Петербургская епархия хочет сотни миллионов доходов Исаакиевского собора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Митрополит Варсонофий

Прием петербургского митрополита Варсонофия ознаменовался скандалом.

Проповедь Бурова для петербургских священников

Петербургская епархия РПЦ хочет взять "сотни миллионов" доходов от посещения туристами Исаакиевского собора себе. Такое мнение высказал протодиакон Андрей Кураев.

Он процитировал слова митрополита Варсонофия, заявившего, что "храм надо возвращать, и интерес туристов к нему только повысится", и задался вопросом о том, как смогут туристы посетить храм, если в нем "в течение целого дня совершаются требы". "В Исаакий и так стоят очереди и внутри бывает довольно трудно перемещаться. Гиды громко дают пояснения сразу нескольким группам. Как это совместить с приватностью требы?" — задается он вопросом в своем ЖЖ.


Fk6234.jpg

Протодиакон Андрей Кураев


"Исаакий — это уникальный случай доходной миссии: миллионам людей тут рассказывают о православии за их деньги. Сейчас эти доходы идут самому музею и государству. Понятно, что епархия эти сотни миллионов хочет взять себе. Но честно сказать так не может. Вот и приходится благочестиво юлить", — подчеркивает Кураев.

Ранее пресс-служба епархии объявила о том, что передача Исаакиевского собора РПЦ — это желание верующих и что с возвращением собора церкви экскурсии там не прекратятся, а посещение его сделают свободным. Инициатива не вдохновила депутатов и градозащитников, которые намерены решить судьбу музеев-соборов на референдуме. Соответствующая заявка уже была подана в Горизбирком.

Министр культуры РФ Владимир Мединский заявил, что содержание и ведение деятельностью музеев-соборов должно находиться в компетенции города, а не религиозных деятелей. Тем временем представительница Российского императорского дома великая княгиня Мария Романова недавно заявила, что видит в передаче Исаакиевского собора и собора Спаса-на-Крови епархии наиболее приемлемый вариант развития событий. В целом великая княгиня не поддерживает реституции собственности, но для церкви нужно сделать исключение. В 2014 году, по официальным данным, прибыль государственного музея-заповедника "Исаакиевский собор" составила 140 млн 595 тыс. рублей.


Прием петербургского митрополита Варсонофия, прошедший в минувшее воскресенье, ознаменовался взбудоражившим православную и культурную общественность города скандалом. Глава музея "Исаакиевский собор" Николай Буров высказал митрополиту, судя по всему, все, что у него наболело. Сделал он это максимально публично.


«Этот город пережил блокаду и, думаю, переживет вас!» – с такими словами, по свидетельствам очевидцев, в ходе пасхального приема к митрополиту Варсонофию обратился директор музея-памятника «Исаакиевский собор», экс-глава комитета по культуре Петербурга Николай Буров. По версии Бурова, поводом для демарша стала проповедь нового ключаря Исаакиевского собора, в которой прозвучало пророчество «завтра начнется война». По версии епархии, проблема в том, что Буров руководит четырьмя прибыльными объектами, которые по закону рано или поздно должны отойти церкви. «Фонтанка» разбиралась, что случилось на закрытом пасхальном приеме и что будет теперь.

В минувшее воскресенье митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий давал пасхальный прием для избранных. А директор музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров, как выразился побывавший на мероприятии собеседник «Фонтанки», на этом приеме «давал жару». Присутствовавшие деятели культуры и священнослужители сходятся в одном: Николай Буров «чувствовал особенную внутреннюю свободу и — потребность высказаться».

Как сообщил «Фонтанке» один из приглашенных на прием, директор Исаакиевского собора прилюдно заявил митрополиту, чтобы он «следил за своими мальчишками». То есть новыми настоятелями, прибывшими из земель саранских. «Не нам стоит брать благословения у Мордовии, а вам стоит брать у Петербурга, – сказал Николай Буров, по свидетельствам очевидцев. – И соблюдать такт по отношению к питерскому священству. Соблюдать традиции. Этот город пережил блокаду и, думаю, переживет вас!»

Владыка Варсонофий прибыл в Петербург из Саранска и за год служения главой Санкт-Петербургской епархии назначил как минимум пятерых служивших под его началом в Мордовии людей на различные посты в епархии. Среди них — ключарь Исаакиевского собора Михаил Шкредь (архимандрит Серафим и глава отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Петербургской епархии Александр Пелин).

«Фонтанка» связалась с Николаем Буровым. Николай Витальевич отрицать факт своего выступления не стал и даже согласился с цитатами, которые передаются из уст в уста. Но подчеркнул, что не требовал никаких «сатисфакций», кадровых решений и прочих действий от митрополита, а владыку Варсонофия глубоко уважает.

«Я, как представитель общественности, хотел обратить внимание владыки на то, чтобы молодые батюшки с вниманием относились к тому месту, которому рукоположены, – сказал Николай Буров. – Петербург — это особое место, это территория страдания. Я призвал только внимательнее и осторожнее отнестись к направлению молодых священников из Мордовской епархии. Мне кто-то нравится, кто-то не нравится. Я такой же прихожанин, как все. Но, приходя в этот город, нельзя нести раздор. Раздор — это когда человек приходит и говорит с амвона: я вам принес благую весть. Так и сказал с амвона Исаакиевского собора во время пасхальной службы: «Сегодня я принес наконец-то в ваш Богом не спасаемый город благословение, он обрел святость благодаря мне». И второе: «Завтра начнется война». В нынешней ситуации слово «война» – просто неприличное, запретное. Какая там гордыня, это просто самодовольство. Я обожаю владыку Варсонофия. Владыка Варсонофий уникальный. То, что он кого-то назначил, его дело. Но привлечь его внимание я хотел».

Вел службу с амвона Исаакиевского собора ключарь, а фактически настоятель (реально настоятелем является митрополит, но владыка Варсонофий возглавлял службу в Казанском кафедральном соборе) архимандрит Серафим (в миру — Михаил Шкредь).

Как рассказал сам архимандрит Серафим «Фонтанке», на пасхальном приеме владыки он был, но именно в момент внезапного спича Николая Бурова куда-то отлучился. Так что ничего не слышал. «Слово «война» я с амвона не произносил, тем более в Исаакиевском соборе, – заверил архимандрит. – Комментировать это как-то затруднительно. Все, что могу сказать, – Христос воскресе!»

Глава отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Петербургской епархии Александр Пелин тоже побывал на пасхальном приеме, но никуда не отлучался. «Мне кажется, что человек отмечал праздник и усугубил... Содержательно не могу сказать, о чем шла речь, – поделился впечатлениями Александр Пелин. – Это был поток эмоций, которые он пытался выплеснуть на аудиторию. Очевидно, да, уже пришел такой. Он заявил, что владеет четырьмя музеями. Сказал, что он – государев человек и единственный ктитор — тот, кто оберегает и сохраняет эти музеи. Мол, вы не претендуйте, уважаемые господа, ни на что. Хотя очевидно, что он использует бренд, церковное фактически имущество, которое должно по указу президента быть передано церкви, для того, чтобы заработать деньги. И фактически зарабатывает деньги».

На вопрос «Фонтанки», как можно зарабатывать деньги на музеях, протоиерей Пелин пояснил, что Спас на Крови, например, проводит платные экскурсии, да и вход там платный. «Это приличные средства, – сказал Пелин. – Они имеют большой штат сотрудников, это не бедные, а очень богатые структуры. Николай Буров часто заявляет, что Исаакиевский собор, Спас на Крови якобы никогда не принадлежали церкви. А на самом деле законы Российской Империи четко определяли статус церкви в дореволюционной России. И все это имущество должно рано или поздно стать собственностью правопреемника – Русской православной церкви».

Далее Александр Пелин отметил, что речь директора Исаакиевского собора была достаточно бессвязной, но звучала оскорбительно. На вопрос, действительно ли Буров высказался в адрес молодых священников из Мордовии, протоиерей ответил, что ему 46 лет и он не «молодой священник из Мордовии». «Я уже 24 года священник, – заявил Пелин. – Пусть он в лицо мне это скажет. Единственное, с чем я к нему обращался, — просил выделить в Сампсониевском соборе, где я настоятель, комнату для воскресной школы и клуба молодежного. Мне было отказано. Я пожелал бы Николаю Витальевичу духовного отрезвления и реальной веры. Когда человек приходит на службу и при этом на ней не присутствует... он же ушел с пасхальной службы! Говорить о православии и религиозности такого человека странно».

Александр Пелин подчеркнул, что присутствовавшие на приеме 80 человек были возмущены инцидентом и перешептывались о том, что «в Питере так не принято». Ключарь Исаакиевского собора архимандрит Серафим, который, по словам Пелина, также присутствовал, не отреагировал никак.

«Последствий для Николая Бурова со стороны епархии не будет, – сказал Пелин. – Человек показал, что у него на самом деле на сердце. Насколько реальна его вера и духовность, каков его культурный уровень. Носить ордена и при этом быть таким человеком... может быть, и можно, но странно».

«Вчера реакция была очень сложная, – сказал «Фонтанке» Николай Буров. – Большинство моих любимых коллег просто испугались. Я получил порядка 150 СМС от людей, которые поддержали меня. Но мне не нужна никакая поддержка, я же не на пост президента баллотировался. Я вчера сказал то, что думаю. Я уважаю нашу епархию, верю в мир. У нас уникальнейшая система взаимоотношений межконфессиональных. Не приведи господь, мы нарушим равновесие. А его можно нарушить из лучших побуждений».

Венера Галеева,

Ссылки

Источник публикации