Пикалевский тупик

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кризис – всего лишь удобная ширма, прикрываясь которой крупные игроки просто устроили в Пикалево передел рынка, втянув в эту опасную игру всех – от рабочих и жителей города до профсоюзных лидеров и губернатора области


Оригинал этого материала
© 47news.ru, "Фонтанка", origindate::13.03.2009 

Пикалевский тупик

Антон Николаев

Митинги протеста против массовых увольнений рабочих уже два месяца регулярно проходят в городе Пикалево Бокситогорского района Ленобласти. Пикалевская ситуация уникальна тем, что три градообразующих предприятия, на которых занято фактически все трудоспособное население города, с марта остановились. Официальная причина, которая уже была озвучена в прессе, – конфликт собственников предприятий, которые не смогли договориться между собой о новых ценах в период кризиса. Но если взглянуть на ситуацию внимательнее, становится ясно, что кризис – всего лишь удобная ширма, прикрываясь которой крупные игроки просто устроили в Пикалево передел рынка, втянув в эту опасную игру всех – от рабочих и жителей города до профсоюзных лидеров и губернатора области.

Этот город умрет…

Так говорят сегодня жители Пикалево, города, у ворот которого 67 лет назад были остановлены немецкие войска. На сегодняшний день официальная безработица составляет около 10% от общего числа жителей Пикалево (всего здесь проживают 22 тыс. человек).

Сердце производственного комплекса Пикалево - ПГЗ, завод, который с момента своего основания в 1959 году занимался выпуском глинозема, сырья, используемого в алюминиевой промышленности. До 2004 года в этот комплекс также входили еще два предприятия, использовавшие продукты переработки глинозема – нефелиновый шлам и карбонатный раствор - для производства соответственно цемента, а также соды и поташа. Таких уникальных предприятий на территории бывшего Советского Союза существовало всего два – в Пикалево и в Ачинске. Они работали по нестандартным технологиям: уникальная производственная цепочка была подобна кровеносной системе, обеспечивающей жизнедеятельность целого региона.

Но в 2004 году владелец комплекса, компания «Севзаппром», принадлежащая сырьевому олигарху Александру Бронштейну, решила распродать его по частям. Тогда и образовались три самостоятельных предприятия: Пикалевский глиноземный завод, собственником которого стала компания СУАЛ; Пикалевский цементный завод, который был приобретен строительной компанией «Интеко», а затем перепродан холдингу Филарета Гальчева «Евроцемент», и, наконец, химическое предприятие «Метахим» (производство соды и поташа), которое продавец оставил себе. Одна деталь: Бронштейн сам с собой, то есть с компанией «Метахим», заключил любопытный договор на поставку сырья с ПГЗ. Цена в контракте была указана фиксированная, срок действия контракта – 25 лет…

Таким образом прежний собственник сохранил в своих руках самую ценную часть комплекса: ведь соду и поташ «Метахим» продавал за рубеж, в отличие от своих «коллег» по разводу, работающих исключительно на российском рынке. Кроме того, «Севзаппром» подстраховался этим контрактом на четверть века вперед, словно предчувствуя, что фиксированные цены вскоре станут предметом самых ожесточенных споров на всех пикалевских предприятиях.

Цена развода была очень высока. Рентабельность ПГЗ взяла курс на нулевую отметку. В 2005 году закончилось действие контракта с «Апатитом», по которому цена на ключевой компонент для выпуска глинозема – нефелин – рассчитывалась по рыночной формуле с привязкой к стоимости алюминия на бирже. «Апатит» выдвинул новые условия – увеличил цену в полтора раза и зафиксировал ее на три года. Но при этом цена ежегодно должна была пересматриваться в соответствии с индексом цен промышленной продукции, т.е. расти. Кабальный характер договоров с контрагентами заставил «Пикалевский глиноземный завод» рискнуть отказаться от нефелина и начать производство глинозема на основе бокситов. Но эта цепочка не была эффективной по технологическим причинам, и в 2006 году контракт с «Апатитом»… был подписан. Можно предположить, что ПГЗ уже мало волновал СУАЛ, поскольку готовилась сделка по продаже всей компании. К слову сказать, и к этой сделке господин Бронштейн приложил руку, поскольку в СУАЛе он числился членом Совета директоров.

