадзора: качество воды не только не соответствовало никаким санитарным нормам, но по поверхности плавали натуральные мазутные пятна. А у жителей время от времени из крана с водой выскакивали пиявки и черви. 
Два оставшихся водохранилища кристально чистой водой тоже похвастаться не могут, природоохранная прокуратура никак не моет наладить контроль за строительством садов, предприятий и коттеджей в природоохранной зоне. Питевой источник превращается в точную канаву и по данным премьера областного правительства Алексея Воробьева, до 80 процентов болезней среднеуральцев связано с некачественной водой. Не сумев защитить собственные питьевые ресурсы, свердловские власти обратили взоры на юг, к соседям – челябинцам и решили реанимировать планы по переброске рек. 
К середине 70-х годов прошлого века питьевая ситуация в Свердловске, как в советские годы именовался Екатенринбург, приблизилась к критической. После засушливого лета наступила жажда, в сводке Североуральской бассейновой инспекции 15.11.75 сказано: "Последний запас воды в водохранилищах Исети и Чусовой составлял всего около 15 млн кубометров вместо обычных 180 млн. Верхне-Макаровское водохранилище сработано почти полностью, Верх-Исетский пруд выбран ниже уровня, ниже которого опуститься нельзя". 
Изнывающий от жажды Свердловск решили подпоить из реки Уфа, отделенной от города Уральским хребтом, устроить водохранилище у Нязепетровска Челябинской области. Весной в этом районе Уфа, еще не загрязненная стоками башкирских химзаводов, котороые находятся ниже по течению, приносит около 500 млн кубов воды - больше, чем Исеть и Чусовая вместе взятые. К тому же по речным берегам стоит непроходимая тайга, так что ни о каких санитарно-защитных зонах и вредных выбросах предприятий можно не задумываться. 
Пока свердловские власти рядились с челябинскими, ждали решения из Москвы, - холодную воду в Свердловске подавали по расписанию (три часа утром, три – вечером). Когда наступила зима, на редкость морозная, партия велела: решить проблему дефицита немедленно. И таки решили: до свердловского озера Аятское проложили трубопровод прямо по снегу, поставили насосы и погнали воду. Она текла, но недолго: замерзла. Но и с этим ее физическим свойством, благодаря руководящей роли КПСС, справились. Круглые сутки сотни многотонных грузовиков возили торфяную крошку, засыпали ей весь многокилометровый трубопровод, поливали соляркой - и подожгли. Воды из Аятского хватило до марта. 
Следующее также засушливое лето Свердловск кое-как пережил - тут и подоспело решение из Москвы. И зимой в конце 1976 года началось строительство Нязепетровского водохранилища. Строили, как водится, с авралом и надрывом - не только гражданские, но и военные силы. До вырубки леса, который ушел под воду, руки не дошли, затопили тысячи кубов добротного леса. По свидетельству очевидца: "На заполняющийся водоем все страшнее становилось смотреть: огромное количество деревьев всплыло. Какую-то часть удалось выловить и вытащить на берег, но основная масса, намокнув осела на дно водоема". 
Правда, огромным – 150 миллионов кубометров - нязепетровским водохранилищем Свердловск пользовался недолго. Следить за водоемом вменялось в обязанность свердловским властям, это казалось обременительным и в целях экономии бюджетных средств от уфимской воды екатеринбургские власти как бы окончательно отказались шесть лет назад. Решив, в стратегическом плане развития города, что "вариант использования в качестве питьевых источников водоемов Челябинской области очень дорог и экономически невыгоден": 29 км по Уральскому хребту вода преодолевает благодаря работе каскада насосных станций, а "насосные" киловатты в эпоху капитализма кусаются. 
Так в план развития мегаполиса и записали: искать альтернативные источники водоснабжения. Но и на разработку других источников из бюджета денег не выделили, а когда клюнул петух засушливого лета, оказалось, что город стоит на грани коммунальной катастрофы. 
Пока жители промышленного центра об угрозе надвигающейся большой зимней засухи не особо догадываются. Вода из кранов бежит регулярно, но чтоб горожане не особо увлекались чаепитием, власти предупредили о неминуемом повышении коммунальных тарифов на водоснабжение, тем самым пытаясь стимулировать экономный подход к влаге. На канале сейчас активно ведутся подготовительные работы, проверяются на жизнеспособность все системы. По последней инфомации, канал может жить. Но если до больших морозов произойдет какой-то срыв на насосных станциях, соединяющих южную реку с северным питьевым водоемом, то полутора миллионный Екатеринбург поймет, что такое истинная жажда. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации