Пиарщики кошмарят екатеринбургские банки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"На настоящий момент зафиксированы черные PR-кампании против 5 екатеринбургских банков – 'Северной казны', Банка 24.ру, Губернского, ВУЗ-банка и УБРР"

Оригинал этого материала
© ИА Advisers, origindate::07.11.2008

Черные пиарщики кошмарят екатеринбургские банки

Александр Орфенов

Некогда, еще в 90-е, столицу Урала Екатеринбург называли столицей черных пиарщиков. Потом, в связи с падением актуальности темы выборов, они как-то немного «приутихли». А последний месяц, похоже, переживают «вторую молодость».

Финансовый кризис стал главной темой не только СМИ, но и кухонных разговоров. Это легко понятно – дело-то касается всех нас, а не только банков. Но что интересно – в наибольшей степени (по крайней мере пока) кризис затронул не Москву – нашу финансовую столицу, а Екатеринбург, в котором, конечно, немало вполне нормальных банков, но «банковским центром» его назвать было бы более опрометчиво. И связано это с тем, что целый ряд екатеринбургских банков подвергся массированным информационным атакам. То есть – на общую неблагоприятную финансовую ситуацию наложились целенаправленные действия рейдеров, поставивших своей целью поглотить банки, которые в общем и целом чувствовали бы себя неплохо, если бы не эти «черные» информационные атаки.

На настоящий момент зафиксированы черные PR-кампании против 5 екатеринбургских банков – «Северной казны», Банка 24.ру, Губернского, ВУЗ-банка и УБРР, причем Губернский, как стало известно в конце прошлой недели, так и не смог оправится и в ближайшее время будет поглощен СКБ-банком.

Как же это делалось? Вот, например, «Северная казна». В течение двух недель, с 5 по 18 октября 2008 г. на банк была предпринята дезинформационная атака. Каналы распространения дезинформации были различны: спам-рассылки по icq и с использованием SMS-сообщений, форумы наиболее популярных городских порталов, личные переговоры с клиентами банков.

Ложная информация о недостаточной ликвидности и последующем банкротстве банка сформировала панические настроения в сознании части клиентов – как граждан, так и юридических лиц. Люди начали в срочном порядке снимать наличные средства со счетов, открытых в «Северной казне». Банк предпринял титанические усилия для успокоения общественного мнения, и кое-что удалось сделать, однако ситуация остается тревожной.

Практически под кальку все было сделано и в Банке 24.ру. 13 октября на банк организована информационная атака, целью которой была дискредитация банка. Неизвестными была произведена sms- и icq-рассылка, опубликованы сообщения на форумах о том, что необходимо срочно забирать вклады из банка в связи с его скорейшим банкротством. Включилось «сарафанное радио». Ситуация достигла пика к 21 октября, когда появляется информация о готовящейся провокации в офисах учреждения.

Несмотря на предпринимаемые банком антикризисные действия, информация о скором банкротстве банка появляется в ряде СМИ с заметным постоянством. Банк даже был вынужден обратиться в «компетентные органы», включая ФСБ, с заявлением о выявлении организаторов и исполнителей информационной атаки, и сейчас ведется расследование.

Совершенно очевидно, что все эти атаки на екатеринбургские банки не были «спонтанными», то есть организованные каким-то обиженным вкладчиком, заемщиком или клиентом. Несмотря на их относительную дешевизну (sms-рассылки и Интернет-действия относятся к наиболее дешевым инструментам PR), отдельную PR-кампанию против одного банка можно оценить не менее чем в 100 тыс.долларов, а это значит, что их проводили «по заказу». Ведь черные пиарщики – народ циничный и прагматичный, и «для собственного удовольствия» никогда не работают.

Так кто же заказал эти черные кампании? Конечно, здесь я выскажу лишь некоторые предположения на основе анализа информационного поля, так как, естественно, заказчики информационных атак никогда не сознаются в содеянном и будут всячески стремится скрыть информацию о своей причастности к таким действиям.

Первый вывод – сколько бы он ни был странен – дело не обошлось без властей. Свердловский губернатор Эдуард Россель с самого начала финансового кризиса стал заявлять о необходимости укрупнения уральских банков (а в нынешних условиях укрупнение равняется поглощению), а на определенном этапе в качестве такого «укрупнителя» начал называть СКБ-банк. И санатором Губернского банка был назван ни кто иной, как именно СКБ-банк.

А чем же он примечателен? Да вроде бы ничем особенным. Довольно рядовой банк для Уральского региона. И «вдруг», как по мановению волшебной палочки (Росселя?) вдруг обретает все шансы (или надежды) стать ведущим банком региона. Как раз за счет других банков, подвергшихся информационным атакам. Уже поговаривают, что Губернским дело не обойдется, что на очереди у него «Северная казна» и «24.ру». Но это региональные власти. А региональные власти обычно следуют в фарватере властей федеральных. И здесь, очень похоже, было так же.

С началом финансового кризиса государство объявило о господдержке финансовой системы. Но – специфической такой поддержке. Сначала дадим крупнейшим госбанкам (Сбербанку, ВТБ), затем еще крупнейшим, ну а они уже распределять эту помощь. И вроде бы логично, но что на деле-то? Не пустят ли эту «помощь» государственные и другие ведущие банки на санацию в виде поглощения?

Сразу нужно сказать – часть, и, полагаю, немалую часть банков действительно придется санировать в форме поглощения. Если они будут падать (а падать они будут, в этом нет никакого сомнения) – то такой путь наиболее приемлем для всех. И к этому в большей или меньшей степени готовы все банки. Но вот к чему они не готовы – и не хотят быть готовы, так это к тому, чтобы к падению их подталкивала целенаправленная деятельность государства и окологосударственных структур.

Уже в октябре из многих регионов, в том числе и из уральского, начала поступать информация о том, что работники Сбербанка на местах переманивают клиентов и вкладчиков из других банков, тем самым создавая крайне нервную обстановку (которая и так далека от идеальной на фоне финансового кризиса). Скандал достиг такого уровня, что руководство Сбербанка было вынуждено выступить со специальным заявлением, что строго-настрого предупредило своих сотрудников о недопустимости такой деятельности, и что уволен один из руководителей отделения в Восточно-Сибирском регионе, особенно рьяно занимавшийся этим.

Примечательно, однако, что поиски журналистами уволенного не увенчались успехом, а сам Сбербанк предпочел не обнародовать имени уволенного. Так что возникает стандартный вопрос – «А был ли мальчик?» И что еще интереснее – на официальном сайте Сбербанка Вы не найдете ни слова об этом заявлении руководства банка. Да и после заявления информация из регионов о продолжении такой деятельности продолжает поступать…

Я не банковский специалист, и не мне судить – сколько надо банков для нормального функционирования российской экономики – 1000, 300 или 10. С этим, полагаю, должна разобраться сама экономическая ситуация – ведь одной из важнейших функций кризиса (любого) является решение накопившихся проблем и оздоровление ситуации в целом. Но что я знаю точно – когда для этого используют негодные методы – никакого оздоровления не происходит, и ситуация лишь ухудшается. И мне искренне хотелось бы, что наша банковская система из кризиса вышла более эффективной для всего общества, а не сконцентрировавшей интересы определенных и известных слоев общества, что способно заложить основу для нового и вполне вероятно – значительно более масштабного кризиса.