Весной 2007 года в рамках крупномасштабной сделки СУАЛ продает компании Олега Дерипаски РУСАЛ все свои металлургические активы, в том числе избавляется и от ПГЗ, который обещает одни убытки. Покупая нефелин дорого, и продавая отходы своего производства просто за копейки (и это на срок от 3 до 25 лет!), ПГЗ может существовать только на дотации…

Дело в том, что, например, себестоимость выпуска тонны глинозема из покупаемого у «Апатита» нефелина приблизилась в 2007 г. к 10 000 рублей за тонну, а сам глинозем можно было продать на мировых рынках примерно за 8 500 рублей…

ПГЗ становится убыточным. Закрыть градообразующее предприятие означает оставить без работы сотни людей. И тогда было принято решение перепрофилировать завод на производство цемента, что спасло бы город от безработицы. Так на ПГЗ весной прошлого года пришла компания «Базэл-Цемент-Пикалево», купившая завод у РУСАЛа. На модернизированном оборудовании глиноземного завода новый хозяин собирался производить цемент, имея к тому же собственное месторождение известняка. Но ошибкой Базэлцемента стал расчет на быструю реализацию проекта. Они просчитались с рыночной конъюнктурой и не предусмотрели рисков, связанных с падением цен на цемент. В этот момент и начался конфликт между компаниями-контрагентами, «Базэл-цемент-Пикалево», с одной стороны, и «Метахимом» и Пикалевским цементным заводом, с другой. Сегодня этот конфликт перерос в настоящую войну, грозящую унести жизни не только предприятий когда-то единого комплекса, но и целого города…

Кризис по-пикалевски

Руководство Ленинградской области и самого города Пикалево о планах «Базэл-цемента» провести перепрофилирование завода было уведомлено в начале 2008 года. По заявлениям компании, они вложили в реконструкцию ПГЗ около 12 млн. долларов, начали подготовку проектной документации. Как говорят представители компании-собственника, сокращения на предприятии были неизбежны. На обновленном ПГЗ будет 1 700 рабочих мест вместо существовавших 2 800. Но, по мнению собственника, это лучше, чем если все рабочие окажутся на улице. Для того чтобы в период реконструкции ПГЗ не остановился, «Базел-цемент» продолжал выпуск глинозема. Чтобы снизить очевидные убытки, руководство завода предложило поставщику нефелинового концентрата пересмотреть цены на поставляемое сырье. «Фосагро» отказался в категорической форме, что не удивительно.

Закупки концентрата на ПГЗ в итоге снизились, производство глинозема упало, соответственно снизились и объемы продуктов переработки – нефелинового шлама и карбонатного раствора, которые ПГЗ по фиксированным ценам в рамках старых СУАЛовских контрактов продавал соответственно «Пикалевскому цементу» и «Метахиму». В итоге финансовая удавка, образовавшаяся при разделе единого предприятия, задушила уникальный производственный цикл, существовавший до этого ровно 50 лет. Это в душе понимают представители всех пикалевских заводов…

Начались взаимные претензии всех предприятий, касающиеся поставок друг другу сырья.

В октябре 2008 года ПГЗ перестал поставлять нефелиновый шлам на «Пикалевский цемент», вскоре производство на этом заводе было остановлено, так как ПГЗ был для него единственным поставщиком сырья. Сначала руководство «Пикалевского цемента» уволило 800 человек из 1100. А уже в марте оттуда должно уйти еще около 180 человек, и там останется только обслуживающий персонал.

Модернизация «Пикалевского глиноземного завода» затянулась, в том числе и из-за серьезных долговых проблем всей группы «Базовый Элемент». В январе 2009 года предприятие встало, в связи с тем что не могло далее оплачивать холдингу «Фосагро» поставки нефелинового концентрата по тем ценам, которые «Фосагро» снижать так и не захотел.

В марте остановился третий и последний пикалевский завод - ведь компания «Метахим» перестала получать с ПГЗ необходимый объем карбонатного раствора для производства соды и поташа. Остановилась и жизнь целого города, в котором, напомним – 22 000 жителей…

Дальше все закрутилось по сценарию политического триллера. Начались митинги, организованные лидером профсоюза «Пикалевского глиноземного завода» Светланой Антроповой, вроде бы справедливо замечавшей о недопустимости оставления без работы более 4000 человек, которым в родном городе новых мест просто не найти. Писались письма в Правительство России, в минэкономразвития, в ФАС, губернатору Ленинградской области Сердюкову.

Зимой 2009 свой вердикт вынесла ФАС: руководство службы предписало «Базэл-Цементу» до 1 мая 2009 года либо продать глиноземное производство с сохранением технологической цепочки, либо возобновить поставки нефелинового шлама на «Пикалевский цемент» и карбонатного раствора на «Метахим».

Наконец, 5 марта в Пикалево прошло заседание правительственной комиссии по преодолению кризиса. Пикалевцы вышли на улицу, вернее, пришли к зданию Дома Культуры. Они хотели увидеть всех тех, от кого зависит сегодня судьба их города. Были все – и местные власти, и чиновники из Москвы, и представители компаний-владельцев пикалевских заводов. Только вот на самом заседании выяснилось, что у каждого из них - своя правда…

Ничего личного, просто бизнес

Руководство компании «Фосагро» будет защищать, прежде всего, интересы своих трудовых коллективов и акционеров. Оно, конечно, с уважением относится к жителям Пикалево и работникам его предприятий, но цены на нефелиновый концентрат снижать не намерено. Именно так сформулировал позицию комбината «Апатит» и компании «Фосагро» ее руководитель Максим Волков.

- ПГЗ хочет покупать у нас сырье по цене 380 рублей за тонну концентрата, а себестоимость тонны составляет 2 800! Себестоимость будет снижена, только если будут увеличены объемы его производства. А они зависят от объемов поставок нефелинового концентрата на ПГЗ. Сейчас нам невыгодно снижать цены…

Нежелание снижать цены уже ударило и по самому «Фосагро» - ведь другого покупателя на концентрат, кроме ПГЗ, у него нет. «Фосагро» уже несет убытки в размере 800 млн. рублей (цена бескомпромиссности?), одновременно с этим ожидая в гости комиссию ФАС, в которую с требованием навести порядок в ценообразовании обратился «Базэл-цемент»…

«Договариваться не о чем»

Завод «Пикалевский цемент» вскоре после раздела комплекса в 2004 году был куплен компанией «Евроцемент», принадлежащей Филарету Гальчеву. Сегодня «Евроцемент» настаивает на том, что закрытие его пикалевского завода напрямую связано со срывом поставок шлама. В то же время, известно, что проблемы империи Филарета Гальчева начались не осенью 2008, и не в Пикалево.

Дело в том, что «Евроцемент» весь 2008 год испытывает серьезные трудности со сбытом цемента в ряде регионов, за исключением, наверное, Ленобласти и Петербурга. Вызвано это и перепроизводством продукта, и снижением темпов его потребления, и увеличением доли импорта. Именно по этой причине руководство компании уже останавливало производство на 7 заводах, например, на ОАО «Михайловцемент», ОАО «Липецкцемент» и «Жигулевских стройматериалах». В 2008 году производство цемента на всех заводах компании снизилось на 32%, более 4 000 человек было уволено. Еще в 2006 году «Евроцемент» выиграл тендер на разработку расположенных в Ленобласти известняковых карьеров, которая могла бы покрыть дефицит сырья для предприятия. Однако о необходимости «перехода на известняк» «Пикалевский цемент» заявил только в конце ноября прошлого года – уже в разгар кризиса. И дожидаться модернизации предприятия (обещанный срок – сентябрь 2009 года) трудовому коллективу придется за воротами.

«Евроцементу» был выгоден старый технологический способ изготовления цемента на базе шлама. Прежде всего потому, что «Евроцемент» в Пикалево работает по т.н. толлинговой схеме на давальческом сырье. Покупая по дешевке шлам у ПГЗ, передавая его по контракту своему же пикалевскому заводу, московская империя «Евроцемент» продавала полученный в итоге продукт (около 2 млн. тонн в год) по ценам выше мировых. При этом, согласно официальным финансовым документам, например, за 2007 год, предприятие не имело прибыли – его убытки по итогам года составляли около 3,5 млн. рублей. И конечно, известие о намерении «Базэл-цемента» производить цемент в Пикалево не могло обрадовать руководителей «Евроцемента» - компанию, позиции которой в России считались почти монопольными.

