Передозировка. ФСБ провела эксперимент на заложниках

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::28.10.2002

Передозировка

ФСБ провела эксперимент на заложниках

Сергей Дюпин

Фото: REUTERS

Заложники, которых сразу не вынесли из отравленного газом зала, были обречены

Вчера президент РФ Владимир Путин объявил траур по жертвам теракта в театральном центре на Дубровке. В списках погибших значились 117 заложников и 50 террористов. Эта цифра не окончательная – десятки людей находятся в критическом состоянии в реанимации. Практически всех заложников, как признал вчера комитет здравоохранения Москвы (и написал в экстренном выпуске Ъ), убил газ, использованный спецназом. Причем этот газ не находится на вооружении "Альфы". Нельзя исключать, что погибшие заложники стали жертвой эксперимента, проведенного в рамках всемирной борьбы с терроризмом. О штурме – Сергей Дюпин.

"Мы с вашими властями договорились"

О спецоперации по освобождению заложников Ъ рассказал в воскресном экстренном выпуске. Но мы решили вернуться к субботним событиям, выяснив подробности самого драматического события штурма – газовой атаки, стоившей жизни террористам и, как теперь выясняется, 115 из 117 погибших заложников.

Еще за два часа до начала штурма с Мовсаром Бараевым пытались договориться по-хорошему. Ему на мобильник звонили политики, генералы и даже криминальные "авторитеты". Одним из последних с террористом из Краснопресненской пересыльной тюрьмы связывался "вор в законе" Лечи Исламов (Борода). Разговор, как рассказал Ъ сам Лечи, не получился: "Он ваххабит, а ваххабиты не признают никаких авторитетов – ни религиозных, ни тейповых, ни наших". Правда, как утверждает "законник", Мовсар попросил перезвонить ему в десять утра и тогда, возможно, он кого-нибудь отпустит.

Когда они говорили, бойцы спецгруппы "Альфа" уже действовали в театральном центре на Дубровке. Туда они отправились после почти двухдневных консультаций с техническими сотрудниками центра, которым удалось сбежать в первый день от террористов.

– Достав план здания,– рассказал Ъ один из техников,– чекисты поинтересовались, где проходят вентиляционные короба и шахты. В ночь перед штурмом одна из спецгрупп проникла на первый этаж здания, где располагались технические помещения. Там везде большие, в рост человека, окна. И террористы, опасаясь снайперов, туда не спускались.

Из подсобок спецназовцы проделали небольшие отверстия в стенах и перегородках. С их помощью удалось получить доступ к вентиляции, а также установить видеоаппаратуру, которая позволяла контролировать все события, происходящие в зрительном зале. Так спецназовцы выяснили, что вооруженные автоматическим оружием мужчины-террористы находятся на сцене и на втором этаже захваченного здания. Зрительный же зал в основном контролируется женщинами-камикадзе. Последние, буквально увешанные взрывчаткой, и представляли главную опасность для заложников. Они расселись таким образом, чтобы при взрыве размещенные на них бомбы уничтожили все живое в зале. Кроме того, мощные бомбы были обнаружены в центре зала, а также у колонн, которые удерживали балкон и потолок.

В штабе по освобождению заложников газовая атака была резервным вариантом – до последнего момента все надеялись на то, что с террористами удастся достигнуть компромисса на переговорах. Когда же наблюдатели доложили в штаб о начале стрельбы (после первого расстрела из зала попыталась вырваться целая группа заложников), было принято решение о начале штурмовой операции.

– Когда в зале раздались очереди, мы находились в подсобке первого этажа со спецназовцами,– продолжает собеседник Ъ.– Альфовцы тут же начали связываться с кем-то по рациям и, судя по их разговорам, получили добро на штурм. Правда, та группа, которая была с нами, в бой не вступила. Спецназовцы подошли к отверстиям в стенах, ведущим в вентиляцию. Некоторые из них сняли с плеч рюкзаки и вытащили баллоны, напоминающие те, с которыми плавают аквалангисты. Только меньшие по размеру и пластиковые, а не металлические. Что было дальше, я не знаю. Перед тем как выпустить газ, нас, гражданских, вывели из здания за оцепление.

Газовой атаке предшествовала свето-шумовая подготовка. Из десятка подствольных гранатометов спецназовцы открыли огонь по огромному рекламному плакату с надписью "Норд-Ост", который закрывает окна второго этажа на фасаде здания. Гранаты, пробивая ткань плаката и стекла, влетали в зал и разрывались. Люди в прямом смысле глохли и слепли.

– Террористы решили, что проникший в здание спецназ забрасывает их гранатами с балкона и стали стрелять туда, отвлекшись от заложников,– рассказал Ъ один из участников штурма,– но стрельба через мгновение стихла – начал действовать газ.

