Перед гибелью Немцов просил защиты у полиции

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Борис Немцов

Сам политик, похоже, предчувствовал, что с ним может что-то случиться. Об этом свидетельствуют материалы расследования громкого убийства


Накануне убийства Бориса Немцова полиция отказалась возбуждать уголовное дело о загадочных угрозах, поступавших в его адрес. В правоохранительные органы политик обратился в период, когда, согласно версии СК РФ, за ним уже велась слежка.


Сам Немцов, похоже, предчувствовал, что с ним может что-то случиться. По крайне мере - произнес несколько пророческих фраз. Об этом свидетельствуют материалы дела о расправе над политиком.


Как стало известно «Росбалту», согласно материалам расследования об убийстве Бориса Немцова, следователи изначально уделяли большое внимания «ярославскому следу». В этом регионе политик был депутатом и развернул весьма бурную деятельность. В частности, вскоре после преступления СК РФ допросил губернатора Сергея Ястребова и его бывшего заместителя Александра Сенина. Последний, кстати, лишился поста после ряда разоблачений Немцова. Также следователи побеседовали с председателем облдумы и значительной частью депутатов.


Все они говорили примерно одинаковое: Немцов был человеком крайне эмоциональным, склонным к популизму, сосредоточенном на собственной персоне, а его деятельность в парламенте характеризовали негативно. Однако о мотивах и «заказчиках» преступления предположить ничего не могли.


Гораздо больше пользы СК РФ принесла помощник политика в Ярославской области. Девушка рассказала, что Немцов всегда наплевательски относился к негативным высказываниям в соцсетях, просто не обращал на них внимания. Но осенью 2014 года его неожиданно насторожили два комментария с угрозами, в том числе расправы. Политик подал заявление о возбуждении дела в правоохранительные органы Ярославской области, однако там материалы «спустили» участковому. Тот, проведя проверку, в конце 2014 года вынес постановление об отказе в возбуждении дела. А через два месяца, 27 февраля 2015 года, Немцова застрелили в Москве.


Проверяя эти показания, СК РФ нашел им полное подтверждение. Были изъяты и приобщены к делу об убийстве Немцова материалы доследственной проверки об угрозах, проведенной участковым.


Стоит отметить, что согласно показаниям обвиняемых в расстреле политика (позже они от них отказались), как раз в период появления угроз в адрес Немцова они начали наблюдение за политиком. Так, Анзор Губашев рассказал на допросе в СК РФ, что стал читать блог Немцова в Интернете, его личную страничку, все его выступления на «Эхе Москвы» и т.д. Неустанно штудируя в течение нескольких месяцев речи и статьи политика, Анзор, по его словам, пришел к следующему выводу: «Немцов почти каждый день выкладывал свои оскорбительные высказывания в отношении России, пытался провоцировать своими речами всех граждан, своими высказываниями провоцировал разжигание ненависти и критики к России, ко всем мусульманам и к исламской религии. Мне он стал отвратителен».


Оставили ли комментарии с угрозами в адрес Немцова находящиеся сейчас под стражей люди или кто-то другой, так и не было установлено.


Помощник Немцова рассказала следователям и о практически пророческих слова политика, которые он произнес незадолго до гибели. Согласно показаниям девушки, раньше она занималась небольшим бизнесом, набрала множество кредитов и в итоге разорилась. Немцов помогал ей решать финансовые проблемы. За пару недель до его гибели в беседе «всплыла» тема о долгах помощника. На это Немцова сказал: «Не волнуйся, если меня не убьют, мы погасим все твои кредиты». Случайно ли политик выразился так неудачно политик или у него было какое-то предчувствие, - узнать уже не удастся.


Юрий Вершов


«Обвиняемых в убийстве Бориса Немцова взяли по случайному звонку»


Как стало известно «Ъ», оперативно выявить и задержать предполагаемых убийц Бориса Немцова невольно помог один из них — Анзор Губашев. После совершения преступления он сделал случайный звонок через нелегально купленную специально «под убийство» сим-карту и таким образом засветился сам и вывел следствие на других фигурантов. Между тем на предстоящем процессе тему мобильных переговоров, скорее всего, будет использовать в своих целях уже защита: следствию так и не удалось выяснить, сколько незарегистрированных трубок было у обвиняемых и кто именно использовал их в момент убийства.


По данным близкого к расследованию источника «Ъ», уже на следующий день после убийства Бориса Немцова, совершенного в ночь на 28 февраля прошлого года на Большом Москворецком мосту в центре Москвы, следствие получило в свое распоряжение список всех мобильных телефонов и сим-карт, работавших в зоне преступления. Улицы города в момент убийства были почти пустыми из-за позднего времени и плохой погоды, поэтому сделать выборку тех, кто оказался в районе моста, было несложно. Затем из списка абонентов быстро отсеяли тех, кто пользовался своими зарегистрированными трубками, но к преступлению заведомо не мог иметь отношения. В итоге в списке осталось всего несколько подозрительных сим-карт и сотовых телефонов, также передающих свои данные на ретрансляторы. Эти мобильники активно работали перед убийством Бориса Немцова — вплоть до того момента, когда прозвучали выстрелы, а сразу после стрельбы звонки с них прекратились.


Однако идентифицировать владельцев этих средств связи не удалось. Дело в том, что сим-карты, как выяснилось, были куплены с рук и числились, как обычно бывает в таких случаях, за подставными лицами, в основном бомжами. При этом владельцы этих карт ни разу не выходили на связь с внешним миром, а поэтому невозможно было отследить и их контакты. Разбирательство с биллингом, таким образом, зашло в тупик. Однако через двое суток после убийства Бориса Немцова одна из отключенных конспиративных сим-карт неожиданно засветилась в сети буквально на несколько секунд — ее владелец сделал совсем короткий звонок в Ингушетию.


Вопросы о телефонных переговорах обвиняемых были заданы им в первую очередь, однако полученные ответы, вместо того чтобы стать ключевыми доказательствами по делу, наоборот, запутали расследование. Первым пошел было на сотрудничество с СКР предполагаемый киллер Заур Дадаев. Он рассказал, что, догоняя шедшего по мосту Бориса Немцова, держал пистолет в левой руке, а включенный мобильник — в правой. Расстреляв жертву, Дадаев якобы сказал по телефону поджидавшим его в автомобиле Анзору Губашеву и Беслану Шаванову: «Давай подъезжай», и те сразу эвакуировали его с моста.


Чуть позже разоткровенничался Анзор Губашев. Он рассказал, что, готовясь к убийству, члены его группы, имеющие зарегистрированные телефоны, купили, по его словам, также и «специальные» мобильники, которые называли между собой «фонариками». «Мы только на работе их включали — когда слежку вели»,— пояснил обвиняемый. Однако дальнейшие показания Губашева изобиловали нестыковками. По данным обвиняемого, покупал он всего два «фонарика», причем не помнит где — «в «Евросети», кажется», и две билайновские сим-карты к ним — «в каком-то переходе». Карточки, как утверждал фигурант, были приобретены по 200 руб. каждая без предъявления документов. Средства конспиративной связи, как утверждал Губашев, достались только ему и Беслану Шаванову. При этом использовали они мобильники якобы только во время слежки за Борисом Немцовым, а непосредственно перед нападением на политика выбросили их. Дадаев, по словам Губашева, пошел за жертвой вообще без телефона, а сам он просто медленно ехал за ним, не дожидаясь никаких команд.


По данным источников «Ъ», вопрос о телефонных переговорах в момент покушения следователь задал Губашеву около десятка раз, однако вразумительного ответа, хотя бы отчасти подтверждающего версию, изложенную Дадаевым, так и не получил.


Прояснить эту ситуацию, конечно, могли бы сами «фонарики», однако найти аппараты и сим-карты, как уже сообщал «Ъ», так и не удалось. Ко всему прочему через некоторое время отказались от своих признательных показаний и оба обвиняемых — теперь Дадаев и Губашев утверждают, что оперативники оказывали на них давление, вынудив таким образом подписать заранее заготовленные протоколы. Согласно последней версии фигурантов дела и их защитников, убийство Бориса Немцова в одиночку организовал и исполнил покойный ныне отставной боец чеченского полка внутренних войск «Северный» Беслан Шаванов, который подорвал себя гранатой при попытке оперативников его задержать. Шофера Анзора Губашева Шаванов якобы использовал для своих целей втемную, а Заур Дадаев в момент убийства вообще был дома и даже вел активную SMS-переписку со своей девушкой. Эту версию, по словам адвоката предполагаемого киллера Шамсудина Цакаева, защитники будут доказывать на предстоящем судебном процессе, а имеющиеся в уголовном деле «очевидные нестыковки», касающиеся мобильной связи внутри группы, помогут им убедить в своей правоте присяжных.


Сергей Машкин


Ссылки

Источник публикации