Переписали

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Спичрайтеры Дмитрия Медведева повторили абзац из речи казахского министра, поместив его в речь президента

1226919946-0.jpeg В начале нынешней осени президент России Дмитрий Медведев встретился с командующими военными округами Вооруженных сил РФ на полигоне Донгуз в Оренбургской области. Внимательное изучение речи Дмитрия Анатольевича перед российским генералитетом вызвало ощущение дежавю: кто-то это уже говорил. Покопавшись в Интернете, я пришел к ошарашивающему выводу: президент России дословно повторил внушительный фрагмент выступления министра обороны Казахстана Даниала АХМЕТОВА полуторагодичной давности. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить тексты выступлений Даниала Кенжетаевича и Дмитрия Анатольевича.

Из выступления министра обороны РК Даниала АХМЕТОВА на совместном заседании палат парламента Казахстана 26 апреля 2007 года:

Во-первых, речь идет о совершенствовании организационно-штатной структуры и системы базирования войск. Если говорить просто: все боевые соединения, воинские части должны быть переведены в категорию постоянной готовности.

Вторая задача — повышение эффективности системы управления Вооруженными силами. Без этого невозможно рассчитывать на успех в современных войнах и иных вооруженных конфликтах.

Третья позиция — совершенствование системы подготовки кадров, военного образования и военной науки — то, что мы делали раньше, и то, что в настоящий момент является одной из главных задач.

В-четвертых: нам нужна армия, оснащенная современным оружием. Этому вопросу необходимо уделять первостепенное внимание.

И в заключение, о чем хотел бы сказать, — социальное самочувствие Вооруженных сил: начиная от денежного содержания, жилищных условий, условий для быта и заканчивая самыми разными иными вопросами. Эти факторы и будут определять боеспособность казахстанской армии.

(Источник: сайт парламента РК)

Из выступления президента России Дмитрия МЕДВЕДЕВА перед командующими военных округов ВС РФ на полигоне Донгуз 26 сентября 2008 года:

Во-первых, речь идет о совершенствовании организационно-штатной структуры и системы базирования войск. Если говорить просто и прямо: все боевые соединения, воинские части должны быть переведены в категорию постоянной готовности.

Вторая задача — это повышение эффективности системы управления Вооруженными силами. Без этого невозможно рассчитывать на успех в современных войнах и иных вооруженных конфликтах.

Третья позиция — это совершенствование системы подготовки кадров, военного образования и военной науки — то, что мы делали раньше, и то, что в настоящий момент является насущной задачей.

В-четвертых: разумеется, нам нужна армия, которая оснащена самым современным оружием. Этому вопросу мы будем уделять первостепенное внимание.

И, наконец, последнее, но не по значимости, о чем хотел бы сказать, — это социальное самочувствие Вооруженных сил: начиная от денежного содержания, жилищных условий, условий для быта и заканчивая самыми разными иными вопросами. Эти пять факторов и будут определять боеспособность наших Вооруженных сил.

(Источник: газета “Ведомости” от origindate::29.9.2008 г., газета “Телеграф” от origindate::29.9.2008 г.)

Разумеется, если сравнивать полные тексты обеих речей, то различия в них есть.

Скажем, в своем выступлении Даниал Кенжетаевич — в отличие от Дмитрия Анатольевича — ни словом не обмолвился о строительстве атомных ракетных крейсеров и подводных лодок, а также о проблемах совершенствования ракетно-космических войск. По той простой причине, что ни того, ни другого на вооружении казахстанской армии нет и не может быть по определению. Но, согласитесь, трудно себе представить ситуацию, когда два человека, не сговариваясь, излагают стратегические задачи двух хоть и дружественных, но совершенно разных армий одними и теми же словами.

Кстати, у россиян уже есть опыт “творческого заимствования” казахстанских интеллектуальных наработок.

Достаточно вспомнить “Стратегию развития Якутии до 2025 года” — (“Саха (Якутия)-2025”), авторство которой еще в 2000 году приписал себе тогдашний президент этого субъекта Российской Федерации Михаил НИКОЛАЕВ. Оказалось, что этот документ “стратега от Сахи” практически полностью списан с нашей “Стратегии развития Казахстана до 2030 года” (“Казахстан-2030”).

В общем, чтобы выяснить, как мог случиться этот “военно-полевой плагиат”, я обратился за разъяснениями к казахстанским и российским военным. Реакция в Москве и в Астане была совершенно разной. Если в Минобороны РК мне предложили позвонить любому из разработчиков казахстанской военной доктрины, то в российском военном ведомстве с завидным упорством ссылались на “закрытость информации”.

Звоню в казахстанское АО “Центр военно-стратегических исследований”.

- Идея формирования соединений и частей постоянной боевой готовности в качестве фундамента казахстанской армии принадлежит президенту Казахстана Нурсултану НАЗАРБАЕВУ, а озвучил ее Даниал Ахметов еще в начале 2007 года, когда были обозначены основные направления трансформации и модернизации Вооруженных сил страны, — сообщил президент центра Сергей ФЕДОСЕЕВ. — Стоит также отметить, что системная и поэтапная реализация всех названных министром мер предусмотрена в “Государственной программе развития Вооруженных сил, других войск и воинских формирований Республики Казахстан на 2006 — 2010 годы”. Так что нашей доктрине уже более двух лет.

В центре не стали скрывать, что при подготовке госпрограммы изучили множество иностранных законов, программ и документов, взяв из них все, что могло быть полезным в условиях нашей страны. Комментировать же дословное совпадение фрагментов выступлений Верховного главнокомандующего России и министра обороны Казахстана г-н Федосеев с решительностью кадрового военного отказался.

Между тем после переговоров с Москвой, длившихся целый месяц, мы получили-таки комментарий его российского коллеги.

- Российская военная доктрина, может быть, где-то действительно схожа с казахстанской, — заявил газете “Время”заместитель директора российского АО “Военно-аналитический центр” Сергей ДУДНИК. — Но стоит заметить, что основы нашей (российской. — А.К.) доктрины были заложены еще в начале 2000 года. И сейчас она трансформируется с учетом реалий. А по поводу сходства… Может быть, сказывается как единое советское прошлое, так и очень тесное и плодотворное сотрудничество на современном этапе. К тому же военные доктрины практически всех государств на 60-70 процентов состоят из одинаковых положений.

На вопрос, почему эта “одинаковость” получилась дословной, г-н Дудник ничего вразумительного не ответил. Ясность внес российский политолог Владимир КУРМИН.

- Не секрет, что для высокопоставленных чиновников тексты выступлений пишут специальные люди — спичрайтеры. Причем зачастую делают это коллективно, когда каждый пишет определенную часть текста, — заявил нам

г-н Курмин. — В данном случае, как мне кажется, один из российских спичрайтеров, найдя речь вашего министра, просто списал ее часть, даже не потрудившись переделать. В новейшей российской истории были случаи, когда известные политики благодаря своим помощникам публично цитировали фашистского рейхсминистра пропаганды Геббельса, даже не подозревая об этом.

Попытки выяснить, какой именно спичрайтер администрации президента или Минобороны России допустил такое “случайное совпадение”, результатов не дали.

- Коль скоро вы считаете, что факт плагиата имел место, обратитесь в свой МИД, — заявили нам в пресс-службе президента России. — Если ваши к нам обратятся, то мы дадим официальный ответ.

Алексей КОНОВАЛОВ, Алма-Ата, www.time.kz

Оригинал материала

«Стрингер» от origindate::14.11.08