– Я толком не понял, что произошло. Штурм начался, когда мы спали в креслах. Раздались выстрелы, взрывы, а потом резко перехватило горло,– рассказывает заложник Сергей Новиков.– Они (террористы.– Ъ) предупреждали, что если при стрельбе мы попытаемся укрыться, то они взорвут бомбы. Поэтому под кресла никто не лег. Все просто пригнулись и закрыли головы руками. Потом совсем стало нечем дышать. Я не мог и двигаться. Меня словно парализовало. Подумал – все, конец. Потом, не знаю сколько прошло времени, сознание вернулось. Какой-то парень в темной форме нес меня на плече. Запомнил, что в другой руке у него длинная винтовка, наверное, он был снайпером.

Бараевцев били в глаз – как белок

Фото: REUTERS

Даже криминальным «авторитетам» не удалось уговорить Мовсара Бараева. Спецназ его просто убил

Газ подействовал не только на террористов и заложников, но и на самих штурмовиков. Если бойцы "Альфы" отправились в здание, сделав себе инъекции, блокирующие действие газа, то следовавший вторым эшелоном СОБР весь перетравился.

– Мы должны были подчищать за "Альфой",– рассказал боец спецназа Александр,– добивать террористов и выводить заложников, но помощь понадобилась нам самим. Едва глотнув воздуха в зале, весь отряд как по команде начал блевать...

Но серьезных отравлений никто из спецназовцев, в отличие от заложников, не получил. Видимо, сказалось отменное здоровье и хорошая физическая подготовка. Кроме того, сыграло роль то, что в отравленном помещении штурмовики, в отличие от заложников, находились недолго. Следом за СОБРом в здание вошли сотрудники столичного управления по делам ГО и ЧС.

– О часе "икс" нас никто не предупреждал заранее,– рассказывает спасатель Юрий Пугачев.– Мы спали в микроавтобусе метрах в ста от центрального входа в здание. Проснулись от взрывов. Через несколько секунд по рации команда – готовность номер один в течение трех минут. Но и этого времени не оказалось – всей толпой бросились в фойе. Там еще шла стрельба, какие-то люди оттащили нас и приказали лечь за припаркованные на площадке перед центром легковушки. Когда стрельба стихла, вернулись в здание. Вначале отправились по лестницам на второй этаж, который уже зачистила "Альфа". Руководство операции говорило, что всех шахидок удалось уничтожить до того, как они привели в действие закрепленные на них взрывные устройства. Может быть, это и так, но лично я видел трупы нескольких женщин в черной одежде, у которых были буквально разорваны взрывами животы. Очевидно, взрывчатка была не очень мощной, а взрывная волна распространялась в сторону от террористок.

На втором этаже находились и трупы большинства мужчин-террористов. Мовсар Бараев и десяток захватчиков были застрелены в подсобке буфета, где установлены холодильники. Здесь не было окон, и боевики, забаррикадировавшись, обезопасили себя от снайперов с улицы. Но спецназ их все равно достал через двери. Бараевцев били как белок – в глаз.

В зале до полусмерти отравленных газом женщин-террористок добили контрольными выстрелами в голову. Они так и остались сидеть в креслах в шахматном порядке.

– Добивали всех, на ком была взрывчатка,– рассказывает альфовец.– Потому что люди еще могут отойти или, наоборот, у них начнутся конвульсии. В общем, чтобы случайно никто не нажал на кнопку, делали контрольные...

Общий наркоз для заложников и террористов

Пока саперы обезвреживали бомбы в зале, спасатели эвакуировали заложников.

– Из них практически никто не мог передвигаться самостоятельно,– рассказывает спасатель Пугачев.– Многие были без сознания. Их выносили на носилках, потом, когда носилки кончились,– на руках. Все, кто еще мог говорить, просили об одном – пить. Видимо, руководство штаба знало, что газ даст такую реакцию – к зданию постоянно подносили упаковки с полуторалитровыми бутылками "Святого источника". Какую-то специальную медпомощь заложникам мы не оказывали – этим занимались врачи в больницах. Мы их просто выводили из состояния шока, вкалывая обычное обезболивающее...

Юрий Пугачев утверждает, что спасательные группы не имели никаких спецпрепаратов для того, чтобы нейтрализовать действие газа на пораженных им людей. И что это за газ, они не знают, да и вообще сталкиваются с подобными проблемами впервые. Состояние пострадавших они описывали так: "То ли спящий глубоким сном, то ли мертвый. Сразу и не отличишь".

Наверное, по этой причине живых и мертвых заложников буквально набивали в машины "скорой помощи", а "сортировка" осуществлялась, когда машины отъезжали от здания центра на безопасное расстояние. Однако, несмотря на то что помощь пострадавшим оказывалась довольно быстро, число погибших среди заложников вчера достигло 117 человек.

Вчера на пресс-конференции председатель комитета здравоохранения Москвы Андрей Сельцовский заявил, что из 63 мужчин и 54 женщин только двое умерли от огнестрельных ранений. Все остальные – от последствий воздействия специального газа. Основные последствия этого воздействия связаны с нарушением дыхания и кровообращения. Установлено, что газ представлял собой вещество общего наркотического действия, которое применяется в хирургии для наркоза.

Как считает главный анестезиолог Москвы Евгений Евдокимов, к смерти людей, возможно, привела передозировка этого вещества. Возраст самой молодой заложницы, погибшей после штурма, 13-14 лет, заявил господин Евдокимов. По его словам, у нее были многочисленные нарушения кровообращения и, несмотря на "отчаянную помощь" врачей, спасти ее не удалось.

Как заявил глава московского Центра лечения острых отравлений Евгений Лужников, действие примененного спецсредства было практически мгновенным. Он уточнил, что одна из главных "причин летальности – нарастание полиорганической симптоматики, то есть недостаточность сердечная, дыхательная, кровообращения и т. д.".

Как заявил господин Сельцовский, до начала штурма медики не знали о характере спецсредств, которые будут применяться. Однако он отметил, что антидот (стандартное армейское противоядие в шприцах), который применялся после воздействия этих спецсредств,– широкого действия и рассчитан на нейтрализацию довольно большого количества спецсредств.

Но только не применяемого газа.

Заместитель министра внутренних дел Владимир Васильев утверждал, что в ходе операции не использовались спецсредства, которые могли вызвать смерть людей. С помощью спецсредств были нейтрализованы "женщины-камикадзе, которые не смогли привести в действие в зале взрывные устройства", подчеркнул он. Генерал Васильев не сказал, какие именно спецсредства применялись при освобождении заложников. Возможно, он просто не знал, что это за газ.

– Мы и "Альфа" решаем сходные задачи,– рассказал Ъ один из руководителей СОБР главного управления по борьбе с оргпреступностью МВД.– Соответственно, и вооружение у нас примерно одинаковое. Мы используем обычный слезоточивый или нервно-паралитический газ, иногда смесь из таких газов. Ими заряжены и баллончики для самозащиты, которые можно купить в магазинах. Наши газы отличаются от "гражданских" более высокой концентрацией поражающих веществ. И распыляются не из баллончиков, а при помощи гранат. Могу с уверенностью сказать, что газа, который использовался в театральном центре на Дубровке, в штатном вооружении СОБРа и "Альфы" нет. В противном случае наши сотрудники при штурме использовали бы средства индивидуальной защиты от него и не оказались бы среди пострадавших.

Откуда появился этот газ, собеседник Ъ не знает. В ФСБ по этому поводу вообще ничего не говорят, ссылаясь на то, что лишняя информация позволит террористам найти защиту от нового спецсредства. Собеседник Ъ лишь отметил, что действие газа в данном случае было похоже на употребление водки – одному и стакана хватит, а другому и бутылка как слону дробина.

Западные эксперты, в частности служащий ВМС США, специалист по несмертельному оружию университета в Пенсильвании Рон Мадрид, на которого ссылается AP, считают, что ФСБ применила успокаивающий газ в сильной концентрации. Он мог быть изготовлен на основе валиума или галлюциногенных препаратов. Работы над такими газами в США были прекращены в 1960-х годах. Почему, эксперт не объяснил, сославшись на международные соглашения и директиву властей США.

– В моей практике подобный газ не использовали,– заявил Ъ бывший руководитель антитеррористического подразделения КГБ СССР, гендиректор охранной компании "Стеллс" Владимир Луценко.– Это оружие – новейшая международная разработка в области борьбы с терроризмом.

Владимир Михайлов, бывший начальник отдела ФСБ по расследованию преступлений, совершенных с использованием взрывных устройств, заявил Ъ, что этот газ, скорее всего, не состоял на штатном вооружении российских спецслужб. Возможно, "Альфа" получила его непосредственно перед штурмом и не знала о тех последствиях, которые он вызовет.

Известно, что перед штурмом директор ФСБ Николай Патрушев и глава МВД Борис Грызлов встречались с иностранными специалистами в области антитеррора, в частности прилетевшими из Великобритании. Возможно, газ, уничтоживший как террористов, так и заложников (150 человек до сих пор находятся в реанимации, из них 45 в тяжелейшем состоянии), прибыл из-за границы. Но скорее это разработка еще советских специалистов. Учитывая, что в последние годы подобные работы из-за недофинансирования заморожены, можно сделать вывод, что в контртеррористической операции использовался газ, так и оставшийся экспериментальным. Только эксперимент в данном случае проводился не в лаборатории, а на людях.