Перераздел Кожинского Наследства

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Элитные объекты недвижимости в Санкт-Петербурге собираются передавать от Управления делами президента в распоряжение города

1162212868-0.jpg Бюджетные финансовые потоки остаются под контролем близкой к Владимиру Кожину фирмы «Интарсия», которая, по словам реставрационных предпринимателей, якобы может иметь «крышу» в лице лично Валентины Матвиенко и человека, похожего на вице-губернатора Сергея Тарасова.

Город примет?

Похоже, в Кремле грядут некоторые изменения. Даже до Петербурга донеслись слухи, что над бессменным главой Управления делами президента Владимиром Кожиным сгустились тучи. Пресса уже не раз писала про то, что УдП занимается несколько не своими делами. Например, собирается строить прямо на Красной площади огромный гипермаркет («Есть куда пойти из Кремля» «Новая Газета», 14 августа 2006 г.).

Не слишком вдохновились в Кремле и сообщениями СМИ о шикарных танцевальных вечеринках в кронштадтском форте «Александр», который был передан на баланс УдП. При нынешнем почтении к историческим событиям, знать, что в одном из оплотов военно-морской славы лихо зажигают рейв, вряд ли представителям российской власти приятно. Того и гляди, зададут вопрос: кому идут деньги с танцевальной вечеринки на 30 тысяч душ? Похоже, на самом верху чаша терпения стала переполняться, и УДП решили уберечь от некоторых соблазнов.

По имеющейся информации, недавно между Кремлем и Смольным состоялся интересный разговор. Городу предложено принять на свой баланс значительную часть объектов, сейчас находящихся в ведении Управления. Среди объектов, которые якобы должны быть в скорейшем времени переданы в распоряжение городу, назывались Вагановское училище, Биржа, Крюковские казармы, театр на Каменноостровском, Мойка, 122 и ряд других зданий. Что интересно, значительная часть этих объектов реставрируется (или будет реставрироваться) коммерческой фирмы «Интарсия», во главе которой стоит бизнесмен Виктор Смирнов – по некоторым данным доверенное лицо Кожина. И здесь возникает любопытный вопрос: не повлекут ли нынешние перемены финансовые проверки, не грянут ли открытые тендеры на выполнение работ?

Если принять эту версию за исходную, тогда понятно, почему сплоченная частно-государственная команда пытается минимизировать издержки, обеспечив сохранение собственных фирм в качестве распределителей денежных потоков. Можно даже допустить, что, в ход идут устные ссылки на хорошее знакомство и общие финансовые интересы вроде бы с губернатором Валентиной Матвиенко, вице-губернатором Тарасовым и с прочими весьма влиятельными лицами, которые, якобы, будут недовольны, если столь любимая Кожиным фирма его большого друга Смирнова лишится кусков реставрационного пирога. Пожалуй, есть основания думать, что будущее бизнесмена Смирнова и возглавляемой им «Интарсии» действительно обеспечено благодаря столь мощным неформальным связям в Смольном. Дело в том, что человек, напоминающий своим внешним видом вице-губернатора Санкт-Петербурга Сергея Тарасова, действительно неоднократно был замечен в обществе предпринимателей из «Интарсии».

Некоторые сведения о последних финансовых поступлениях в «Интарсию» также позволяют предположить, что и слова о других влиятельных лицах из городского правительства не являются пустым звуком. В частности, по неподтвержденным данным на счета фирмы прямиком из бюджета поступили 54 миллиона рублей, перечисленные на производство реставрационных работ на Мойке, 122. А кроме этого — 130 миллионов, освоенные фирмой на проекте реставрации дворца в Павловске, а также и другие поступления, происшедшие не без ведома УпД, в ходе реставрации здания Сената и Синода.

Финансирование этих работ не вызывало бы у общественности никакого интереса, если бы не слухи о том, что произошло оно в обход положенных по закону тендеров. Отсюда вытекает невинный вопрос: так ли это на самом деле и если так, то, что же это за коммерческая структура, которая так активно осваивает бюджетные деньги?

Дяденька, купи кирпич!

Принято считать, что «Интарсия» стала непотопляемой благодаря все тому же Константиновскому дворцу.

Среди мелких уличных налетчиков до сих пор распространен своеобразный вид ограбления, слегка замаскированный под бизнес. Подходят к припозднившемуся прохожему трое амбалов и мрачно предлагают купить у них кирпич или булыжник. Причем за товар предлагается выложить все, что есть в кошельке. В случае отказа несостоявшегося торгового партнера со всего маху лупят товаром по голове с последующим изъятием кошелька.

Конечно, проводить прямые параллели между столь неприятными личностями и респектабельными господами в дорогих костюмах, организовавшими масштабную реставрацию Константиновского дворца, не стоит. Тем не менее, когда какой-нибудь концерн вежливо просят облагодетельствовать проводимые УдП и «Интарсией» работы в здании, где президент будет принимать самых дорогих гостей, скупиться как-то не хочется. «Это была просьба из Кремля, — признался газете «Ведомости» один из спонсоров. — Причем такого рода, от которой было невозможно отказаться» («Ведомости», 28 мая 2003 года).

Большинство и не отказывалось. На реставрацию собрали сперва 150 миллионов долларов, которых, по данным «Ведомостей», вполне хватило бы, возьмись за дело иностранный подрядчик вместо «Интарсии» и ее партнеров. Смирнову, Кожину и прочим нашим соотечественникам понадобилось сперва еще 50 миллионов, потом еще. В конце концов, сумма собранных средств приблизилась к 300 миллионам, почти вдвое превысив расчетную. Казалось, ее-то должно с лихвой хватить для расчета со всеми подрядчиками, — но только казалось.

