Перешел дорожку Gunvor

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Перешел дорожку Gunvor

Оригинал этого материала
© "Эксперт", origindate::21.05.2007, Фото: ИТАР-ТАСС

Большая нефть только для "взрослых"

Андрей Виньков

Converted 24219.jpg

Глава и владелец "Русснефти" Михаил Гуцериев многим успел насолить

В отношении совладельца восьмой по размеру нефтяной компании «Русснефть» Михаила Гуцериева возбуждено второе уголовное дело. По всей вероятности, отбиться от атак следственных органов удастся, но гигантскими темпами его бизнес расти уже не будет. Более того, по-видимому, Гуцериеву придется пожертвовать частью своих активов.

По официальной информации Следственного комитета МВД России, главе «Русснефти» Михаилу Гуцериеву, ее вице-президенту Сергею Бахиру, а также руководителям дочерних предприятий Виктору Курочкину («Нафта-Ульяновск») и Игорю Еланскому («Ульяновск-нефть») в рамках дела № 248120 были предъявлены обвинения по статье 171 УК РФ («Незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере»). Напомним, что в начале февраля этого года Гуцериеву и его коллегам уже было предъявлено обвинение по этому делу по статье 199 УК РФ («Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере»), тогда же с них была взята подписка о невыезде, действующая и по сей день.

Собирая активы для своей нефтяной компании «Русснефть», Михаил Гуцериев не боялся состязаться ни с кем. Ни с «Роснефтью», ни с «ЛУКойлом». То, что в отношении него возбуждается второе уголовное дело, уже не кажется странным.

Перешел дорожку

Мнение большинства отраслевых специалистов едино: «Русснефть» страдает из-за того, что перешла дорогу кому-то влиятельному. В основном все упоминают «Роснефть». Мол, быстро прирастая активами, компания Гуцериева умудрилась по экстремально низким ценам приобрести несколько привлекательных активов ЮКОСа, в то время как на эти месторождения положили глаз в «Роснефти».

Действительно, в ноябре 2004 года «Русснефть» купила шесть добывающих компаний в Томской области. Все они в 2002 году входили в «Томскнефтегазгеологию ВНК» (на 38% принадлежала ВНК, «дочке» ЮКОСа), но в 2003 году эти активы были выведены оттуда менеджментом предприятия. А в мае 2005 года «Русснефть» приобрела у ЮКОСа 50% в СП с венгерским MOL «Западно-Малобалыкское» и договорилась о выкупе 34−процентной доли компании «Геойлбент» (затем перепродана «ЛУКойлу»). В ноябре 2005 года ЮКОС продал свою долю в «Саханефтегазе» гуцериевскому Бинбанку за 6 млн долларов.

Однако «Роснефть» не единственная компания, которой «насолил» Гуцериев. Например, за «Геойлбент» Гуцериев сражался с «ЛУКойлом» — крупнейшей на тот момент нефтяной корпорацией в стране.

Однако до сих пор Гуцериеву все более или менее сходило с рук. Сгубило же его, видимо, другое. В начале прошлого года «Русснефть» в альянсе с швейцарским нефтетрейдером Glencore (Гуцериев собирал активы в основном на его кредиты) стала расстраивать торговые схемы и планы доминирующего в нашей стране нефтетрейдера — компании Gunvor. И именно с этого момента на «Русснефть» посыпались все напасти.

Швейцарская компания Gunvor перевозит и перепродает четверть всей экспортируемой Россией нефти и нефтепродуктов. Gunvor поставляет на экспорт примерно 30% нефти, добываемой компанией «Роснефть», практически всю нефть «Сургутнефтегаза», всю нефть и нефтепродукты «Газпрома» и «Газпром нефти». Gunvor также входит в пятерку крупнейших посредников ТНК–ВР. Из наших нефтяных грандов только, наверное, «ЛУКойл» и «Татнефть» не пользуются услугами Gunvor. Ну и еще «Русснефть».

«Русснефть», может быть, и рада была бы действовать через влиятельного в России трейдера Gunvor, да не могла. Ведь построена она на деньги главного конкурента Gunvor в России — швейцарской компании Glencore, крупнейшего европейского трейдера. До сих пор Glencore является крупнейшим кредитором «Русснефти», общий долг компании перед трейдером достигает 1,8 млрд долларов. И именно поэтому у швейцарцев есть эксклюзивное право на перепродажу на экспорт большей части нефти, добываемой «Русснефтью».

Но если бы все ограничивалось одной лишь независимостью «Русснефти» от Gunvor, то, наверное, никаких конфликтов не случилось бы. Однако весной 2006 года разгорелся громкий скандал из-за изменений в графике прокачки российской нефти через литовский нефтеперерабатывающий завод Mazeikiu Nafta. В составленных Росэнерго и «Транснефтью» планах на второй квартал была значительно сокращена доля Gunvor, обслуживающего «Роснефть». На рынке циркулировали слухи, что квоты Gunvor были перераспределены в пользу «Русснефти». Кара постигла составителей злополучных графиков тут же. В апреле ушли в отставку замглавы Росэнерго Олег Гордеев и вице-президент «Транснефти» Сергей Евлахов. Любопытно, что после этого Гордеев устроился на работу старшим вице-президентом «Русснефти», что лишний раз подтверждало причастность последней к возникшим у Gunvor проблемам.

Цена независимости

Насколько серьезны предъявляемые Гуцериеву обвинения? По статье 171 при всем желании посадить можно максимум на пять лет, да и то если доказать сверхзлой умысел нефтяников. Чего, скорее всего, прокуратуре и следователям сделать не удастся. И тогда Гуцериев со товарищи отделаются всего лишь штрафом. Проанализировав суть обвинений, аналитики сходятся во мнении, что существенных оснований для беспокойства у «Русснефти» нет. Главным образом потому, что все дела, о которых ведется речь, относятся к сроку, когда фигурирующие в них компании еще не контролировались ни «Русснефтью», ни Гуцериевым.

Поэтому новое уголовное дело — это, видимо, сигнал, что быстро не отстанут. Остается и риск, что могут появиться и более серьезные претензии. И не факт, что влияния Гуцериева хватит на то, чтобы отбить новую волну претензий. Впрочем, несмотря на то что глава «Русснефти» в последнее время слишком активно стал играть в «большую нефть», его роль реаниматора самых захудалых нефтяных активов велика и неоспорима. Кроме того, политическая и экономическая поддержка инициатив властей на Северном Кавказе с его стороны также немаловажна. Поэтому просто стереть Гуцериева с нефтяного небосклона вряд ли возможно. А вот предупредить о том, что у любой независимости есть своя цена, — запросто. Например, продать «Роснефти» парочку крупных нефтяных месторождений, перехваченных в свое время у госкомпании.