Петербург все снесет, Молчанов и Матвиенко — застроят

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Петербург все снесет, Молчанов и Матвиенко — застроят

Решения Смольного о снятии с госохраны исторических зданий признаны законными, ни один девелопер не пострадал

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::12.01.2012, Верховный суд поставил Смольный на охрану, Фото: "Новая газета"

Анна Пушкарская

Compromat.Ru

"Парадный квартал" сенатора Андрея Молчанова строится на руинах Преображенских казарм

Верховный суд (ВС) вчера отменил решение суда Санкт-Петербурга, признавшего незаконными действия Смольного, который в 2004 году снял с государственной охраны 38 исторических зданий, большинство из которых впоследствии были снесены. Решение питерского суда, как сообщал "Ъ", затрагивало интересы крупных бизнес-структур и могло послужить основанием для возвращения охранного статуса сотне других памятников. Градозащитники считают, что губернатор Георгий Полтавченко вопреки декларациям о борьбе за сохранение культурного наследия прикрывает нарушения, допущенные при его предшественнице Валентине Матвиенко.

ВС удовлетворил кассационную жалобу комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП) Смольного на решение городского суда Санкт-Петербурга, который в ноябре минувшего года нашел крупные нарушения в градостроительной политике экс-губернатора Валентины Матвиенко. Рассмотрев иск городской прокуратуры, питерский суд установил, что Смольный в 2004 году своим приказом незаконно снял с госохраны 38 исторических зданий, большинство из которых были снесены. Благодаря этому, например, в центре города появились элитные жилые кварталы, построенные группой ЛСР, подконтрольной сенатору от правительства Ленинградской области Андрею Молчанову (главой ЛСР сейчас является бывший вице-губернатор Александр Вахмистров).

Прокуратуре тогда удалось доказать в суде, что КГИОП превысил полномочия, сократив ранее утвержденный список выявленных объектов культурного наследия. Прокуратура города обратила на это внимание лишь после отставки Валентины Матвиенко с поста губернатора. По версии ведомства, историческую недвижимость из этого списка нельзя было сносить или перестраивать до проведения историко-культурной экспертизы, на основании которой объекты должны были либо включить в реестр памятников, либо снять с охраны. При этом эксперты совета по культурному наследию при правительстве города еще в 2004 году установили, что 7 из 38 зданий являются ценными памятниками, а еще 9 к тому моменту были снесены.

Если бы решение горсуда вступило в силу, отмене мог подлежать еще десяток приказов, которыми КГИОП с 2004 по 2009 год исключил из списка выявленных исторических объектов более сотни зданий в центре города. Это, в частности, затрагивало бы интересы компании "ВТБ-Девелопмент" во главе с сыном экс-губернатора Сергеем Матвиенко, реализующей масштабный проект "Набережная Европы" на территории бывшего Казенного винного склада, который инвестор еще не успел снести.

Новое руководство КГИОП, который к моменту решения горсуда возглавил генерал ФСБ Александр Макаров, с мнением прокуратуры не согласилось. Сразу после этого депутат петербургского парламента Алексей Ковалев обратился к губернатору Георгию Полтавченко с просьбой не обжаловать решение суда, но получил отказ.

На вчерашнем заседании ВС начальник юридического управления КГИОП Григорий Филин настаивал на том, что чиновники действовали в соответствии с советской инструкцией Минкульта, поскольку предусмотренный законом об объектах культурного наследия порядок проведения историко-культурной экспертизы к тому моменту принят не был. Эту позицию поддержала и Генпрокуратура — вопреки мнению питерской прокуратуры о том, что представители Смольного нарушили как раз ту советскую инструкцию, на которую ссылались.

В петербургской прокуратуре комментировать вчерашнее решение отказались, сославшись на то, что в Верховном суде интересы надзорного органа представляет Генпрокуратура.

"Печально, что Генпрокуратура пошла на поводу у городских властей,— заявил "Ъ" депутат Ковалев.— Это приведет к тому, что завтра во всех регионах местные власти начнут исключать памятники из списка выявленных объектов культурного наследия". Господин Ковалев считает, что "Георгий Полтавченко прикрывает нарушения, допущенные при Валентине Матвиенко, поскольку это затрагивает серьезные финансовые интересы тех, кто успел снести или приватизировать памятники".


***

Сенатор Андрей Молчанов сносил историю и построил состояние

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::18.11.2011, Петербург все снесет, Фото: "Коммерсант", gorzakaz.org, karpovka.net

Глава питерского комитета по охране и использованию памятников добивается в суде их сноса. А глава строительной компании, уничтожающей исторический центр, становится самым богатым жителем города. Более 150 зданий снесли, работа продолжается

Татьяна Лиханова

Compromat.Ru

Андрей Молчанов

При Валентине Матвиенко исторические здания в Петербурге необоснованно снимались с охраны целыми списками, а затем сносились. После смены губернатора и прокурора города оказалось, что один из таких приказов семилетней давности был принят «с превышением полномочий» и его признали недействующим с момента издания. Но он был не единственным — аналогичные документы выходили и в последующие годы, так «попали под раздачу» еще свыше 150 ценных объектов.

Питерские прокуроры не исключают возможности привлечения к ответственности тех чиновников прежней администрации, по чьей вине культурному наследию был нанесен ощутимый ущерб. УК РФ (ст. 286) предусматривает до четырех лет лишения свободы за превышение должностных полномочий. И в принципе любой гражданин, лишившийся гарантированного ему законом доступа к памятникам, может требовать возмещения ущерба. Вот только до сих пор суды оставляли такие заявления без удовлетворения. Мотивировки стандартные — раз вы не собственник, то утрата того или иного памятника никак не ущемляет ваших личных прав и интересов. А забота об их сохранности — дело не ваше, а «профильных органов». Но в Петербурге такие органы предпочитали в судах выступать скорее в интересах инвесторов.

Поэтому не удивительно, что высказываемое на питерских митингах предложение переименовать Городской комитет по охране и использованию памятников (КГИОП) в комитет по обслуживанию инвесторов неизменно поддерживалось аплодисментами и дружно скандируемым требованием: «Дементьеву — в отставку!» Раздавалось и более радикальное: «Дементьеву — на нары!» Но прощаясь с председателем охранного ведомства, новое руководство Смольного поблагодарило Веру Анатольевну Дементьеву за отличную работу и обеспечило мягкую посадку… в кресло директора Государственного музея-заповедника «Павловск». За несколько дней до этого прежний директор ГМЗ, руководивший им с 1997 года, музейщик с 40-летним стажем Николай Третьяков, удостоенный многих наград за свое преданное служение делу, был уволен без объяснения причин.

Compromat.Ru

Вера Дементьева

На днях КГИОП заявил о намерении обжаловать в Верховном суде решение суда городского, отменившего подписанный Верой Дементьевой приказ 2004 года о лишении охранного статуса 31 исторического объекта.

По всей видимости, текст этого заявления готовили экс-подчиненные госпожи Дементьевой, доставшиеся в наследство новому главе КГИОПа генерал-лейтенанту ФСБ Александру Макарову, больше сведущему в борьбе с терроризмом, а задачи охраны привыкшему понимать буквально (например, обеспечивая безопасность Патриарха Алексия во время его визита в Иерусалим).

Compromat.Ru

Александр Макаров

Заявление содержит ряд утверждений, нацеленных на оправдание действий прежнего руководства комитета, но представляющих если не ложь, то полуправду. Например, сообщается, что «…издание приказа было обусловлено выводами экспертиз, согласно которым историко-культурная ценность 31 объекта, исключенного из списка выявленных объектов культурного наследия, не была подтверждена».

Но дело в том, что экспертиз по спорным объектам было три. Первая проводилась группой под руководством профессора Владимира Лисовского еще в 2001 году, когда КГИОПом руководил Никита Явейн. Тогда эксперты как раз признали здания ценными, на основании чего они и были включены в список вновь выявленных объектов наследия (ВОКН).

Затем надлежало в течение года окончательно определить судьбу таких зданий — либо включить их в Государственный реестр памятников, либо отказать в этом (исходя из выводов госэкспертизы) и исключить из списка ВОКН. Но принять такое решение, согласно Федеральному закону «Об охране объектов культурного наследия», имел право только специально уполномоченный на то орган. КГИОП же не имел таких полномочий вплоть до 2009 года.

Несмотря на это, в 2004-м, уже при Вере Дементьевой, комитет лишает охраны 31 объект, опираясь на заказанную им вторую экспертизу. Примечательно, что проводили ее те же специалисты под эгидой Лисовского, но на сей раз они пришли к противоположному выводу — здания ценности не представляют.

В ходе судебного разбирательства, инициированного депутатом Алексеем Ковалевым, Куйбышевский районный суд Петербурга разделил сомнения истца в обоснованности столь быстро меняющихся заключений. И назначил новую, третью по счету экспертизу. Она подтвердила ценность половины зданий из «расстрельного списка» КГИОПа, но 9 из них уже успели снести.

Суд в своем решении от 2 апреля 2007 года признал, что исключение исторических зданий из охранного списка КГИОПом «было произведено необоснованно, без учета их культурной ценности, что противоречит требованиям Федерального закона «О культурном наследии». Но при этом отказался удовлетворить заявленные депутатом требования о признании приказа КГИОПа незаконным, рассудив, что этот документ никак не нарушает прав и интересов лично истца, а сведения о причинении фактического вреда лишенным охраны объектам отсутствуют.

В своем новом заявлении Алексей Ковалев привел такие сведения, приложив выданные КГИОПом по просьбе застройщиков согласования на снос нескольких выбывших из списка зданий. Но опять проиграл.

Пытаясь изменить сложившуюся практику, при которой граждан лишают возможности обжаловать угрожающие судьбе нашего наследия решения, Алексей Ковалев с 2004 к 2009 году дошел до Конституционного суда. Но там его жалобу к рассмотрению не приняли. Кстати, к тому времени в рамках обустройства переселяемых в Северную столицу судей КС на Крестовском острове уже был снесен дом начала XX века (архитектор Э.А. Густавсон, располагался по адресу Эсперова улица, 7). Территорию для вершителей правосудия зачищали, ни с кем особо не церемонясь, выселив из зеленой зоны на берегу реки даже детский дом для детей с отклонениями в развитии и единственный на острове ясли-сад. Дом на Эсперова тоже имел статус выявленного объекта культурного наследия и был снят с охраны аналогичным «списочным» приказом КГИОПа 2007 года и тут же снесен — историческое здание мешало возведению запланированного на его месте банно-прачечного корпуса для обитателей судейского поселка.

Если сегодня пройтись по адресам, выбывшим из списка охраняемых государством объектов по обжалованному теперь приказу КГИОПа от 2004 года, не остается сомнений: ведомство, призванное обеспечивать охрану наследия, расчищало площадки для инвесторов. А то, что построено на месте исторических объектов, пополнило перечень градостроительных ошибок эпохи Матвиенко. Торговый центр компании «Стокманн», отгроханный с нарушением высотных ограничений на месте снесенных зданий XIX века, обезобразил панораму Невского проспекта.

Вместо предписанного «воссоздания» уничтоженного дома Шаврина (XVIII в.) на Лиговском проспекте соорудили безумную декорацию, исполняющую роль фигового листа на стеклянном теле бизнес-центра. Такой же уродец вырос за спиной двухэтажного старинного дома №10 по Галерной улице — такая вот «реконструкция» от «Группы ЛСР», подконтрольной сенатору Андрею Молчанову (приемному сыну вице-губернатора Юрия Молчанова). Именно ЛСР сорвал на списочных исключениях КГИОПа самый впечатляющий куш, получив возможность застроить элитным жильем и офисными высотками наиболее лакомые территории в историческом центре.

Согласно рейтингу Forbes, Андрей Молчанов — самый богатый петербуржец, его состояние оценивается в 3,2 млрд долларов. Приумножению сенаторских капиталов существенно поспособствовало и строительство элитного жилого комплекса «Парадный квартал» подле Таврического сада, на месте уничтоженного городка преображенцев — пехотного лейб-гвардии полка, основанного еще Петром I. Возводился он здесь с начала XIX века по проектам Ф.И. Волкова, Ф.И. Демерцова и других выдающихся архитекторов. Но с легкой руки Веры Дементьевой исторические корпуса были объявлены не представляющими культурной ценности и сняты с охраны. Сносить их начали еще в 2006-м, последние устоявшие постройки доламывали минувшей весной. Под рокот волнообразно поднимающихся акций протеста, под шелест безответных писем деятелей культуры.

«Когда разрушали Преображенские казармы, я специально поехал в Москву, — вспоминал в одном из интервью художник Михаил Шемякин, — добился встречи с Медведевым (тогда — первым замом председателя правительства РФ. — Т.Л.). Он просмотрел документы, слезные обращения наивной интеллигенции к президенту: спасите, помогите, вы сами петербуржец, вы должны понять. Медведев уверил, что все это будет у президента. Но никакой реакции не последовало. А когда полгода спустя я был на даче у Владимира Владимировича и опять стал ворошить эту больную тему, он сказал, что в Петербурге есть губернатор, он все решает, президент не может приказывать».

…Высотки «Парадного квартала», нависшие над малоэтажной окружающей застройкой, изуродовали охраняемый классический вид, открывавшийся с Потемкинской улицы. На очереди следующая градостроительная ошибка. Комплекс под названием «Смольный парк» возводится ЛСР на обломках корпусов Градских богаделен, сооруженных по указу Екатерины II (архитекторы Александр Пель, Александр и Николай Красовские, Федор Эппингер). Участь их была предрешена в период междуцарствия — когда Владимир Яковлев уже оставил главный трон Северной столицы, а Валентина Матвиенко еще не заняла его. В сентябре 2003 года и.о. губернатора Александр Беглов подписал распоряжение о проектировании и новом строительстве по адресу прописки Градских богаделен. Отдельным пунктом инвестору (тогда — ЛенСпецСМУ) разрешалось снести 8 исторических корпусов. Реализация задуманного забуксовала из-за возникших с согласованием таких сносов трудностей. После того как в Смольный пришла новая команда, проектом заинтересовалась «Группа ЛСР» и проблему быстро решили, включив мешавшие развернуться исторические объекты в «расстрельный список» Веры Дементьевой. После чего эта компания официально стала соинвестором проекта. Возводимые здесь новые дома, еще не достигнув уровня заявленного восьмого этажа, уже перекрыли вид на Смольный собор.

И не стоит упрекать в недальновидности чиновников, обеспечивших реализацию таких проектов. Во всяком случае, о собственном будущем они наверняка задумывались еще тогда, когда сочинялся обжалованный теперь приказ КГИОПа по «зачистке». В те годы это ведомство подчинялось вице-губернатору Александру Вахмистрову, строительным комитетом руководил бывший вице-президент ЛСР Евгений Яцышин, теперь благополучно вернувшийся в эту компанию. А господин Вахмистров, уйдя в отставку, возглавил ЛСР.

В свое время крупные строительные корпорации активно способствовали обеспечению победы Валентины Матвиенко на губернаторских выборах-2003. Не только словом агитируя, собирая подписи под коллективными обращениями строителей в ее поддержку (Андрей Молчанов был координатором строительного блока предвыборного штаба «кандидата №1»), но и рублем. Только на официальный счет избирательной кампании кандидата Матвиенко переводили немалые суммы десятки строительных фирм. Размеры и виды оказанной неформальной поддержки остались за кадром. Но дальнейшее развитие событий убедительно доказало: Валентина Ивановна по счетам платит добросовестно. Никогда прежде уничтожение подлинного Петербурга и агрессивное новое строительство не достигали таких масштабов.

Станет ли всерьез кусать руку кормящего пришедшая в Смольный новая команда, или только покажет зубы, поддерживая востребованный в предвыборную пору имидж грозных стражей закона? Декларируемая ими готовность истинных патриотов свято беречь доставшееся в наследство культурное достояние как-то не очень вяжется с заявленным намерением отстаивать в судах правоту своих предшественников, едва не доведших Петербург до исключения из списков всемирного наследия ЮНЕСКО.