Президент ЗАО «Евроцемент-груп» Михаил Скороход, судя по всему, общего языка с хозяевами ПГЗ найти не сможет:

- Намерения «Базэл-цемента» не оставляют сомнений – они хотят вытеснить «Пикалевский цемент» с рынка, создать здесь свою компанию, которая поглотит всех конкурентов. Руководство ПГЗ предлагало уже столько разных сценариев, что сейчас никто не может понять, что будет завтра, какой сценарий еще возникнет. Поэтому сегодня договариваться вообще не о чем. «Базэл» хотел купить наш цементный завод. Они нам сами предложили продать его. Мы продавать не будем, будем переходить на другую схему производства цемента. В сентябре дадим первый цемент, скоро, уже в апреле, начнем открывать вакансии.

Исходя из услышанного, можно смело предположить, что «Евроцемент», начиная производить цемент из известняка и глины, самостоятельно выходит из схемы, существовавшей на предприятиях Пикалево еще в прошлом году. Бизнес есть бизнес...

Случайная оговорка

Компания «Метахим», производящая на отходах глиноземного производства соду и поташ, по-прежнему принадлежит компании Александра Бронштейна «Севзаппром». Ее генеральный директор Александр Утевский – личность в Пикалево известная, трудится здесь не первый год. Возглавляемый им «Метахим» уже обратился в ФАС с требованием обязать «Базел-цемент» вернуться к продаже своих продуктов передела (карбонатный концентрат) по фиксированным ценам в рамках своего 25-летнего контракта. Сегодня Утевский ратует за завод, за город, за старые производственные цепочки. Именно так кажется всем…

- У нас горит дом, а мы пишем письмо пожарным. Хочу напомнить: с осени 2007 года мы говорили - ПГЗ идет в гроб. Сейчас мы присутствуем на его похоронах. Моя позиция такова: никакие компромиссные полумеры типа перепрофилирования завод не спасут, нужно восстановить полный цикл производства... Мы сделали предложение «Базел-цементу» о покупке завода, подписали договор о конфиденциальности, я в скором времени надеюсь получить доступ к финансовой документации ПГЗ.

Александр Утевский на фоне конфликта «Базел-цемента» с неуступчивым «Фосагро» и прямым конкурентом в лице «Евроцемента» вроде бы не главный игрок. Он пока в тени. Но вот что интересно: именно его «Метахим» сделал первое предложение о покупке ПГЗ.

Утевский настойчиво добивается от Михаила Скорохода ответа на вопрос, будет ли «Евроцемент» в дальнейшем покупать у ПГЗ шлам. Скороход уходит от ответа – мол, вы сначала ПГЗ купите, а там посмотрим. Утевский, кажется, убеждает сам себя:

- «Евроцемент» выходит из игры, так как шлам ему не нужен в тех объемах, что способен давать ПГЗ после перепрофилирования. Ему надо переходить на классическую технологию.

Так зачем же «Метахим» хочет купить ПГЗ? Что он будет делать с 250 000 тоннами глинозема и кому он будет продавать шлам, если оба этих продукта никому не нужны? На эти вопросы Утевский не отвечает, отшучивается. Даже когда губернатор области Валерий Сердюков строго спрашивает его, вернется ли «Метахим» в случае покупки ПГЗ к работе по прежней схеме, Утевский уклончиво отвечает: мол, я сказал то, что сказал.

И вдруг, негодуя по поводу остановки предприятий, Утевский оговаривается:

- Что за это время сделал «Базэл-цемент»? Ничего. А мы сами за 10 месяцев запустили одну цементную линию на «Метахиме»…

Не исключено, что «Метахим», обозначив намерение купить ПГЗ, уже ищет на него другого покупателя. Или же, что еще вероятнее, хочет сам производить… все тот же цемент! Иначе зачем было запускать целую линию на «Метахиме»? Утевский, скорее всего, понимает, что 250 000 тонн глинозема никому не продаст, шлам – тем более. Ему нужен цемент. А это значит, что нужно для начала купить ПГЗ. Чтобы его перепрофилировать. Тем более, что «Базэл» первые 12 миллионов долларов в модернизацию производства уже вложил. И конечно, купить завод надо бы подешевле.

- Надо продать завод тому, кто восстановит крупный объем производства. Мы за месяц готовы восстановить работу. В полном объеме… А кто вообще разрешил перепрофилировать ПГЗ? ФАС, правительство? Пусть прокурор проверит, нет ли в действиях собственника состава ст. 195-ой – умышленного доведения до банкротства? - говорит Утевский.

