Петербург без прокурора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Петербург без прокурора Иван Сыдорук примеряет мундир генерального

" Кадровую политику Российского государства в последние два года вполне можно назвать "Путешествиями из Петербурга в Москву". Один за другим петербургские чиновники и политики перебираются в Первопрестольную на высшие руководящие посты. Последняя новость - ушел в отпуск и собирает чемоданы для переезда в столицу городской прокурор Иван Сыдорук, который давно мечтает о мундире генерального прокурора Российской Федерации Удивляться нечему. Нет у вполне петербургского правительства России "других писателей", кроме петербургских. Оттого и на место генпрокурора вполне логично продвинется земляк. Пусть и как юрист слабоват, пусть в городской прокуратуре называют его за глаза "местным завхозом Хапсироковым", зато исполнителен, беззаветно предан идее коммерческой законности и хваток в сфабрикованных делах - все равно, оплаченных или спущенных сверху с устной резолюцией "посадить", "додавить" или "погноить".

Впрочем, и городским прокурором Ивана Ивановича Сыдорука делать не хотели ни депутаты местного Законодательного собрания, ни губернатор Владимир Яковлев. Ну действительно, какой блюститель законности может получиться из человека, который не смог даже отремонтировать здание горпрокуратуры на Исаакиевской площади без скандала и воровства? В 1997 году тендер на ремонтные работы святилища законности выиграл турецкий консорциум, однако сделать южным строителям мало что позволили - все равно надавили и заставили набрать субподрядчиков из числа местных фирм, близких к руководству прокуратуры. Сметы в итоге получились завышенными в 1,5-2 раза, Генпрокуратура начала расследование обстоятельств. Но в итоге дело замяли, а у Ивана Ивановича достроился коттеджик под Красным Селом. 
Поэтому в 1997 году первое голосование по кандидатуре Сыдорука на должность городского прокурора в Законодательном собрании провалилось. Но в итоге губернатор убедил депутатов: город не может существовать без полноценного прокурора, пусть и такого же хозяйственника, как сам губернатор. 
С тех пор деятельность городского прокурора - тайна за семью печатями. Иван Сыдорук редко дает интервью и нечасто выступает на пресс-конференциях. Когда же в прессе появляются статьи, упоминающие о персоне Ивана Ивановича в нелицеприятном тоне, "виновного" журналиста вытаскивают на допросы и напоминают, что таким образом он может обеспечить себе общий или строгий режим жизнедеятельности. Сотрудники СМИ, не внявшие увещеваниям следователей Сыдорука, объявляются в розыск - так, например, произошло с корреспондентом местной национал-патриотической газеты "Новый Петербург" Николаем Андрущенко. Поэтому в Петербурге сложилось неписаное правило: о Сыдоруке или хорошо, или ничего. То есть так, как будто в городе нет прокурора. 
Впрочем, его как бы не существует и для фигурантов уголовных дел. Попасть на прием к Ивану Ивановичу даже для потерпевшего по какому-нибудь громкому делу - задача на три-четыре месяца хождений по коридорам прокуратуры. Нарушения же законных прав обвиняемых, подозреваемых и свидетелей - обычная практика следствия, которое ведется городской прокуратурой, - ни в коем случае не привлекают внимания ее руководителя. 
Иван Сыдорук почти никогда не признает ошибок своих подчиненных и никогда - своих собственных. Хотя в судах одно за другим разваливаются громкие уголовные дела, возбужденные с ведома и по распоряжению Сыдорука. А как многие полагают, возникают такие приказы на небескорыстной основе. 
Так, например, в 1999 году был арестован помощник вице-премьера Ильи Клебанова (тогда он еще был председателем комитета по экономике и промышленной политике администрации Петербурга) Вениамин Грабар. В этот момент городской рынок алкоголя пытался монополизировать алюминиево-водочный король северной столицы, глава "ЛИВИЗа" Александр Сабадаш. Он добивался того, чтобы губернатор Владимир Яковлев установил порядок поступления водки в розничную продажу исключительно через несколько уполномоченных баз, большинство из которых принадлежали аффилированным к нему структурам. Грабар попытался не допустить такой монополизации и... был арестован. 
Партнер Сабадаша, директор водочного завода "Нива" Антон Хохлов, написал заявление на имя Сыдорука о том, что за полгода до этого - осенью 1998-го - Вениамин Грабар якобы получил от него и от Сабадаша взятки в 30 тыс. долларов. Это заявление, без всяких доказательств, оказалось для Ивана Сыдорука достаточным основанием для возбуждения дела о получении взятки и ареста Грабара. Как говорят, тогда главным аргументом для Сыдорука стал звонок от завхоза Генпрокуратуры Назира Хапсирокова (о творческом пути этого прокурорского работника "Новая газета" писала неоднократно) и предложение обустроить скромный коттеджик под Красным Селом еще на 10 тыс. долларов - за особо внимательное изучение обстоятельств вины Грабара. 