Сынки и пасынки

Отреставрированное здание едва успели открыть, как возмущенные строители стали заваливать исками генерального подрядчика — ЗАО «Шестнадцатый трест», причем общая сумма исков перевалила за 20 миллионов долларов. В «Шестнадцатом тресте» попытались перевести стрелки на заказчика — Федеральное государственное унитарное предприятие «Дирекция по строительству и реконструкции объектов в Северо-Западном Федеральном округе». А пресс-секретарь Кожина сообщил, что с подрядчиками должен рассчитываться международный благотворительный фонд «Константиновский дворцово-парковый ансамбль в Стрельне», генеральным директором которого являлся Геннадий Явник. Ведь средства, исключительно добровольно вносимые российским бизнесом, поступали именно на его счета.

Взоры субподрядчиков обратились к Геннадию Явнику, но этот гражданин, как говорят, весьма близкий к Виктору Смирнову, повел себя как-то странно. Претензии некоторых фирм, и, разумеется, горячо любимой «Интарсии», встречали у Геннадия Андреевича самый живой отклик и были вскоре удовлетворены. В интервью «Коммерсанту» он клялся, что виноват во всем сам «Шестнадцатый трест», якобы получивший все необходимые средства.

Зато к ФГУП «Управление специального строительства по территории №3 при Спецстрое России» (УССТ) господин Явник отнесся, как злая мачеха к нелюбимому пасынку. Беседуя с корреспондентом того же «Коммерсанта», Геннадий Андреевич зло бросил корреспонденту «Коммерсантъ»: «Эти военные хотят получить абсолютно за все, что им и не причитается!». И хотя в конце концов УССТ удалось отсудить честно заработанные деньги, для его начальника Руслана Хамхокова процесс закончился печально — ему пришлось расстаться с занимаемой должностью.

В чем причины столь разного подхода? Может быть, ООО «Интарсия» работает столько хорошо, что качество работ фирмы господина Смирнова даже и не снилось конкурентам? Тогда как быть с Ростральными колоннами, которые «Интарсия» вроде бы блестяще отреставрировала в 1999 году, а потом вторично приводила в порядок в 2004-м?

Впрочем, это дела давние. Вопрос сейчас в другом: будет ли хорошо, если и после ухода Управления делами с контролируемых объектов близкая Кожину фирма и дальше останется главной по их обслуживанию? Вопрос спорный. Зато изучение биографии главы благотворительного фонда «Константиновский дворцово-парковый ансамбль в Стрельне», который на пару с некоторыми покровителями из Смольного считается одной из главных персональных причин непотопляемости Виктора Смирнова, заставляет всерьез усомниться в кадровой политике проницательных «питерских чекистов».

Ху из мистер Явник?

Внешне биография Геннадия Андреевича проста и незатейлива. Сперва служил во внутренних войсках, дослужившись до главного по кадрам в Ленинградском округе. Сняв форму, занялся пивоварением, завершив пивной этап биографии административным директором «Балтики». И уже оттуда перешел собирать пожертвования на ремонт Константиновского дворца.

Куда интереснее выглядит Явник как учредитель разного рода фирм и некоммерческих организаций. Таких, при ближайшем рассмотрении обнаруживается около десятка, причем партнеры у отставного милицейского кадровика порой вырисовываются весьма колоритные.

В частности, 26 ноября 1996 года в Петербурге был зарегистрирован «Региональный фонд содействия в борьбе с организованной преступностью, коррупцией и терроризмом», который возглавил как раз Геннадий Андреевич. Учредителями фонда стали АОЗТ «Петербургский городской банк, специализирующееся на погрузочно-разгрузочных работах в петербургском порту ЗАО «Барбалетта» и прославившееся импортом «ножек Буша» АОЗТ «Союзконтракт». Спустя недолгое время после учреждения фонда директора «Барбалетты» Игоря Трофимова расстреляли в собственной машине, а боссы «Союзконтракта» влипли в несколько крайне неприятных историй.

Помимо прочего, НА них числится обвинение в мошенничестве. Мясо, выставленное в качестве гарантии возврата кредита банку «СБС-Агро», оказалось не принадлежащим компании, а лишь временно размещённым в ее холодильниках. Мало того, в надувательство, помимо своей воли, оказалась втянута петербургская прокуратура. Именно она положила на хранение в «союзконтрактовские» морозилки конфискованную на таможне мясную контрабанду.

Чуть позже произошло и вовсе страшное. Один из отцов-основателей «Союзконтракта» Алексей Гольдштейн был обвинен в убийстве партнера по бизнесу и 22 апреля 1999 года экстрадирован в Россию из Германии.

Репутацию господина Явника все эти скандалы никак не испортили. Вскоре после этих печальных событий он возглавил благотворительный фонд, обещав сделать его бюджет чистым и прозрачным. О выполнении обещания можно судить по прибылям «Интарсии», многочисленным судебным скандалам и громким обещаниям разобраться, закончившихся, впрочем, ничем. Да и как могло быть иначе, если в фонде, исполнительным руководителем которого является Явник, Владимир Кожин занял кресло председателя правления.

Если дело обстоит так, то можно предположить, что и в дальнейшем фирма «Интарсия» сохранит контроль за выгодными заказами в Петербурге. Ведь в друзьях у нее находятся такие влиятельные фигуры как Геннадий Явник, Владимир Кожин и лобби из Смольного.

Ангелина Букова, по материалам «Версии в Питере»

Оригинал материала

«Вслух.ру» от origindate::30.10.06