Передел Продукции

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Правительсто РФ признало использование режима СРП на прежних условиях нерациональным

Последние события вокруг проекта “Сахалин-2” на первый взгляд не имеют двойного дна. Крупный проект по добыче нефти и газа на условиях раздела продукции полностью принадлежит иностранным компаниям. С учетом новейшей российской энергетической политики такое положение неприемлемо, и исправить его берется флагман госкапитализма “Газпром”, который договаривается с Shell (один из участников проекта) об обмене активов. В результате газовая монополия хочет получить 25% в операторе проекта Sakhalin Energy.

Сделка была бы выгодна “Газпрому”, но у него что-то не заладилось с Shell, переговоры зашли в тупик — вернее, в тупик зашло руководство Shell, которому в обмен на потерю контроля над экспортом в сахалинском проекте предложили всего лишь долю в месторождении Заполярное. После того как в дело вмешались Росприроднадзор и прокуратура, а Минприроды отменило собственную положительную экспертизу проекта, у Shell исчезла последняя надежда выйти из тупика: дальнейшая реализация проекта застопорена минимум на год, если Sakhalin Energy вообще сохранит свои лицензии на месторождения.

Но если допустить (теоретически), что экологические проверки “Сахалина-2” никак не связаны с интересами “Газпрома”, становится видно другое измерение “сахалинского дела” — еще более государственное, чем сам “Газпром”. В начале сентября правительство было ознакомлено с докладом межведомственной комиссии по СРП (соглашения о разделе продукции) за 2005 г. За время существования в проекты на основе СРП (их всего три, в том числе “Сахалин-1” и “Сахалин-2”) было инвестировано около $18 млрд, а государство получило от них доход чуть более $500 млн. По мнению независимых экспертов, сумма чуть занижена, но все равно доход государства не превышает $700 млн. Соглашения заключались в 1990-е, когда ни у государства, ни у российских компаний не было средств инвестировать в разработку месторождений, поэтому иностранные инвесторы получали крайне выгодные условия. Сейчас ситуация изменилась, и на фоне сверхприбылей от экспорта нефти и газа сумма в $700 млн кажется смешной.

Все чиновники согласны, что дальнейшее использование режима СРП нерационально, но не все согласны с тем, что существующие проекты должны работать. Так считает министр экономразвития Герман Греф, а вот, например, экологи и прокуроры думают иначе. И по их вине Россия вновь оказалась на грани международного скандала. Акции двух японских компаний, владеющих 45% Sakhalin Energy, вчера начали падать, и японский министр иностранных дел Таро Асо назвал решение российского Минприроды однобоким и непрозрачным. Генеральный секретарь кабинета министров Синдзо Абэ заявил, что ситуация может повредить развитию двусторонних отношений между Россией и Японией. Европейская комиссия в своем коммюнике призвала российские власти дать четкое объяснение своих претензий.

Международное сообщество зря удивляется, ведь “сахалинское дело” как две капли воды похоже на дело ЮКОСа, легко проглоченное и Западом, и Востоком. Параллелей много: и институциональные (преследование ЮКОСа означало пересмотр государством отношений с ТЭКом, в случае с “Сахалином-2” речь идет лишь о СРП), и применяемый инструментарий (экологический контроль сегодня вполне сравним с налоговой системой 1990-х, которая давала необходимые “крючки” на любую крупную компанию), и даже результат: в обоих случаях есть конкретный игрок, выигрывающий от действий властей.

Если увеличение контроля над ТЭКом действительно является государственной политикой, зачем растягивать шоковую терапию надолго? Можно сразу объявить национализацию, и международное сообщество навсегда перестанет мешать российской энергетической безопасности. Впрочем, свежие заявления о возможном уменьшении госдоли в “Роснефти” ситуацию проясняют — полученные активы можно продать еще раз, причем тем же самым иностранным инвесторам.

Оригинал материала

«Ведомости» от origindate::20.09.06