Привлечение тяжелой артиллерии в лице прокуратуры – классика жанра. После Утевского в дискуссию включается Светлана Антропова, председатель пикалевского профсоюза.

- Прокурор Панфилов находится здесь – пусть проверит, что творится на заводе. Нарушения трудового законодательства! Сокращения! Какой цемент они хотят производить? Абсурд. Где цемент? Где деньги? Нет холодной воды, закрыты туалеты! А как же трудовой кодекс? Учтите, до развала Пикалево осталось совсем немного.

После совещания разгоряченная Светлана Антропова, смахивая пот с лица, устало говорит:

- Надо, чтобы кто-нибудь купил завод. Может быть, «Фосагро», но лучше «Метахим».

Интересно, за какое «восстановление производственных цепочек» ратует профсоюз? И почему он молчал в 2004 году, когда эти цепочки рвали «по живому»?

Шаг назад, два шага вперед?

Выходом из ситуации, сложившейся в Пикалево, было бы объединение производственного комплекса на новых условиях, считают представители «Базэл-цемента». Собственникам ПГЗ при покупке завода досталась и «социалка», и ТЭЦ, которую «Базэл» по-прежнему дотирует. Предприятие убыточно, но оно, в отличие от своих контрагентов, налоги платит не в Москве, и не в Волхове, а именно в Пикалево.

Но компанию в городе не жалуют. Прежде всего потому, что формально по вине «Базэл-цемента» остановились и пикалевский цементный завод, и предприятие «Метахим»: ведь именно ПГЗ остановил им поставки шлама и раствора. Кроме того, перепрофилирование завода еще не завершено. Из шести печей под глинозем осталось 4, одна работает на производство цемента, одна – в ремонте. А завод стоит.

С другой стороны, говорят в «Базэле», вся эта странная схема взаимодействия и извлечения прибыли из чужих отходов когда-нибудь все равно бы рухнула. Дело в том, что ПГЗ в отрыве от всей производственной цепочки нерентабелен. А производство глинозема – вообще убыточно. Поэтому работники ПГЗ давно получали зарплату вполовину меньше, чем их соседи с других предприятий города. Это несправедливо, если учесть, что без ПГЗ не было бы ни шлама, на котором в Москве зарабатывал «Евроцемент», ни карбонатного раствора, который давал возможность «Метахиму» продавать в Европу соду и поташ. ПГЗ действительно был сердцем этой технологической цепочки. Но не каждая цепочка - бизнес.

Что предлагает «Базэл»? Объединиться в единый холдинг, куда бы вошли представители всех секторов пикалевского производства – и цементники, и химики. Доли в уставном капитале такой объединенной компании были бы разделены в соответствии с вкладом каждого в бизнес единого производственного комплекса. Контрагенты - против. Их публичные аргументы на этот счет неизвестны.

На самом же деле все просто. Себестоимость выпуска тонны глинозема приблизилась в 2007 г. к 10 000 рублей за тонну, а сам глинозем можно было продать на мировых рынках примерно за 8 500 рублей. В 2008 году эта диспропорция увеличилась. Схема ПГЗ абсолютно убыточна, и это понятно всем.

Что же до «Евроцемента», шлам он покупал у ПГЗ за 400-500 рублей, цемент продавал за 3 500 за тонну.

Та же история у «Метахима»: за 5 кубических метров карбонатного раствора для производства тонны поташа он платил ПГЗ менее 3 000 рублей, а поташ продавал на мировом рынке почти за 10 000. Так зачем же цементникам и химикам объединяться с глиноземщиками? Вариант объединения в единую бизнес-корпорацию предусматривает не только доходы, но и расходы – инвестиции, социалку, содержание той же ТЭЦ.

Куда проще купить завод по дешевке и… начать перепрофилировать его под выпуск цемента. Утевский, правда, обещает, что если он купит ПГЗ, то договорится с «Фосагро» по поводу цены на нефелин и восстановит всю цепочку. Может, договорится, а, может, нет. Точно известно только одно, что в конце 2005 года, когда был конфликт по поводу того, что «Фосагро» взвинтила цены на нефелин, Утевский говорил, что с акционерами компании «Фосагро» невозможно ни о чем договориться. Пикалевское ноу-хау.

Позиция профсоюза часто меняется. Вернее, позиция его лидера – Светланы Антроповой.

Интересно, что еще в 2005 году она жестко критиковала «Фосагро» и «Апатит» за его высокие цены на концентрат и нежелание договариваться с ПГЗ:

- В погоне за прибылью «Апатит» превращает хозяйственный процесс в азартную игру. Тысяча человек потеряет работу из-за отсутствия сырья, которое в Мурманской области просто выбрасывают, как отходы.

Сегодня Антропова всерьез говорит о том, что «Фосагро» стоит подумать над тем, чтобы… купить ПГЗ, и проводит с представителями «Фосагро» совместные пресс-конференции. Чем вызвана столь радикальная смена позиций? Тем, что профсоюз решил стать самостоятельной силой и вольно-невольно включиться в борьбу за собственность. Силой он стал, раз выводит на улицы сотни людей, как это уже было в конце февраля. Но самостоятельной ли?

Поведение Светланой Антроповой на последнем совещании правительственной комиссии говорит о том, что профсоюз в ее лице определился. Ставка - на «Метахим». Вполне возможно, что эта ставка сыграет. Тем временем, Антропова уже объявила – если до 14 марта решения о выходе из кризиса не будет принято, люди не только выйдут на улицы Пикалево, но и перекроют основные железнодорожные и автомобильные трассы.

P.S. На прошедшем несколько месяцев назад совещании профлидеров Уральского федерального округа с полпредом Петром Латышевым председатель федерации профсоюзов Свердловской области Андрей Ветлужских заявил, что в стране уже фактически появились профсоюзные рейдеры. Нестабильность на предприятиях ведет к снижению конкурентоспособности и делает его легкой добычей для рейдеров, роль которых играет как раз профсоюзная ячейка, отмечали участники совещания. Мало того, ими был впервые признан факт появления в стране так называемого «профсоюзного экстремизма».

***

Оригинал этого материала
© stopcrime.ru , origindate::17.03.2009

Комментарий эксперта:

Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета, член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека:

Известно, что крупные капиталы строятся не только в цивилизованном экономическом пространстве, но и периоды передела сфер влияния и крушения рынков. На кризисе многие пытаются заработать, и это не секрет. Сегодня, когда экономика страны переживает сложный период, появляются новые технологии преступных действий в области захвата бизнеса, в сфере слияний и поглощений. В рейдерских операциях все активнее участвуют не только коммерческие компании или банковские структуры, но и профсоюзы. В советское время они делили путевки в санатории, сегодня - пытаются делить бизнес. Профсоюзные ячейки, выступая своего рода ширмой для рейдерской структуры, выводят людей на улицы, блокируют работу предприятий, угрожают перекрыть трассы и буквально лечь на рельсы. Тем самым снижается капитализация предприятия-жертвы, и оно становится легкой добычей для рейдера. В отдельных случаях профсоюз даже может обратиться в правоохранительные органы, чтобы окончательно «закошмарить» бизнес, притом, что в действительности именно их действия противозаконны. Будучи направленными на разжигание социальной ненависти и розни (а именно с такими лозунгами людей выводят на улицы), они подпадают под определение «экстремизм». Все вышесказанное в полной мере относится к ситуации в городе Пикалево. Здесь со стороны профсоюзов глиноземному заводу последовательно создаются многочисленные проблемы. Люди выводятся на улицы, во все инстанции пишутся гневные письма с обвинениями собственника глиноземного завода в «истреблении целого города», со стороны профбоссов звучат публичные угрозы обанкротить предприятие. На этом фоне со стороны определенной коммерческой структуры глиноземщикам поступает «неожиданное» предложение - продать предприятие. И, можно предположить, что, скорее всего, за бесценок: мол, как же иначе, предприятие ведь проблемное! Таким образом, налицо просто классическая схема попытки недружественного поглощения бизнеса. Поэтому, на мой взгляд, деятельность лидеров пикалевского профсоюза целесообразно проанализировать на предмет наличия в ней не только т.н. профсоюзного экстремизма, но и коррупционной составляющей - ее надо искать в рамках отношений лидеров профсоюзов с той самой коммерческой структурой, интересы которой они практически открыто лоббируют, прикрываясь интересами трудового коллектива.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif