Перемены в высшем руководстве страны могут повлечь за собой кадровые перестановки и в якутских верхах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Глава компании "Саханефтегаз" Максимов пытается стать при Штырове тем же, кем стал Медведев при Путине"

Оригинал этого материала
© SakhaNews, origindate::26.12.2007, Фото: "Коммерсант"

Перемены в высшем руководстве страны могут повлечь за собой кадровые перестановки и в якутских верхах

Владимир Тимофеев

Converted 25897.jpg

Вячеслав Штыров

Проблема будущего «переутверждения» губернаторского корпуса встала сразу после того, как президент Владимир Путин назвал имя своего преемника – Дмитрия Медведева. Президентская пересменка, несмотря на жесткую установку на максимально формализованное преемничество, так или иначе, приведет к своего рода переподписанию контрактов кадрового губернаторского состава с федеральным центром. Парад губернаторских присяг при Путине, сменивший «парад губернаторских суверенитетов» ельцинской эпохи, неизбежен и при Медведеве. Процесс пойдет, стало быть, с лета 2008 года, а подготовка к нему началась уже сейчас.

Процедура переназначений губернаторов впервые была опробована в 2005 году и продолжилась в 2006-м. В тех регионах, где губернаторы успели избраться, дело свелось лишь к консультациям полпредов президента с представителями местных элит. Другим губернаторам пришлось обращаться к президенту с вопросом о доверии. В ряде регионов из-за этого вспыхнули политические интриги: например, в Ингушетии и Пензенской области главы регионов вынуждены были опровергать слухи о послании челобитных Путину.

Положение и впрямь хуже губернаторского: действующему главе региона довольно сложно публично объяснить, почему он не может обратиться в Кремль с простой просьбой о доверии.

Кремль же не стал применять универсальную тактику по отношению ко всем главам регионов. Некоторые из них, например, «правый» глава Самарской области К. Титов или «красный» губернатор Тульской области В.Стародубцев, оставили свои полномочия. Произошли в рядах губернаторского корпуса и другие потери.

Вот и теперь у теневых претендентов на региональное лидерство появился шанс. Якутия относится к регионам с подвижной повесткой дня. Кресло якутского губернатора будет качаться всегда – в такт с балансом сил в корпоративных сражениях в основных промышленных группах республики. Так что неудивительно, что в окружении Вячеслава Штырова к операции передачи власти в Москве относятся с осторожностью.

Вместе с тем, глава Якутии всегда принадлежал к когорте политически нейтральных региональных лидеров, которые не засвечены ни в крупных скандалах, ни в открытом противодействии линии федерального центра, и при этом способны держать под ногтем потенциальных конкурентов среди своих соратников в республике.

Шанс противников Вячеслава Штырова в Якутии заключается в возможности умелыми маневрами раскачать обстановку в республике, не попав при этом в опалу. То естm не публичными методами. Первые признаки игры на дестабилизацию уже есть. Прежде всего, на информационном поле. Начать боевые действия в любой момент не составляет особого труда: губернатор ведет довольно активную деятельность, а проблем в избытке: среди них и коррупционные скандалы, и тотальная убыточность якутских предприятий, и ухудшение экологической ситуации в добывающих районах, и перетекание доходов из республики в центр.

Последнюю проблему обозначил сам Штыров, и не где-нибудь, а на заседании Госсовета. Он оказался среди трех губернаторов (двое других – М.Шаймиев и Н. Меркушкин), которые поставили вопрос перед президентом: из каких средств региональные бюджеты должны обеспечить рост доходов граждан в соответствии с инициативой самого Владимира Путина увеличить ранее намечавшийся рост зарплат вдвое, если федеральный и региональный бюджеты уже сверстаны?

При этом Вячеславу Штырову в республике выдвигают традиционные претензии: «ему ничего не жалко из достояния республики, он все готов раздать и распродать», его щедрость не знает границ. Вместо того, чтобы развивать производство на республиканской сырьевой базе, он разделил генеральную мысль федерального центра о том, что якутские алмазы, нефть и газ – общенациональное достояние.

Республика полностью утратила контроль над ключевыми отраслями промышленности. В сентябре 2007 года продан пакет акций ОАО «Алмазы Анабара» (2,2 млрд. рублей), в октябре 2007 года были проданы крупные пакеты акций ОАО «Якутуголь» и ОАО «Эльгауголь» (58,1 млрд. рублей), 10 ноября 2007 года федеральная доля в АК «АЛРОСА» увеличилась до 50% плюс 1 акции. Еще раньше были проданы нефтегазовые, золотодобывающие и телекоммуникационные активы. За все это было выручено 75,7 млрд. рублей. В республиканский бюджет было зачислено всего 6 млрд. рублей. Вот основные хозяйственные факты, которые ложатся под обоснование критики Штырова.

«Якутия долгое время считалась самым независимым и состоятельным регионом в Восточной Сибири, потому что имела собственную экономику, контролировала в ней ключевые отрасли и обладала колоссальными богатствами. Это давало надежду, что хотя бы якуты смогут построить нормальную, процветающую экономику. Но президент РС(Я) лишил якутов, и всех жителей республики вместе с ними, этой надежды. Теперь и Якутия встанет в общий список однобоко развитых сырьевых сибирских регионов, с уродливой экономикой и обществом», – делает вывод эксперт Дмитрий Верхотуров (babr.ru) после того, как глава Якутии представил программу экономического развития Якутии до 2020 года – «Схему комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха(Якутия) до 2020 года».

Проблема взаимоотношений центра и Якутии, конечно, здесь очень упрощена. За критикой Вячеслава Штырова, который, очевидно, проделал большую работу, чтобы наиболее выгодно для республики расстаться с контролем над стратегическими отраслями в пользу государства, стоит чье-то обычное желание побороться за оставшиеся рычаги управления.

Разговорам о смене главы республики способствуют слухи: например, никто не забыл, что еще некоторое время назад Вячеслав Штыров активно торговался с Кремлем о цене уступки государству контрольного пакета «АЛРОСЫ». Штыров якобы договорился с Кремлем о том, что федеральный центр получает якутскую долю компании, а глава республики – пост руководителя одного из федеральных министерств. Однако эти слухи муссировались еще до перемен в правительстве.

Круг возможных наследников главы Якутии в республике традиционно не обсуждается. Однако последние хозяйственные споры заставляют предположить, что наиболее вероятный оппонент находится среди финансовой и хозяйственной элиты. В число наиболее авторитетных лиц в республике входят многие из них, имена, в принципе, на слуху. Но время от времени появляются и фавориты.

Источники в окружении якутского губернатора также говорят об активных попытках молодого главы компании «Саханефтегаз» Афанасия Максимова прозондировать свои шансы на то, чтобы стать при Штырове тем же, кем стал Медведев при Путине (а, может, и тем, кем стал Путин – при Ельцине). С той лишь поправкой, что в отличие руководителей «АЛРОСА», Максимов сейчас активно критикует политику системообразующей компании в республике.

Эта кандидатура представляется весьма интересной. Максимов однажды уже заявлял о своих президентских амбициях, участвуя в 2001 году в выборах главы республики. Уже тогда его в республике воспринимали как весьма амбициозную фигуру. Максимов реализовал ряд проектов для «АЛРОСА», в частности, покупку у ЮКОСа «Саханефтегаза» и его главного актива, независимой газодобывающей компании «Якутгазпром».

Проработав гендиректором «Якутгазпрома», он перешел на пост президента «Саханефтегаза». Его цель – установить от лица «АЛРОСА» контроль над компанией. Для «АЛРОСА» «Саханефтегаз» – ключевой актив, поскольку все добываемые ею ресурсы идут на нужды российского алмазного монополиста.

У Максимова – имидж человека, умеющего добиваться цели в самых щепетильных проектах. Ведь против покупки компанией «АЛРОСА» «Саханефтегаза» выступали многие. Он молод, энергичен, за ним – якутское происхождение и опыт авиалетной службы в условиях Заполярья. Начинал с собственного бизнеса. Его компания «Якол» имела диверсифицированный бизнес – начала с заправок, перешла в туризм и строительный бизнес, предоставляла охранные услуги.

Одна из последних созданных компаний Максимова – АК «Илин» вернула интересы владельца к первоисточнику, она занимается авиаперевозками, выполняет более трети перевозок во всех отраслях народного хозяйства республики. В контексте борьбы за власть в республике не столь принципиально, что оппоненты Максимова связывают с его именем некоторые нарушения в «Якутгазпроме». Например, вывод из «Якутгазпрома» «в пылу борьбы» ряда внушительных активов. И напротив – приобретение «Якутгазпромом» доли в принадлежащем Максимову «Яколе», чтобы реализовывать топливо на его заправочных станциях. Или неоправданное наращивание долгов «Саханефтегаза» перед «Якутгазпромом», которые сейчас могут больно ударить по потребителям: не исключено, что им придется платить за газ дополнительную стоимость для компенсации этих долгов. Противники Максимова считают, что он будет бороться за поглощение «Якутгазпрома», чтобы скрыть нарушения.

У Афанасия Максимова, как считается в якутских предпринимательских кругах, крепкие связи в Москве. Именно поэтому перспектива возможных уголовных дел против него как прежнего руководителя «Якутгазпрома» представляется весьма туманной. Слишком разные ставки: разбор полетов по итогам деятельности одной, пусть и крупной, компании – и контроль ресурсов в масштабах одного из богатейших регионов страны.