Пирамида опеки

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Пирамида Опеки»)
Перейти к: навигация, поиск


Пенсионные «копейки» сделали главу Пенсионного фонда Михаила Зурабова очень богатым человеком

1070874781-0.jpg Имя этого человека никода не значилось в списке олигархов, хотя объем контролируемых им денежных потоков вполне сравним с бюджетом небольшой африканской страны. Зато Михаил Зурабов может не бояться любого варианта путинского «равноудаления»: связи, наработанные им в качестве «кошелька» кремлевской «семьи», уже не раз выручали его на крутых поворотах российской политики.

ЛЕСТНИЦА В НЕБО

Вряд ли выпускник факультета экономической кибернетики Московского института управления мечтал стать начальником всех российских собесов. Судьбу Зурабова решила случайная встреча: приехав в зараженный после аварии атомной станции Чернобыль, он познакомился с будущим министром атомной промышленности Адамовым. Дальнейшая карьера нынешнего главы Пенсионного фонда оказалась тесно связана с «дочерними» структурами ведомства министра Адамова и близкими к нему организациями. Так, уже в 1988 году Зурабов занял должность председателя совета директоров АО «Конверсбанк», а в 1992-м возглавил медицинскую страховую компанию МАКС.

Одну из «операций » МАКСа, занимавшего 70% страхового рынка столицы, до сих пор можно считать образцом того, что среди вороватых коммерсантов принято называть «отмывание денег». Так, в 1995 году страховая компания МАКС выдала некоему АО «Моситалмед» три миллиарда рублей (около $600 тысяч) на реконструкцию зданий компании. На первый взгляд в подобной благотворительности нет ничего противозаконного. Вот только деньги, как вскоре выяснилось, были взяты из Фонда обязательного медицинского страхования граждан, что категорически запрещено специальным постановлением правительства РФ, при этом учредителем фирмы «Моситалмед» первоначально выступила все та же страховая компания МАКС Михаила Зурабова.

КЛАН

Со временем деятельность Зурабова вышла за рамки банального бизнеса: по сути, он строил крепкую кланово-семейную вертикаль. Так, уже в 1991 году в правление Конверсбанка вошел брат Зурабова Александр Юрьевич: он стал руководителем валютно-финансового управления, а потом организовал собственный КБ «Доверительный и инвестиционный банк». Жена Зурабова Юлия Анатольевна учредила АОЗТ «Октопус» – занялась разработкой и выпуском медицинского оборудования, а также чрезвычайно прибыльным импортом лекарственных препаратов, медоборудования и материалов для стоматологии. Понятно, что счета «Октопуса» размещались в Доверительном и инвестиционном банке Александра Зурабова и АСК МАКС Михаила Зурабова. Отец Зурабова стал учредителем и руководителем ТОО «Интернсан», занимающегося внешнеэкономической деятельностью, а мать – руководителем фирмы «Геоспейс», импортировавшей в Россию плавательное оборудование. Конечно, счета «Интернсана» и «Геоспейса» немедленно оказались все в том же Доверительном и инвестиционном банке.

Как это ни удивительно, в число учаcтников «родственной артели» сумел затесаться явный чужак: на правах полномочного «семьянина» к клану Зурабовых примкнул бывший министр атомной энергетики Евгений Адамов – во всяком случае политическая «крыша» у них была общая. Правда, если за Адамовым явственно просматривалась тень тогда еще всесильного Бориса Березовского, то Михаилу Зурабову покровительствовала сама Татьяна Дьяченко.

ПОСЛЕДНИЙ СЕМЬЯНИН

Собственно, своим нынешним звездным положением Михаил Юрьевич обязан именно дочке первого российского президента. Вскоре деятельность главы клана Зурабовых приобрела поистине государственный размах: в ноябре 1998 года бывший кибернетик стал советником президента. А потом, счастливо пережив в феврале 1999 года разгромную реорганизацию штата советников, стал председателем Пенсионного фонда.

Пенсионные деньги принято называть «копейки» – но это определение верно только для самих пенсионеров. На самом деле, взяв под контроль потоки стариковских «гробовых», Зурабов стал одним из самых влиятельных финансистов страны. Понятно, что в одиночку «рулить» миллионами бюджетных денег довольно затруднительно. Для штурма новых финансовых вершин Зурабов задействовал своего старого знакомца Евгения Борисовича Шульженко, передав ему бразды правления Фондом обязательного медицинского страхования и руководство крупнейшей в столице Московской акционерной страховой компанией.

Схема взаимодействия Пенсионного фонда и медицинских страховщиков была на редкость незатейлива: на страховые деньги МАКС закупал на Западе медицинские приборы и оборудование, а потом выгодно перепродавал российским покупателям. К примеру, через фирму «МАКС-Фарма» (учредитель – компания МАКС, экс-руководитель – Михаил Зурабов) у швейцарской фирмы «Шиллер АГ» была куплена медицинская техника на сумму более $70 тысяч. У компании «Юро Сэпплай АГ» та же «МАКС-Фарма» приобрела оборудование на $133 тысячи, а у компании «Экотрон Холдинг АГ» – на сумму $173 тысячи. Где потом оказалась большая часть прибыли от этих операций, знают, наверное, только бухгалтеры многочисленных структур, контролируемых Зурабовым и Шульженко…

У скептиков, сомневающихся в счастливом будущем пенсионной реформы, есть еще один железный аргумент. Блестящая карьера нового пенсионного монополиста – лучшее доказательство его поразительного умения превращать часть доверенных ему денег в источник пополнения «семейного» бюджета. Значит, сегодня у него есть все шансы получить очередное «повышение в чине» и превратиться из искушенного аппаратчика и удачливого бизнесмена в первого олигарха новой волны «госкапитализма».

Олег Лурье

Оригинал материала

«Вслух о»