Через полгода Грабара пришлось выпустить из тюрьмы, дело с треском развалилось в суде за недоказанностью, но перед незаконно арестованным никто и не подумал извиниться. Иван Сыдорук об этом деле вообще предпочитает не вспоминать. 
Не вспоминает Иван Иванович и о делах, которые разваливаются в судах из-за непрофессионализма его сотрудников. Казалось бы, дела об организации оргпреступных сообществ - это то, на чем можно сделать карьеру и получить добрую славу. Однако идущий сейчас в Петербургском городском суде процесс над бандой бригадира малышевской группировки Александра Анисимова (Саша Акула) показал, что посадить настоящих преступников городскому прокурору не под силу. Из-за процессуальных нарушений в ходе следствия с 15(!) членов группировки и их лидера уже сняты обвинения в бандитизме и организации ОПС - остались лишь слабодоказанное вымогательство и ношение незарегистрированных стволов. Похоже, прокурору Сыдоруку придется смириться с тем, что большинство "акуловских" бандитов будут освобождены в зале суда. 
С городским прокурором однажды столкнулся и депутат Государственной Думы, глава ее Комитета по правам человека Юлий Рыбаков. Однажды к нему обратились родственники двух арестованных - Мамедова и Алекперова. Те уже пятый месяц гнили в следственном изоляторе, но их адвокатов к ним не допускали: начальник Управления по расследованию особо важных дел горпрокуратуры Вячеслав Яковенко навязывает обвиняемым своих защитников, бывших коллег по работе в юрконсультации № 35 Валентина Маркова и Владимира Саковича. "Зачем преступнику платный адвокат?" - спросил однажды Иван Сыдорук. С тех пор его подчиненные теперь настойчиво предлагают подследственным обходиться государственными защитниками, которые, вероятно, все показания обвиняемых оформят так, как удобно прокуратуре. 
"Платные" адвокаты Сотников и Быков пытались пробиться к своим подзащитным, но Иван Сыдорук отрезал: не нужны им никакие защитники, кроме государственных. В итоге один из подследственных в качестве протеста попытался совершить самоубийство. Не помогло. После этой истории депутат Юлий Рыбаков сказал: "Возмущенные граждане называют городского прокурора негодяем и вруном, а я понял, что это не так. Просто у нас нет городского прокурора". 
Еще одним громким делом прокуратуры Сыдорука стало дело вице-президента российского отделения Всемирного еврейского конгресса (ВЕК) Михаила Мирилашвили. Дело вице-президента ВЕКа появилось на свет практически одновременно с делом президента ВЕКа Владимира Гусинского - в самый разгар событий вокруг телекомпании НТВ. Только дело в Генпрокуратуре развалилось вскоре после того, как Гусинский отказался от прав на свою телекомпанию, а дело Мирилашвили продолжается, поскольку тот от своего бизнеса - группы казино "Конти" и холдинга компаний "Петромир" - до сих пор не отказался. 
Фабула дела такова. В августе 2000 года у Михаила Мирилашвили похитили отца. Однако похитители уже через несколько часов отпустили пожилого человека и исчезли, а городская прокуратура вскоре возбудила дело... о создании его сыном преступной группы с целью освобождения своего отца. Ничего себе преступление, поражаются юристы, - отца освободить. Тем не менее уголовное дело расследуется, и в его рамках поднимается вопрос о похищении и убийстве помощников похитителей, которое якобы заказал сын похищенного. Этим летом прокурор Иван Сыдорук собрал специальную пресс-конференцию по поводу дела Мирилашвили, где внезапно заявил: Мирилашвили предъявят обвинение в убийстве вероятного заказчика похищения - вора в законе Гочи Цагарейшвили. Однако такого, мягко говоря, "оригинального" обвинения он так и не предъявил. А на днях отказался от своих слов и признал, что поторопился. 
На прошлой неделе грянула сенсация: на специально созванной пресс-конференции адвокаты Мирилашвили заявили, что горпрокуратура готова прекратить это дело. За определенное вознаграждение, конечно. Его, как оказалось, следовало передать сыну заместителя Сыдорука Бориса Салмаксова. Помощник Мирилашвили с испугу передал вымогателям 50 тысяч долларов. Правда, на всякий случай при свидетелях и, что называется, "под запись". Поразительное нахальство: вот так открыто и нагло принимать взятку, надеясь, по-видимому, только на одно - что законность в городе блюдет сам Иван Сыдорук - дядя Ваня, как нежно и по-родственному называет его сын прокурора. Хотя Мирилашвили находится в Крестах, он потребовал от вышестоящей правоохранительной инстанции разобраться в происходящем. Адвокаты Мирилашвили считают улики бесспорными и полагают, что теперь отвечать перед законом придется Сидоруку со своими подельниками. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации