Переодевание «оборотней в погонах»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Переодевание «оборотней в погонах» FLB: За 20 лет центральный аппарат МВД увеличился в семь раз. Почему реформа МВД провалилась, так и не начавшись. Интервью генералов в отставке, специально для газеты «Совершенно секретно».

"[1]      Кирьянов В.Н., заместитель министра внутренних дел РФ:  Декларированный доход за 2010 г. – 2 122 744,53 руб. Годовой доход супруги – 4 448 921,25 руб.  Недвижимость: земельный участок ИЖС – 3913 кв.м; земельный участок ИЖС – 1582 кв.м; земельный участок (дачное строительство) – 2560 кв.м (записан на жену); земельный участок (дачное строительство) – 341 кв.м. (записан на жену); квартира – 44,8 кв.м; квартира – 95,2 кв.м; квартира – 133,3 кв.м; квартира – 56,3 кв.м (записана на жену); квартира – 105,7 кв.м (записана на жену); квартира – 143,6 кв.м (записана на жену); квартира  107,6 кв.м (записана на жену); жилой дом – 366,5 кв. м(записан на жену); подвал – 1436,3 кв. м (1/2 доли); машиноместо – 20,4 кв.м; машиноместо – 18,6 кв.м; машиноместо – 20,3 кв.м (записано на жену); гараж – 36,8 кв.м. Автотранспорт: грузовой автомобиль ГАЗ-АА; легковые автомобили Тойота Land Cruiser 200 и Тойота Land Cruiser 120 (обе записаны на жену)            Боков В.А., бывший директор Бюро по координации борьбы с организованной преступностью на территории СНГ: Декларированный доход за 2009 г. (сведения за 2010 г. не опубликованы) – 1 081 068 руб. Супруга – доходов нет. Недвижимость: земельный участок – 2000 кв.м.; земельный участок – 1000 кв.м (записан на жену); земельный участок 963 кв.м (записан на жену); квартира – 99,2 кв.м (1/2 доли); квартира 63 кв.м (1/2 доли, записана на жену); жилой дом – 769,5 кв.м (записан на жену). Автотранспорта в декларации не значится            Мирошников Б.Н., бывший начальник БСТМ МВД: Доход за 2009 г.– 1 219 512,89 руб. Недвижимость: дачный участок – 15 соток; дачный дом – 128 кв.м; гараж – 30 кв.м.; гостевой домик – 71 кв.м. Квартиры и автотранспорт в декларации не значатся.           Волынский В.А., бывший начальник Организационно-инспекторского департамента МВД: Доход за 2010 г. – 1 401 855 руб. Недвижимость: земельный участок – 1600,7 кв.м; жилой дом – 500,4 кв.м. Квартиры и автотранспорт в декларации не значатся            Смирный А.М., заместитель министра внутренних дел РФ: Декларированный доход за 2010 г. – 2 046 720,63 руб. У супруги доходов нет. Недвижимость: земельный участок – 1160 кв.м; квартира – 112,3 кв.м; дачный дом – 90 кв.м (1/2 доли); жилое помещение – 326,2 кв.м, договор найма (записано на жену). Автотранспорт в декларации не значится            Владимир Овчинский: «Я всегда говорил, что надо провести хорошую чистку»             Почему реформа МВД провалилась, так и не начавшись Реформация МВД, которую нам обещали провести быстро и с умом, буксует ощутимо и зримо. Переаттестация более чем миллионной армии милиционеров и полицейских явно не уложилась в анонсированные Кремлём рамки, с 1 марта до 1 июня 2011, и её пришлось продлить до 1 августа специальным указом Президента. Конечно, ещё под вопросом, реальны ли вообще были эти сроки, но кто их конкретно сорвал, особо гадать не приходится. О необходимости реформирования монстра МВД твердят с незапамятных времен. Но дело не сдвинулось с мёртвой точки даже после бойни, учинённой 27 апреля 2009 года в столичном супермаркете «Остров» майором милиции Евсюковым. В «царстве» Нургалиева зашевелились, только когда разразился грандиозный скандал из-за смерти в ноябре 2009-го в Бутырском следственном изоляторе партнёра британской юридической фирмы Firestone Duncan, юриста инвестиционного фонда Hermitage Capital Management адвоката Сергея Магницкого. Как выяснилось, «дело Магницкого» было инициировано сотрудниками милиции в целях сугубо корыстных: юрист Hermitage Capital Management оказался на бутырских нарах, когда фонд, в котором он работал, нашёл доказательства причастности  некоторых чинов ГУВД Москвы к хищению у государства 5,4 миллиарда рублей.   Смена декораций «После Евсюкова, – говорит генерал-майор милиции Владимир Овчинский, – люди ждали очищения МВД, любыми средствами. Но очищения не происходит». Овчинский – доктор юридических наук, бывший помощник министра внутренних дел и экс-руководитель российского бюро Интерпола. До недавнего времени Владимир Семенович работал советником председателя Конституционного суда. И не раз публично заявлял, что реформа МВД провалилась, не начавшись. После чего председателю Конституционного суда Валерию Зорькину намекнули из Администрации Президента, что от такого советника надо избавиться. После смерти Магницкого, в конце 2009-го, утверждают источники, министра вызвали на ковёр в Кремль, сказав: «Надо реформироваться». Рашид Гумарович дисциплинированно ответил: «Есть!» Так что времени на всякого рода подготовительные работы и чистку органов от «евсюковых» у аппарата Нургалиева было более чем достаточно. Но парадокс в том, что Нургалиеву приказали не только провести собственно кадровую зачистку, что нормально, но ещё и реформировать самого себя: концепцию реформы МВД должен был разработать аппарат самого МВД. Судя по доступным источникам, непосредственно этим занимались заместитель министра внутренних дел генерал-полковник Александр Смирный и начальник Организационно-инспекторского департамента МВД генерал-майор Владислав Волынский. К слову, сам генерал Волынский переаттестацию на службу в полиции не прошёл! 30 апреля 2011 года указом президента он от занимаемой должности освобожден. Потрясает сам факт: один из основных разработчиков реформы МВД, чуть ли не её «отец», — и не соответствует, как оказалось, критериям реформы. Это ли не «лучшая» характеристика всего действа как такового? Хотя, скорее, всё проще: мавр сделал своё дело... В беседе со мной Владимир Овчинский откровенно признал, что не может понять происходящее в МВД: «Это какая-то странная реформа, мало похожая на реформу. Я, например, не понимаю, что это такое, потому что кардинальные вопросы реформирования МВД там не решаются. Где сама концепция реформы: что реформировать, во имя чего и зачем? Как таковая сама реформа никогда и никем публично не обсуждалась, её концепции нет и не было. Не обсуждаются также структура, направления деятельности, да ничего вообще не обсуждается! Даже в парламенте эту «реформу» не обсуждали, а все попытки провести парламентские слушания исправно гасились». По мнению генерала Овчинского, «что бы мы ни взяли, ничего не проработано, всё в каком-то недоразвитом состоянии находится». В том числе пресловутая переаттестация, которую «руководство МВД считает своей гордостью». «Я всегда говорил, что надо провести хорошую чистку. В своё время, когда я был помощником министра внутренних дел Куликова, такую чистку провели: подняли компрометирующие материалы, публикации, оперативные материалы, провели служебные проверки – и кого-то отправили на пенсию, а на кого-то передали материалы в прокуратуру. Вот такую бы и провели чистку, назвав её аттестацией. На деле же всё проводится как-то странно. Возьмём самые громкие дела, например, Магницкого: весь Интернет заполнен информацией о грубых нарушениях законности, фактически преступлениях, совершённых сотрудниками МВД, следователями, оперативниками в отношении погибшего в СИЗО Магницкого. И где результаты этих проверок, что с этими людьми, почему они не наказаны, а получают повышение?! Если же распространяемая о них информация является ложью и клеветой, почему не привлекают тех, кто её якобы фабрикует, есть же соответствующие статьи УК! Но если их не применяют, значит, всё, что пишут, правда? И встаёт вопрос: да что же это тогда за аттестация и реформа МВД?..» «Освобождение» МВД по собственному желанию Может, генерал Овчинский слишком строг к бывшим коллегам: чуть не ежедневно нам сообщают, что президент увольняет генералов милиции буквально десятками. На сайте президента даже рубрику специальную завели: «Кадровые изменения в системе МВД». И все эти кадровые решения неизменно преподносят нам именно как реформирование МВД: вот она, реформа в действии, чистка славных рядов в разгаре... Правда, официальная формулировка публикуемых указов президента более сдержанна: там нет слов «уволить», только «освободить от занимаемой должности». А это вполне может означать не только выход на пенсию, но и повышение или перевод на другую работу. Хотя «освобождают» порой действительно пачками. Так, 31 марта и 4 апреля 2011 года должностей лишилось сразу 10 милицейских генералов, 8 апреля – ещё 12 генералов и два полковника. Только разве так не бывало и раньше? Скажем, 18 февраля 2010 года своих должностей лишились 18 чинов МВД, включая двоих заместителей министра с генерал-полковничьими погонами. В тот же день президент Дмитрий Медведев на расширенной коллегии МВД сообщил, что «это начало серьёзной реформы министерства». Но рукоплескания оказались преждевременными: за грандиозное «очищение» выдали обычную кадровую ротацию и плановый выход генералов на пенсию по достижению предельного возраста. Некоторые из «освобожденные» позже всплыли на других должностях... Однако количество «освобождённых» в этом году всё же впечатляет. Если посчитать лишь по опубликованным указам, то с января 2011 года, за неполных 4,5 месяца (на момент написания этих строк) своих должностей лишились 137 из 375 чинов МВД, числившихся в номенклатуре президента: 120 генералов (один генерал-полковник, 11 генерал-лейтенантов и 108 генерал-майоров) и 17 полковников. Много это или мало? — За весь 2010 год (опять же, по доступным указам) своих должностей лишились 65 чинов номенклатуры президента, в том числе 58 генералов (пять генерал-полковников, 11 генерал-лейтенантов и 42 генерал-майора). Выходит, всего за 4,5 месяца этого года своих должностей лишилось в два раза больше милицейских генералов, чем за весь прошлый год. Кстати, согласно документу с длинным названием «Перечень должностей высшего начальствующего состава в органах внутренних дел РФ, в Федеральной миграционной службе, в Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территориях государств – участников СНГ и соответствующих этим должностям специальных званий» (далее «Перечень должностей...»), в МВД (вместе с ФМС) запланировано всего 335 генеральских должностей. А тут уже 120 генералов снято – это ли не чистка?! Не будем спешить с выводами: может, это опять ротация кадров, к реформе имеющая весьма отдалённое отношение? Если вообще имеющая... Из пресловутых 137 «освобождённых» номенклатур, чиновников центрального аппарата МВД – 35. При этом никто из заместителей министра не только не лишился своих должностей, но их полку даже прибыло – из начальников Департамента обеспечения безопасности дорожного движения генерал-полковника Виктора Кирьянова повысили до замминистра. Судя по опубликованной декларации о доходах за 2010 год, непосильным гаишным трудом господин Кирьянов заработал неплохо. Хотя, конечно, вряд ли главного гаишника страны повысили до заместителя министра только лишь за успехи на квартирно-земельных фронтах... По достижению предельного возраста Ещё за эти месяцы «убыло» четыре начальника департаментов (административного, правового, финансово-экономического и организационно-инспекторского), 11 заместителей начальников департаментов, три помощника министра, начальники трёх Оперативно-розыскных бюро (№№ 5,6,7), два заместителя начальника Оперативно-поискового бюро, начальники Бюро специальных технических мероприятий МВД, Национального центрального бюро Интерпола, четыре главных инспектора, директор Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств-участников СНГ. Самые значительные потери понёс Организационно-инспекторский департамент: помимо его начальника, генерала Волынского, своих должностей лишились два его заместителя (в том числе начальник Контрольно-ревизионного управления), заместитель начальника инспекции, начальник оперативного управления и четыре главных инспектора. Департамент тыла «потерял» троих заместителей начальника, в том числе первого зама. Территориальные органы МВД лишились на окружном уровне двух начальников Главных управлений, пятерых заместителей начальников Главков, трёх начальников окружных Управлений на транспорте. Помимо них своих должностей лишились 18 руководителей региональных органов МВД и 48 их замов, 15 начальников образовательных и научно-исследовательских заведений и шесть их заместителей. Такая вот статистика. К очищению рядов отношение явно не имеющая: формально почти все эти чиновники сами написали заявление об уходе по собственному желанию, большей частью по достижению предельного возраста. Откровенно «спалился» лишь генерал-лейтенант Александр Боков, директор эсэнгешного Бюро по координации борьбы с оргпреступностью в странах СНГ: в январе 2011 года его взяли под стражу по подозрению в вымогательстве 46 миллионов долларов, в феврале освободили от должности. Явно в связи с возбуждённым в отношении него уголовным делом был снят полковник Сергей Шкеда, начальник УВД по Ненецкому автономному округу. Уголовное дело возбуждено по статьям «злоупотребление должностными полномочиями» и «фальсификация доказательств». Полковник стал виновником ДТП, но, чтобы избежать ответственности, по версии следствия, использовал свои служебные полномочия, представил в суд сфальсифицированные доказательства и дал своим подчиненным указание свидетельствовать в его пользу. Ещё одно уголовное дело возбуждено в отношении генерал-майора Николая Михайлова, экс-начальника Барнаульского юридического института МВД: его подозревают в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ) — генерал столь вольно распорядился 10 миллионами рублей, что они бесследно исчезли... Орден за Чичваркина Вот и всё. Прочие лишившиеся постов формально ни в чём таком не обвиняются, хотя репутация некоторых из них, судя по выложенному в сети компромату, та ещё. Например, когда 28 января президент снял генерал-полковника Бориса Мирошникова с должности начальника Бюро специальныхтехнических мероприятий, многие связали это с делом Чичваркина: Евгений Чичваркин неоднократно утверждал, что именно генерал Мирошников стоит за уголовным преследованием сотрудников «Евросети». Но уже 31 января министр Нургалиев «провёл торжественное мероприятие, посвящённое выходу на пенсию начальника Бюро специальных технических мероприятий МВД России генерал-полковника милиции Бориса Мирошникова». И сообщил, что генерал сам написал рапорт, когда ему исполнилось 60 лет, затем вручил Мирошникову орден «За заслуги перед Отечеством» III степени. Не ссорьтесь с губернатором Другая отставка явно скандальная, но с реформой МВД тоже никак не связана: генерал-лейтенант Юрий Горлов снят с должности начальника ГУВД Пермского края. Горлову 50 лет, предельным возрастом не пахнет, и служить бы ему ещё лет пять. В громких коррупционных скандалах генерал тоже вроде бы не замешан. Его проблема в том, что он поссорился с губернатором Пермского края Олегом Чиркуновым: чиновники не сошлись в правовой оценке истории с продажей лётного поля аэропорта Бахаревка. Землю продали за 73 миллиона рублей, но губернатор Чиркунов посчитал, что реальная стоимость её не меньше пяти миллиардов рублей, «наехал» на ГУВД за то, что те не усмотрели в сделке состава преступления. Горлова поддержал спикер Госдумы Борис Грызлов, зато на стороне губернатора оказался его сослуживец по КГБ, руководитель Администрации Президента Сергей Нарышкин, чья аппаратная мощь повесомей. Так решилась судьба незадачливого генерала: сначала пермское ГУВД замучили проверками и инспекциями, наставили неудов, а затем генерал-лейтенанту Горлову предложили на выбор две должности с понижением в других регионах — генерал-майорские. Горлов, видимо, предпочёл генерал-лейтенантскую пенсию. Ну, и где тут хоть какая-то связь с реформой?! Банальный конфликт кланов из-за дележа имущества. Назначить, чтобы снять Ряд же других отставок вызывает недоумение по иным причинам. Например, 1 апреля 2011 года указом президента с должности первого заместителя начальника Главного информационно-аналитического центра МВД снят полковник Геннадий Дулькин. Хотя на эту должность он был назначен меньше года назад — 24 мая 2010-го. Полковник Юрий Васильев перестал быть начальником управления по налоговым преступлениям ГУВД Москвы тоже 1 апреля, проработав в этой должности всего 9,5 месяцев — с 14 июня 2010 года. Генерал-майор Игорь Амельчаков 11 апреля 2011 года лишился должности начальника Белгородского юридического института МВД «в связи с реорганизацией», хотя получил это назначение лишь за 10 месяцев до того – 9 июля 2010-го. Полковник Александр Макаров был назначен начальником УВД по Зеленоградскому административному округу Москвы 27 сентября 2010 года, а уже 19 апреля 2011-го снят с должности, не успев пробыть в ней и семи месяцев. Спрашивается, какой был смысл устраивать кадровую трясучку – назначать людей, чтобы снять их несколько месяцев спустя, де-факто дезорганизовав работу их подразделений? И в чём суть назначения в феврале 2010 года заместителем начальника ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области уже достигшего предельного возраста полковника милиции Игоря Лычака — чтобы снять его в апреле 2011-го, назначив более высокую пенсию? Особо изумляет какая-то византийская схема увольнения генерал-майора Владимира Булатова, начальника Центра обеспечения оперативно-служебной деятельности по противодействию экстремизму. 27 декабря 2010 года президент Медведев подписал распоряжение № 892-рп: продлить генерал-майору Владимиру Булатову срок службы сверх установленного предельного возраста на один год. Но уже 20 марта 2011 года появляется указ № 330: освободить Булатова от занимаемой должности. В чём соль интриги: продлить службу на год и уволить через 83 дня?! Клан кланом вышибают С попыткой восстановления давно утраченного «облико морале» и реноме МВД, возможно, связано лишь увольнение генерал-майора Феликса Василькова, начальника Главного управления МВД по Дальневосточному федеральному округу. Если правдива хотя бы часть опубликованных в СМИ материалов о злоупотреблениях в Дальневосточном главке, то прокуратура должна ждать его с нетерпением и наручниками. Депутат Госдумы Борис Резник накопал целый букет фокусов, которые выкинули командированный на Дальний Восток генерал и привезённые им из Москвы сослуживцы. Резник заявил в СМИ, что заместитель Василькова по тылу был задержан за взятку, другой подчинённый попался на вымогательстве трех миллионов рублей у коммерсанта, но генерал его в обиду не дал. Ещё депутат накопал, как на строительстве коттеджа генерала бесплатно горбатились узбеки, а один бизнесмен бесплатно поставлял к его столу монгольских баранов, другой презентовал правоохранителю новый «Merсedes-Benz S500». Но самый страшный грех генерала, как утверждал депутат Резник, причастность к раскрытию информации об осведомителе, который как раз и разоблачил его помощника-взяточника. Сданного милицейского агента выкрала и, скорее всего, убила находкинская мафия... Чиновник снят, только выслуга и звание остались при нём, как и заработанная непосильным трудом генеральская пенсия. Как-то сомнительно, что его ждут суровые кары, даже если депутат и прав на все сто: пока ведомство Нургалиева сдаёт своих только в том случае, если милицейские чиновники зарвались совсем уж не по чину, всерьёз перейдя дорогу более авторитетному клану. Вот и получается, что в МВД вообще нет никаких вменяемых и очевидных критериев кадровой аттестации, переаттестации, увольнения или перемещения? Не реформа или нормальная кадровая ротация, а прямо рулетка: кому что выпадет. – В одни и те же списки попадают и те, кто замешан в коррупции, и те, кто ушёл просто по возрасту, – негодует Владимир Овчинский. – Знаю достойного генерала, который возмущён: если он всю свою жизнь честно проработал, и в отставку его отправляют по закону — настал предельный возраст, почему он должен быть списке с теми, которых снимают за явную коррупцию?! Ведь в этих списках за коррупцию только лишь пара человек, остальные по возрасту, но ведь люди думают, что раз их всех в один список поместили — всех за коррупцию и увольняют. Что же это за издевательство?! – Может, это пиар: надо же как-то показать обществу, что реформирование МВД идет? –  Это не пиар, а кристально голая непрофессионализация во всем! Не надо всех одной краской мазать, чтобы только лишь отрапортовать, что реформа идет. Это же обычная ротация: кого-то отправили в отставку, кого-то назначили... Карьерная загогулина Исходя из официальных биографий, можно прогнозировать относительно скорый уход с должности «по достижению предельного возраста» ещё трёх высокопоставленных чинов столичного Главка: генерал-майора Ивана Глухова, замначальника ГУВД, начальника Главного следственного управления; генерал-майора Вячеслава Козлова, заместителя начальника полиции, начальника управления охраны общественного порядка ГУ МВД по г. Москве; генерал-майора Николая Иванова, начальника УВД на столичном метрополитене. Глухову 56-й год, Козлову – 58-й, а главному «метрополиционеру» в этом году 60 лет. Однако он-то как раз только что успешно переаттестован в генерал-майоры полиции, хотя все сроки службы уже явно переходил... В любом случае, уволенных во много крат больше, чем в «дореформенном» 2010 году. Только уволенных ли? Формулировка «освобождён от занимаемой должности» – не синоним увольнения. Так, 20 апреля 2011 года генерал-майор милиции Сергей Козлов освобождён от должности начальника УВД по Архангельской области. А уже 6 мая президент своим указом переаттестовал его в генерал-майоры полиции. И назначил министром внутренних дел Мордовии. Причудлив и карьерный зигзаг генерал-полковника Николая Овчинникова: он был освобождён от должности статс-секретаря – заместителя министра внутренних дел ещё 18 февраля прошлого года. И тогда сказали, что Николай Александрович покинул пост по достижению предельного возраста – ему шёл 61-й год. Прошёл год с небольшим, и 6 мая 2011 года 62-летний Николай Овчинников вдруг появляется в указе президента как успешно прошедший аттестацию: он генерал-полковник уже полиции и начальник Всероссийского института повышения квалификации (ВИПК) сотрудников МВД. Такая вот карьерная загогулина. Вот только должность начальника ВИПК генерал-майорская... Приказ приказываю отменить… «Дореформенная» структура центрального аппарата (ЦА) МВД официально включала 24 подразделения: Главное командование внутренних войск, Федеральная миграционная служба (ФМС), Следственный комитет (СК), 14 департаментов, одно Главное управление, два управления, два центра, одно НИИ и Национальное центральное бюро Интерпола. Правда, в размещённых на сайте МВД «списках живых» отчего-то не значился целый ряд вполне осязаемых структур, фактически входивших в центральный аппарат: Бюро специальных технических мероприятий, оперативно-розыскные бюро (ОРБ) — их 11, Центр обеспечения оперативно-служебной деятельности по противодействию терроризму. Также скромно не перечислили в центральном аппарате Центр оперативного руководства деятельностью специальных подразделений МВД, Центр «Олимпиада-2014» МВД, Центр авиации МВД и Центр обеспечения оперативно-служебной деятельности по противодействию экстремизму МВД. С этими подразделениями в МВД уже, как минимум, 41 структурная единица. Кстати, ОРБ, возможно, больше 11-ти: я нашёл упоминание об ОРБ № 13... Правда, эксперты могут тут же сослаться на указ президента № 582 от 13 мая 2010 года, согласно которому все ОРБ и центры спецназначения теряют статус структур центрального аппарата, превращаясь в территориальные органы, работающие на межрегиональном уровне. Гениальный ход: один росчерк пера — и ЦА МВД как бы сокращён аж вдвое. Хотя, по сути, не изменилось ничего! Зато после указа информагентства поспешили торжественно отрапортовать: «Реформа МВД завершена». А не прошло и полгода, выяснилось: она ещё и не начиналась... Очередная реформация центрального аппарата МВД началась, как водится, со скандала. 5 февраля 2011 года, в субботу, министр внутренних дел Нургалиев подписал приказ № 55 «О штатной численности подразделений центрального аппарата», установивший новую структуру этого самого аппарата и её предельную штатную численность. В тот же день приказ оперативно разослали в регионы. Готовил приказ, как рассказал «Совершенно секретно» депутат Госдумы Александр Хинштейн, «отец и вдохновитель реформы МВД», заместитель Нургалиева генерал-полковник Александр Смирный. Но весь фокус в том, что, издав 55-й приказ, министр взял на себя слишком много: согласно закону, структуру центрального аппарата и его штатную численность определяет только Президент РФ. Министр же издаёт приказ только после выхода указа президента. А указа-то ещё не было! И Кремль незамедлительно поставил министра на место. В понедельник, 7 февраля 2011-го, выступив на совещании «Об основных вопросах деятельности МВД», Дмитрий Медведев сообщил: «В ближайшее время во исполнение закона я подпишу целый ряд указов. Какие это указы? Естественно, это указы, которые утверждают положение о Министерстве внутренних дел, о структуре центрального аппарата Министерства, о территориальном органе Министерства внутренних дел в субъекте Федерации. Указами будут утверждены состав и порядок работы аттестационной комиссии, предельная штатная численность органов внутренних дел, в том числе, естественно, и численность центрального аппарата». Рашид Гумарович понял, что влип: приказ № 55 спешно отменили приказом № 67 уже 8 февраля 2011 года. В регионах только успели довести до личного состава приказ № 55, как пришлось оповещать сотрудников, что ошибочка вышла, министр поторопился. Сколь высока в глазах подчиненных оказалась после этого репутация Нургалиева, можно догадаться. Размножение сокращением Но эта структурно-штатная чехарда – ноу-хау вовсе не «последней версии» Нургалиева. Мне уже приходилось рассказывать, сколь удивительные превращения и трансформации, не объяснимые никакой нормальной логикой, испытал ЦА МВД РФ за свою недолгую историю («Совершенно секретно», № 4 за 2010 г.). Напомню, что перед распадом СССР штат центрального аппарата МВД РСФСР не превышал 1500 человек. Был ещё и МВД СССР: в его аппарате числилось 2400 человек. Советский Союз рухнул, и уже на 29 января 1992 года в аппарате МВД России числится, оказывается, аж 3400 человек: в него оперативно зачислили 80 процентов аппарата МВД СССР! Так «штаб» МВД всего лишь одной из бывших советских республик в момент вырос в 2,26 раза, более чем на 40 процентов превысив штаты аппарата МВД огромного Советского Союза! Это, кстати, без учёта немалого количества структур с приставкой «при МВД», формально в центральном аппарате не числившихся. Но для тогдашнего МВД это было простительно: в него ещё входили структуры, одни из которых потом перешли в МЧС (противопожарная служба), другие выросли в автономные службы — ФМС, Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), Федеральную службу исполнения наказаний (ФСИН). Когда к январю 1997 года штат центрального аппарата (ЦА)  вырос до 3766 единиц, в Кремле решили, что это уже слишком. И раздутый аппарат МВД попытались ужать. Указ президента № 433 от 24 апреля 1998 года определил штатную численность ЦА в 3500 сотрудников, указ № 644 от 4 июня 2001 года — в 3000, а указ № 927 от 19 июля 2004 года — 2970 штатных единиц. С того момента данные о численности центрального аппарата МВД из открытых источников исчезли на несколько лет. А в феврале 2010 года «вдруг» выясняется, что центральный аппарат МВД с 3000 штатных единиц «досокращался» до 19 970 чинов! И потому его позарез необходимо урезать — хотя бы до 9264 штатных единиц. Получается, при правлении министра Нургалиева ЦА раздули почти в семь раз?! И это несмотря на вывод из МВД пожарных служб, ФСКН, ФСИН и «отдельный счёт» для ФМС. Структурные изменения МВД, начиная с 2000-го, назвать осмысленными смогут, видимо, только авторы тех реорганизаций. Прочим явно не дано понять их логику. Структура послереформенного центрального аппарата МВД обещана такая: восемь департаментов, восемь главков, девять управлений и одно бюро — 26 основных структурных единиц (без учёта Главкомата внутренних войск МВД). Но откроем утверждённый 1 марта 2011 года указом президента «Перечень должностей...»: там есть ещё ряд структурных единиц, которые в ЦА МВД как бы не значатся. Четыре центра, три бюро, Всероссийский научно-исследовательский институт МВД и Госучреждение НПО «Специальная техника и связь» МВД разбросаны по разделам «Территориальные органы МВД на межрегиональном уровне», «Образовательные и научно-исследовательские учреждения», а также «Иные учреждения». Но разве де-факто это не учреждения центрального аппарата? Ряд подразделений якобы выпал из ЦА, потому что должности их начальников уже не генеральские, а полковничьи. Так что центральных структур в МВД никак не меньше 36. По иным подсчётам — все 49... Семеро с ложкой Генерал Владимир Овчинский называет аппарат министерства «уродом, где голова больше рук и ног»: реально работающие подразделения сократили или ликвидировали, численность обеспечивающих структур больше, чем оперативных и следственных! Ни в одной полиции мира вы не найдёте таких огромных кадровых аппаратов, как у нас, утверждает Владимир Семёнович. Идёт реорганизация РОВД в населённых пунктах: там, где проживает меньше 25 тысяч человек, их упраздняют, будут отделения без дежурной части. Или вовсе не будет ничего: село фактически останется без милиции-полиции. Сведения, просочившиеся после появления скандального приказа № 55, это подтверждают: штаты уголовного розыска урезали почти в два раза — до 330 человек, почти вдвое уменьшились штаты Департамента экономической безопасности. На форуме сотрудников МВД Police-Russia.ru блоггер zll11 для сравнения привёл численность штабных и тыловых подразделений: Департамент собственной безопасности (ДСБ) — 450 человек, Департамент тыла — 570, Финансово-экономический департамент — «почти как розыск», Главное управление кадров — «больше розыска», Следственный комитет «тоже ужали по самое не хочу». Классическое «один с сошкой, семеро с ложкой»! Зато подразделение по общественным связям, пишут блоггеры, «в два раза увеличили»: по закону «О полиции» «основной критерий нашей многострадальной деятельности – мнение населения. Будем лицезреть пиаркомпании, рекламные ролики. Спляшет под гармошку начальник РОВД перед народом – глядишь, в передовики выйдет...». Практически всех экспертов возмущает совершенно необъяснимое упразднение ряда ключевых структур: по борьбе с организованной преступностью; спецмилиции, обеспечивавшей поддержание порядка и безопасности на особо режимных объектах и в закрытых городах; транспортной милиции. «Вся транспортная милиция формировалась по линейному принципу, — говорит Владимир Овчинский, — воздушная, железнодорожная, морская. Была цельная система, и вдруг ликвидировали 20 линейных управлений, создав управления в федеральных округах. Но это маразм! Федеральные округа никак между собой не связаны информационно...». Потом, говорят критики, был теракт в Домодедово. – Звучит логично, хотя, помнится, теракты на транспорте были и при транспортной милиции... Ликвидация спецмилиции – та же история: была сложившаяся система обеспечения правопорядка и безопасности на режимных объектах и закрытых территориях. И в один день её упраздняют, передав всё территориальным органам, которые, как говорит Овчинский, к этому абсолютно не готовы: ни кадрово, ни функционально, ни профессионально. Про необходимость структуры по борьбе с оргпреступностью, на мой взгляд, говорить излишне. Министерский чародей Ни господин министр, ни его заместители по поводу раздувания штабных и тыловых служб и сокращения оперативных структур никаких объяснений никогда не давали. По версии депутата Госдумы Александра Хинштейна, истоки многих проблем МВД нужно искать в заместителе министра внутренних дел генерал-полковнике Александре Смирном: «Генерал-полковника Смирного по праву называют «серым кардиналом» МВД: из всех заместителей он единственный имеет беспрецедентное влияние на министра». По мнению депутата, замминистра слишком уж рьяно радеет за выпускников Омской высшей школы милиции, питомцем которой сам и является. Природа же многих организационно-кадровых решений – в сложных отношениях с подчинёнными генерала Смирного, да и самого министра. Министру поставлена задача не столько реформировать, сколько «оптимизировать» МВД. Основа «реформы», уверен депутат, просто «тупое сокращение численности на 22 процента», причём цифра эта ничем не обоснована, а просто взята с потолка. Министра заботит только одно: любой ценой вовремя отрапортовать о завершении очередной реформы. На этой почве и возникает масса конфликтов с оппонентами: «Да у министра конфликт со всеми! У начальника Департамента обеспечения правопорядка на транспорте Вячеслава Захаренкова были сложные отношения со Смирным. Захаренков открыто отстаивал интересы своего ведомства». Просто уволить его было затруднительно, потому поступили проще: упразднили ведомство – исчезла должность. У генерал-полковника Сергея Мещерякова, руководителя Департамента по борьбе с оргпреступностью и терроризмом, по версии Хинштейна, тоже был конфликт с министром, в результате чего ведомство ликвидировали, а 49-летнего Мещерякова отправили в отставку.  Насколько реален такой подход? Владимир Овчинский: «Я слышал такие гипотезы, некоторые меня уверяли, что именно так происходило. Если это так, это преступление против системы управления!» Генерал-лейтенант Вячеслав Захаренков в беседе со мной от оценок реформы предпочёл воздержаться, сказав, что «всё равно нужно было принимать радикальные меры». По словам бывшего руководителя департамента, «реформа ещё не состоялась, не созрела, надо посмотреть каковы будут её результаты. Судить о ней можно будет по её завершению, когда пройдёт время и заработает механизм». Тогда и будет ясно, дипломатично заметил генерал, правильно или неправильно она проведена... Генерал армии Анатолий Куликов, министр внутренних дел РФ в 1995-1998 гг., в нашей беседе от прямых оценок реформы тоже уклонился, поскольку ругать нынешнее руководство МВД, с его точки зрения, не совсем этично. — А хвалить, как я понял, не за что?.. Манипуляторы-фальсификаторы Если дотошно сравнить нормативно-правовую базу, «дореформенную» и