Передать икону из музея в храм при элитном поселке без шума не удалось

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Передать икону из музея в храм при элитном поселке без шума не удалось

Министр культуры Александр Авдеев готов отдавать иконы, когда об этом просит патриарх

Оригинал этого материала
© "Власть", origindate::07.12.2009, Аренда "Богоматери", Фото: "Коммерсант", "Новая газета"

Анна Толстова

Compromat.Ru

Александр Авдеев

Русский музей решил передать икону Богоматери Торопецкой XII века храму элитного коттеджного поселка в Подмосковье. Решение подается как преодоление большевистского наследия в отношении к церкви, но корреспондент "Власти" Анна Толстова усмотрела в нем скорее восстановление большевистской музейной политики.

Решение о передаче иконы было принято молниеносно. 24 ноября патриарх Кирилл обратился к министру культуры РФ Александру Авдееву с просьбой "рассмотреть возможность организации временного пребывания иконы "Богоматерь Одигитрия Корсунская" во вновь отстроенном приделе Корсунской иконы Божией Матери храма Святого благоверного князя Александра Невского, расположенного в сельском поселении Павло-Слободское Истринского района Московской области". На следующий день Русский музей, в котором хранится затребованная "Одигитрия", получил предписание выдать памятник древнерусской живописи, подписанное директором департамента культурного наследия и изобразительного искусства Министерства культуры Рамазаном Колоевым. Музейное руководство, похоже, намеревалось передать икону без лишнего шума, благо образ не находится в постоянной экспозиции, но информация просочилась в прессу (первым об этом сообщил 26 ноября "Коммерсантъ"). Случился скандал, музею пришлось послать в подмосковный храм комиссию, на месте обследовавшую температурный, влажностный и световой режимы в помещении, и созвать реставрационный совет, который разрешил отдать икону. Сотрудники отдела древнерусской живописи Русского музея протестовали против передачи, но вынуждены были подчиниться администрации под угрозой увольнения.

Compromat.Ru

Икона "Богоматерь Одигитрия Корсунская"

Их протесты понятны: "Богоматерь Одигитрия Корсунская", известная также как "Эфесская", "Полоцкая" и "Торопецкая", одна из древнейших икон в собрании Русского музея. Одни специалисты датируют ее XII веком и приписывают византийскому мастеру, другие полагают, что византийский образ был утрачен и в XIV веке заменен новым — работы псковского иконописца, что, впрочем, нисколько не умаляет его художественных достоинств. По преданию, список с эфесского образа Богоматери в XII веке привезли в Полоцк из Византии для основанного Ефросиньей Полоцкой Богородицкого монастыря, а в XVII веке полоцкая "Одигитрия" оказалась в Корсунско-Богородицком соборе города Торопец. В 1920-е годы собор закрыли, "Богоматерь Торопецкая" вначале попала в местный краеведческий музей, а в 1930-е ее передали Русскому музею. В последние годы община Корсунско-Богородицкого собора не раз просила вернуть образ, однако ни в музее, ни в Министерстве культуры это не сочли возможным.

Compromat.Ru

Дорога к храму ведет через элитный поселок

Тем более скандальным выглядит решение поместить образ в недавно построенный храм, с которым у "Богоматери Торопецкой" нет никаких исторических связей. Связь тут скорее финансового толка. Упомянутое патриархом "поселение Павло-Слободское Истринского района Московской области" — это коттеджный поселок "Княжье озеро", который возводит строительная компания "Сапсан". На рекламном сайте "Княжьего озера" в разделе "Инфраструктура" наряду с ресторанами, торговым центром и зоопарком значится "храм в честь Святого благоверного князя Александра Невского". Президент группы компаний "Сапсан" православный бизнесмен Сергей Шмаков занимается благотворительностью, в том числе жертвует на реставрацию Корсунско-Богородицкого собора в Торопце. 5 декабря освящать храм Александра Невского в "Княжьем озере" должен был патриарх Кирилл — икону явно торопились получить к церемонии.

По мнению реставраторов Русского музея, икона, которую из-за хрупкости красочного слоя боятся выставить даже в постоянной экспозиции, не подлежит транспортировке и нуждается в постоянном присмотре специалистов. Однако Министерство культуры в официальном комментарии уверяет: "Для иконы созданы условия, отвечающие всем современным требованиям хранения музейных экспонатов. Кроме того, приход готов заключить договор с Государственным Русским музеем, где хранится данная икона, на оплату услуг специалистов, которые будут наблюдать за состоянием иконы и контролировать необходимый режим". [...]

[РИА "Новости", origindate::08.12.2009, "Авдеев: передача икон в храмы возможна при соблюдении условий хранения": Иконы могут передаваться из музеев в храмы, если с такой просьбой обращается патриархия, при этом должны учитываться условия временного хранения, а также состояние самой иконы, заявил РИА Новости министр культуры РФ Александр Авдеев.
"Министерство по этому вопросу занимает следующую позицию: во-первых, иконы передавать можно, когда о них просит патриарх, во-вторых, передавать лишь только в том случае, когда условия временного хранения иконы в храме не хуже, чем в музее, по тем же температурным и климатическим стандартам", — сказал Авдеев.
По его словам, "самое главное, когда сам музей в лице экспертного совета это разрешает с учетом состояния иконы".
По словам Авдеева, "министерство не имеет командных функций в этом вопросе".
Комментируя ситуацию с передачей иконы из Русского музея в храм при элитном коттеджном поселке на Рижском шоссе в Подмосковье, глава ведомства отметил, что это произошло по просьбе патриарха и рекомендации министерства. Кроме того, экспертный совет вынес решение, что икона находится в хорошем состоянии и ее можно отвезти на временное хранение.
"В последнее время в прессе, когда писали об этом случае, акцентировали внимание на то, что речь идет о новом храме рядом с коттеджным поселком. Куда передавать икону, решает сама патриархия, и не наше дело комментировать, идет ли речь о новом или старом храме, вблизи поселка либо вдали от поселка — это все внутреннее дело Московской патриархии", — сказал Авдеев.
Он подчеркнул, что министерство относится с большим уважением к просьбам патриархии, а патриархия — к заключениям экспертного совета музея.
Икона "Богоматери Торопецкой" XII-XIV вв. из Русского музея была перевезена в храм Александра Невского при элитном коттеджном поселке "Княжье озеро" в ночь на 3 декабря. — Врезка К.ру]

В конце 2008 года РПЦ обратила внимание на коллекцию иконописи Третьяковской галереи: патриарх Алексий II настоятельно просил музей выдать "Троицу" Андрея Рублева для богослужения в Троицын день в Троице-Сергиеву лавру. Тогдашний директор Третьяковки Валентин Родионов был готов отпустить икону, но реставраторы и хранители музея, вызвав на себя огонь общественной критики, не позволили подвергать опасности одно из самых знаменитых произведений древнерусской живописи. По мнению экспертов, транспортировка и трехдневное пребывание в сыром Троицком соборе могли быть губительны для "Троицы". Особой богослужебной надобности в "гастролях" иконы тоже не было: место ее в иконостасе собора не пустует — она заменена точным списком рублевского образа, да и чудотворной эта "Троица" не считается.

Многим казалось, что предъявление прав на рублевскую икону — пробный шар в вопросе о церковной реституции. Патриарх Алексий II даже просил содействия у министра культуры Александра Авдеева, но тогда министерство устранилось от участия в споре, а Валентин Родионов не смог совладать со своим коллективом. В результате "Троица" осталась в музее, правда, директор был вскоре отправлен в отставку. Теперь же руководство Русского музея, видимо наученное этим опытом, решило не лезть на рожон.

С конституционной точки зрения передача музейных экспонатов в собственность церкви сегодня невозможна. Федеральный закон "О музейном фонде РФ и музеях в РФ" гласит: "Музейные предметы и музейные коллекции, входящие в состав государственной части музейного фонда Российской Федерации, не подлежат отчуждению... Музейная коллекция является неделимой" (ст. 15). Во всех вышеупомянутых случаях оформлялась передача церкви музейных экспонатов на временное хранение. То есть ответственность за состояние и сохранность памятников, покинувших музеи, до сих пор лежит на музейных сотрудниках, и их беспокойство можно понять.

В комментарии Министерства культуры в связи с выдачей иконы из Русского музея говорится, что "временная передача святынь древнерусского искусства осуществляется в интересах верующих". Видимо, интересы неверующих министерство во внимание не принимает, хотя они такие же полноправные граждане РФ. В музейном пространстве икона доступна людям всех убеждений и вероисповеданий: верующие беспрепятственно молятся в залах древнерусского отдела Третьяковки, но здесь можно также увидеть экскурсантов из Индии, Египта или Татарии. Однако трудно предположить, что иконой, изъятой из музея и помещенной в православную церковь, захотят полюбоваться мусульмане и буддисты. [...]


***

"Уникальная церковь" как часть системы "экстра, все включено" элитного поселка "Княжье озеро"

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::09.12.2009, Музей — монахам, икону — олигархам

Александр Солдатов

[…] Хорошо известно, что нынешний, современный и энергичный, патриарх РПЦ МП понимает в бизнесе. Не будем в очередной раз вспоминать, как он провел лихие 90-е, но и не станем удивляться обилию деловых персон в ближайшем окружении его святейшества. Одна из таких персон, глава холдинга «Сапсан» Сергей Шмаков, и обратился к Кириллу с интересным практическим предложением — привезти из Русского музея в построенный бизнесменом элитный поселок чудотворную икону на освящение построенного им же элитного храма Александра Невского. Освящение возглавит сам патриарх, причем официальные церковные СМИ подчеркивают, что Шмаков «известен как меценат и благотворитель». «Меценатская» нотка отчетливо звучит в патриаршем письме министру Авдееву от 24 ноября: «Прошу Вас рассмотреть возможность организации временного пребывания иконы «Богоматерь Одигитрия» — Корсунская во вновь отстроенном приделе Корсунской иконы Божией Матери храма святого благоверного князя Александра Невского… Приход готов заключить договор с Русским музеем и оплачивать работу специалистов».

Еще бы, не был готов! Этот уникальный для РПЦ МП приход состоит из одних миллионеров. Поселок Княжье озеро задумывался Сергеем Шмаковым как вотчина состоятельных православных патриотов. Вот как формулирует эту идею сам Шмаков: «Когда-то старые друзья-помещики съезжались друг к другу в гости, коротали за разговорами и чтением книг длинные зимние вечера. Традиции живы и теперь… Мы строим не дома, мы строим образ жизни. Я считаю обязательным строительство в каждом поселке «Сапсана» православного храма». Кроме храма с шестью престолами (таких и в Москве нет) на территории Княжьего озера расположены зоопарк, вертолетная площадка с гаражами для вертолетов, элитные школа «Президент» и детский сад «Голицынский», медицинские центры, банк, рестораны, гостиницы. Нижний барьер стоимости коттеджа для православной элиты — 2,5 млн долларов. Разумеется, преобладает духоносный стиль а-ля рюс, но с использованием лучших мировых технологий, импортных оборудования и стройматериалов. Помимо Княжьего озера Шмаков построил еще 15 поселков бизнес-класса, не считая проектов на Чукотке, которые он осуществлял, будучи вице-губернатором Чукотского автономного округа.

Compromat.Ru

Сергей Шмаков

Как сообщает сайт Московской бизнес-школы (MBS), Сергей Шмаков родился в 1968 г., окончил приборостроительный техникум, после чего основал строительную компанию. В возрасте 24 лет стал вице-губернатором Чукотки, потом обратился в православие и родил шестерых детей. Возможно, помимо бизнеса и религии Шмакова с Кириллом сблизил автоспорт — будущий патриарх как-то признался, что любит гонки и быструю езду, Шмаков же — абсолютный чемпион России по ралли-рейдам.

Изучая сайт Княжьего озера, где описываются все прелести спокойного и благополучного загородного жития, понимаешь: «уникальная церковь» предлагается клиенту как часть системы «экстра, все включено». «У нас все самое лучшее», — твердит сайт. Это касается и религиозной жизни «озерных князей», тоже сытой, успешной и благополучной. Духовное окормление жителей? Его осуществляет старец Илий, духовник Оптиной пустыни и, по слухам, самого патриарха. Великое освящение храма? Пожалуйте, вот вам патриарх собственной персоной. Святыня? Древняя чудотворная икона.

В списке объектов инфраструктуры Княжьего озера храм занимает 11-е место. После того как журналисты заинтересовались доступностью этого объекта для простых верующих, представители Московской патриархии начали заявлять, что храм открыт не только для жителей элитного поселка, но и для населения окрестных сел. Однако официальный сайт Княжьего озера утверждает обратное. Там говорится, что «с целью обеспечения высокого уровня безопасности» все объекты инфраструктуры охвачены «многоуровневой системой контроля», включающей «круглосуточный мониторинг территории; патрулирование и объезд улиц; электронный контроль периметра поселка».

Недоступность святыни в подобном месте для простых верующих была одним из аргументов музейщиков против ее передачи нуворишам. Русский музей предлагал поместить чудотворную икону в храм св. архистратига Михаила при музее, но ни патриарх, ни министерство на это не отреагировали. Впрочем, если вся эта история сделала элитный храм чуть более общедоступным, можно только порадоваться. Однако массового паломничества туда все равно ожидать не приходится.

«Очевидно, что если в храм ходят непростые граждане, обладающие большой властью и деньгами, то освящать их достаток должна священная реликвия, соответствующая бизнес-классу, — полагает директор Института религии и права Роман Лункин. — Это не только часть имиджа компании, которая демонстрирует, что у нее действительно может быть «ВСЕ включено», но и привлечение новых клиентов во время экономического кризиса». Реакция музейщиков и вообще культурной общественности России, в массе своей православной, могла бы стать хорошей иллюстрацией здорового гражданского общества, о котором так печется президент Медведев.

Могла бы, но не стала — в Русский музей, сотрудники которого за эти дни написали массу открытых писем, звоня во все колокола, едет комиссия Минкультуры, которая обязательно выявит нарушения в работе отдела древнерусского искусства — главного бастиона сопротивления богомольным нуворишам. Хоть иконы в музее уже нет (и, скорее всего, никогда не будет), хоть власть попрала закон о музейных фондах, виновные в сопротивлении хозяевам жизни все равно будут наказаны. […]