нынешнюю, многих удивит, что закон «О полиции» не так уж кардинально отличен от закона «О милиции», как в этом нас убеждали. А при чтении порой возникает впечатление (может, ошибочное?), что в старый закон просто влили побольше воды, поменяв местами ряд пунктов и придав формулировкам больший бюрократический лоск. «Слегка» усилив, разумеется, раздел «Права полиции». Отличия же нового «Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации» от прежнего, похоже, весьма условны. Новаторских пунктиков немного: об открытости для общества и публичности деятельности МВД. Министерство теперь имеет право осуществлять аккредитацию журналистов и «использовать достижения в области науки и техники, современные технологии и информационные системы». Ещё записано про выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие и расследование преступлений, вызывающих «большой общественный резонанс». В общем, лицом к обществу? Когда закон «О полиции» вступил в силу, говорит Владимир Овчинский, «с первого же дня руководство МВД этот закон стало грубо нарушать». «Чем больше всего гордились в этом законе? Тем, что полиция, как никогда, становится открытой. А реально?    – Меняют свой интернет-сайт, убирая оттуда уголовную статистику! Потом её как бы вернули, но какую: раньше вы могли получить статистику по всем регионам, по всем составам преступлений за 10 лет. А ныне – там примитивная справочка на уровне сельского отделения милиции. Это открытость?! К слову: о действенном механизме контроля над МВД нигде и ничего, кроме общих фраз. Ещё одна тема: каковы критерии оценки служебной деятельности сотрудников МВД? Пока эти самые критерии определены только приказом МВД № 25 от 19 января 2010 года. «Если вы начнёте его читать, – говорит Овчинский, – то увидите, что набор этих критериев чудовищный, маразматический, дегенеративный, других слов я найти не могу. Хорошим руководителем признаётся тот, на территории которого зарегистрировано меньше преступлений и лучше уровень раскрываемости преступлений — это же прямой путь к манипулированию и фальсификациям». В апреле 2011 года, выступая в Совете Федерации, Генпрокурор Юрий Чайка сообщил о массовой фальсификации данных о преступности в органах МВД. Всю «позитивную» статистику МВД Чайка назвал чудовищной фальсификацией, рассказав о проверке Генпрокуратуры в 80 субъектах федерации: массовые фальсификации уголовной статистики, регистрации преступлений выявлены везде. «Какая же это реформа, — говорит генерал Овчинский, – если не реформируется самый важный элемент, система учёта, регистрации преступлений и организация реагирования на них. Всё остается прежним. А в июне прошлого года вышел новый приказ Нургалиева, повторивший всю ту же примитивную и пещерную систему регистрации, действующую со времен Советской власти...». Трудно сказать, какая это уже по счёту попытка реформации МВД, ещё при Брежневе и Щёлокове превратившегося в структуру почти феодальную: милицейские начальники врастали в местный быт, блюдя интересы не Центра, а местного барона. С 1992 года интересы эти были уже столь конкретны, что милиция в своей массе стала походить больше на феодальную дружину, вышедшую на Большую дорогу. Тем паче, в то время основных милицейских конкурентов с Лубянки непрестанно трясло в горячке аппаратных преобразований. А здесь – как в системе сообщающихся сосудов: если у кого-то убыло, у другого непременно должно было прибыть. При Советской власти проблему решали традиционно: слиянием с госбезопасностью (НКВД Ягоды-Ежова-Берии, «Большое» МВД Берии) либо обильным насыщением чекистами высшего эшелона и ключевых структур ведомства. Желаемый эффект достигался, но краткосрочно. «После Ельцина» решили пойти по «андроповскому» пути, забросив в тыл МВД массированный чекистский десант, захвативший ключевые «высоты». Насквозь прогнившая и недееспособная, однако колоссальная система МВД на корню заглушила все попытки её реформирования: либо отторгая чиновников госбезопасности, либо переваривая их в своём чреве. Впрочем, чего можно было ждать, если сама Лубянка оказалась столь же больна, нереформируема и слабо приспособлена к оперативным переменам? Как могли кадры больного и не очень дееспособного ведомства вылечить другой больной организм? В какой-то степени мысль подтвердил генерал-лейтенант Александр Овчинников, бывший начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП), сказав мне: «Нельзя реформировать только одно отдельно взятое правоохранительное ведомство, одну структуру». Так может, суть именно в этом? А ещё без ответа остаётся вопрос, для чего тогда вся эта реформационная имитация: лишь для того, чтобы остудить закипающее общественное мнение, а впридачу  «слегка» подоить бюджет и, взяв под козырек, отрапортовать президенту «Ваше указание выполнено»? Владимир ВОРОНОВ, "Совершенно секретно", #6, июнь 2011 г. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации