Пиратские методы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© "Компьютерра", 05.11.2002 Должен остаться только один...
Дмитрий Коровин
Converted 15079.jpg
18 сентября состоялось заседание круглого стола в Торгово-промышленной палате (ТПП — государственная структура, ее официальные цели включают в себя «защиту интересов по вопросам, связанным с осуществлением хозяйственной деятельности, организацию взаимодействия предпринимателей с государственной властью…» и др.), посвященное теме «Пиратство в России. Проблемы борьбы с контрафактной продукцией, распространяемой на оптических носителях». На заседании, открывшемся речью бывшего премьер-министра России г-на Примакова, известные лица говорили умные и не очень вещи о состоянии пиратства в России. В заключение была выработана резолюция и принято решение о создании на базе Комитета по интеллектуальной собственности ТПП рабочей группы по борьбе с контрафактной продукцией.

Заявочный список участников мероприятия впечатлял: председатель государственного Таможенного комитета, посол США в РФ, министр экономического развития и торговли РФ, министр РФ по делам печати…

После круглого стола в СМИ прошла целая серия публикаций, громкие заявления сделали крупные чиновники, например премьер Касьянов, но мало кто задумался над тем, а что на самом деле стоит за вновь всплывшей темой «борьбы с пиратством».

Мы решили исследовать этот вопрос и обнаружили ряд любопытных фактов. Фирма «XXI век» (лидер по оборотам среди компьютерных пиратов) когда-то построила завод «Руссобит», выпускающий лазерные диски. На сегодняшний день он стал основой целой империи, в которую входит легальная фирма-правообладатель «Руссобит-М», «антипиратская» структура под названием НАЗИП (Национальное агентство по защите интересов правообладателей.  Официальный учредитель НАЗИП — ООО «Руссобит». Интересно, что официальный сайт НАЗИП (на момент написания статьи — на реконструкции) зарегистрирован на некоего Бардалима, продававшего в 1997–98 гг. пиратские диски «XXI века» и осужденного за это в 1998 году Останкинским судом по 146-й статье (приговор — 200 МРОТ штрафа).), структура под названием Protection Technology и — гвоздь программы! — Комитет по интеллектуальной собственности Торгово-промышленной палаты. Плюс несколько мелких «прокладочных» структур под различными маркировками, но с одними и теми же учредителями и руководителями.

Почему все эти конторы оказались под одной «крышей»? Давайте разберемся. Есть пиратская фирма «XXI век», для которой основной бизнес — распространение компакт-дисков. Канал продаж выстроен, что дальше? Правильно — нужно создавать собственное производство. В 1998 году заработал завод «Руссобит». Чего еще не хватает? — «легальной» крыши и возможности везде говорить, что ты — легальный правообладатель. Тут появляется «белая» фирма «Руссобит-М» (2000 год). Следующая идея: нужен механизм, который позволяет скрутить конкурентов-пиратов в бараний рог. Здесь на сцену выходит НАЗИП, «борец» с контрафактными дисками (2001 год). Разумеется, не станет лишней и фирмочка, в которой будут трудиться программисты, создающие электронную защиту и/или вскрывающие ее, — появляется Protection Technology.

Остался маленький штришок — ведь чтобы окончательно подмять под себя рынок, необходимо иметь еще и государственные полномочия, настоящую «крышу». Именно для этого создается Комитет по защите интеллектуальной собственности при ТПП.

Но хочешь хорошо жить — умей делиться. ТПП не благотворительная организация и за красивые глазки никому помогать не станет. Нужна схема зарабатывания денег, причем адекватная по масштабам самой Торгово-промышленной палате. А теперь вспомним «Положение о лицензировании деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей» (см. www.computerra.ru/offline/
2002/459/19975). В «Положении…» идет речь о том, что все легальные диски должны снабжаться специальными марочками, а те, на которых таких марочек не обнаружится, будут считаться пиратскими. В письме г-на Примакова (от имени ТПП) правительству идея отдать «марочки» ТПП сформулирована так: «В случае решения о финансировании

правительством РФ таких мероприятий ТПП могла бы взять на себя сертификацию предприятий-производителей в РФ и тех зарубежных предприятий, которые пожелают продавать свою продукцию в России». Понятно, что того, кто подрядится клеить марки-индульгенции, материальные блага стороной не обойдут…

Все это означает только одно: если не оказать сопротивление вышеописанной пиратской структуре, за год-полтора она сможет подмять под себя весь рынок. Таким образом, в стране останется фактически один-единственный пират, который поставит под контроль все остальные пиратские фирмы и заводы (другой вариант — просто разорит), после чего его финансовые возможности станут неограниченными. А с помощью Комитета ТПП и лицензионных марок появляется еще и сильнейший рычаг давления на российских правообладателей — если те будут «выступать»…

Скажете, я преувеличиваю? Вовсе нет, давайте посмотрим, почему подобный вариант развития событий более чем вероятен.

На сегодняшний день на российском легальном рынке компьютерного ПО представлены коробочные, и в гораздо больших объемах, jewel-версии (у слабых продуктов их тираж достигает десятков тысяч копий, у сильных — сотен тысяч). Jewel’ы распространяются по пиратским каналам, и вовсе не потому, что отечественные производители легального софта потворствуют пиратству — просто ни у одной легальной фирмы сеть распространения в подметки не годится пиратской! Каждая крупная пиратская оптовая фирма получает чистыми 100–200 тыс. долларов в месяц. Сейчас таких фирм пять.

Представьте, что останется только один оптовик — он и будет решать, брать диски или нет. То есть над существенным сегментом легального рынка (большую часть которого, отметим еще раз, количественно составляют jewel’ы) установится монопольная власть.

С другой стороны, проще простого зажать всех остальных пиратов! Ведь что стоит созвать конференцию, пригласить на нее высших эмвэдэшных чиновников, продемонстрировать ненависть к пиратству, а потом под эту дудочку устранять конкурентов — руками государства. А чего: берешь НАЗИПовцев, приходишь в МВД и говоришь: «Поступила информация про ужасного пирата». Поехали, быстренько провели «экспертизу», признали диски или установленное на компьютерах ПО пиратским, грохнули фирму — одним конкурентом меньше. Технология отработанная. И дальше как в фильме про Горца — должен остаться только один.

Вышеописанная схема опасна тем, что на малой айтишной сцене впервые появляется коррупция высшего ранга — государственного. Здесь не будут раздумывать, давать на лапу участковому или платить взятку начальству ГУВД — здесь речь идет о правительственном уровне. А коли так, то это пример сращивания преступности с властью. Когда (если) описанный механизм заработает, к пирату будет не подобраться.

Приведу несколько фактов, подтверждающих сведения, полученные нами из неофициальных источников. В настоящий момент генеральным директором фирмы «Руссобит–М» является Юрий Москвин, осужденный в декабре 2001 года по делу пиратской фирмы «XXI век» (146-я статья, часть 2, УК РФ). Суд назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием в исправительной колонии общего режима (В связи с амнистией его освободили от отбывания срока). Кроме того, осужденный «страдает тяжелым заболеванием». В рамках дела, кстати, у пирата было изъято 600 тысяч дисков, и это самое крупное изъятие контрафакта за всю российскую историю.

«Руссобит» возглавляет Олег Гордийко, он же возглавляет НАЗИП, он же является председателем Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по интеллектуальной собственности! Вероятно, именно Гордийко и является главным идеологом происходящего. Кстати, по некоторым данным, в фирме Protection Technologies работают несколько бывших сотрудников «XXI века». Например, Юрий Игумнов. Или Александр Пак. В 1999 году в документации, изъятой в рамках упомянутого выше уголовного дела (до суда дошло только через два года), эти господа фигурировали в качестве работников фирм «XXI век» и «Торсон» (подельник «XXI века»).
Converted 15080.gif

Государственно-пиратская империя "XXI века"
Как мы уже говорили, контакт между пиратами и торгово-промышленными предпринимателями возник на сугубо «деловой» основе. До выяснения вопроса, что стоит за антипиратской риторикой тов. Гордийко и Ко, у ТПП просто не дошли руки. Так же как, например, и у американской ТПП, другой участницы круглого стола. На вопрос, знают ли там о выходе российских пиратов на государственный уровень, Татьяна Рогозина, директор по стратегическому планированию американской ТПП, ответила: «Я не могу это прокомментировать, я не в курсе подобных фактов». Думается, американское начальство г-жи Рогозиной тоже не в курсе…

Пока правительство не готово передать контроль над рынком оптических носителей Комитету ТПП. Однако если это все же произойдет — в руках пиратов окажется немалая рыночная и административная власть.

«Компьютерра» еще вернется к этой теме — когда всплывут новые подробности дела. Мы будем самым внимательным образом следить за развитием событий. Пишите нам.
*** Вот что сообщили наши источники в МВД РФ,  занимающиеся борьбой с нарушениями в сфере интеллектуальной собственности:
По поводу Гордийко: «Из коммерсанта он пытается превратиться в государственного чиновника, который от лица государства будет формировать политику по борьбе с нарушениями в области авторских прав, а также решать, кто будет работать в пиратском бизнесе, а кто нет. Так как завод «Руссобит» печатает и, вероятно, продолжит печатать контрафактную продукцию, Гордийко вышел из состава учредителей ООО «Руссобит», оставшись, тем не менее, главой НАЗИПа».
Относительно специальных идентификационных меток на оптических носителях информации: «В принципе, идея неплохая, но бесполезная, так как заводы, выпускающие контрафактную продукцию, могут с таким же успехом печатать пиратские диски с идентификационной меткой. Кроме того, при проведении проверки в организациях, реализующей «интеллектуальную продукцию», сотрудник милиции либо налоговый полицейский все равно обязан привлекать эксперта, либо представителя правообладателя. А они и безо всяких приборов определят, контрафактная продукция или нет.
Кроме того, прекратить торговлю «пираткой» на лотке может любой патрульный милиционер, находящийся при исполнении своих служебных обязанностей, если потребует у продавца того, чего у него, как правило, нет — свидетельства о регистрации фирмы, разрешения на право торговли, накладные документы, подтверждающие легальность товара и правомерность его оборота, медицинскую книжку и т. п. Должен быть кассовый аппарат и документы о его регистрации в налоговых органах…
Правда, при обязательной маркировке дисков пирата можно будет привлекать не только по ст. 146 УК РФ (Нарушение авторских и смежных прав), но и по ст. 171-1 УК РФ (Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров или продукции),  ст. 327-1 УК РФ (Изготовление, сбыт поддельных марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия, либо их использования). Зато стоимость производства из-за специальных меток увеличится, бесполезно уйдут бюджетные средства на производство приборов для идентификации меток (которыми должны будут снабжаться организации, контролирующие данный вид бизнеса)».
По поводу НАЗИПа: «Сотрудники данной организации для увеличения своего веса наносят визиты в различные контролирующие госструктуры (прокуратура, МВД, ГТК и др.) и предлагают заключить договора о сотрудничестве, хотя непонятно, для чего. Эти организации должны бороться с преступностью, исходя из возложенных на них функциональных обязанностей. Складывается впечатление, что НАЗИП просто ходит по высшим органам государственной власти и собирает бумажки для «прикрытия». Если что — всегда можно сказать, «а у нас с этим договор, и с вот этим». Для работы все эти бумажки совершенно не нужны».
***
Довольно забавна история «делового» знакомства господ Москвина и Гордийко. Последнего Москвину «навязали» те, кто давал деньги на завод «Руссобит». Инвестором строительства стало Предприятие по поставкам продукции Управления делами Президента РФ. Оно же — официальный учредитель ООО «Руссобит» вместе с рядом других организаций, например «Лазер-Медиа». Сам «Руссобит» в свое время неофициально утверждал, что кредит на завод (около 8 млн. долларов) был выдан из госбюджета, но независимых подтверждений этому нет. Возможно, на «Руссобите» путают понятия «государство» и «Управление делами Президента». Так или иначе, Предприятие по поставкам продукции Управделами Президента РФ стало совладельцем завода «Руссобит» в каких-то долях с самим Москвиным. Тут на сцену — для присмотра за Москвиным? — и вышел Гордийко.

Не менее занимателен клубок, в который закручены родственные и деловые связи основных персонажей, сгруппировавшихся вокруг «XXI века».

Например, некто Александр Лигай — фигурирующий в деле ООО «ЛМ», ООО «Торсон» и «XXI века» (судья, выносивший приговор Москвину, сделал отдельное замечание, что следствие ошибочно не «разработало» линию Лигая). Следствие действительно линию не разработало, и ныне Александр Лигай — коммерческий директор ООО «Руссобит». Есть и Лигай №2 — Виктор, брат Александра. Виктор — гендиректор ООО «Руссобит-Софт», фигурант нескольких не дошедших до суда уголовных дел по статьям 146, 242 и 273 (инкриминировалась печать порнухи и контрафакта на заводе «Руссобит»).

Юрий Москвин, как мы уже говорили, — владелец акций завода «Руссобит» (и мажоритарный акционер «Руссобита-М»). И сам «Руссобит», где гендиректором Гордийко, тоже владелец акций «Руссобит-М». В свою очередь, в числе «родителей» ООО «Руссобит» есть еще один Москвин, но уже Сергей, брат Юрия Москвина. Сергей Москвин учредил и возглавляет ООО «Лазер Медиа», которое, в свою очередь, соучредило «Руссобит». Сергей Москвин тоже фигурировал в деле фирмы «ЛМ» (как ее главный бухгалтер) и был причастен к деятельности ООО «Торсон» и ООО «XXI Век» (вместе с Юрием Москвиным долгое время занимался поставками пиратских дисков).
*** С Олегом Гордийко у нас состоялся такой разговор.
Есть информация, что «Руссобит» и Комитет по интеллектуальной собственности связаны с пиратскими структурами.

— Во-первых, надо понять, что такое пиратское структура и кто за ней стоит. Во-вторых, главное, мягко говоря, обоср… человека, а потом пусть он отмывается, это его проблемы. В-третьих, и сказать-то нечего…

То есть у вас нет информации, что Комитетом или «Руссобитом» управляют пираты?

— Слух абстрактный. Кто-то внедрился, и что? Что он делает? Обвинить в пиратстве меня или тот же Комитет по интеллектуальной собственности — да он не имеет никакого отношения к пиратству («он» не имеет, а сам Гордийко? — Ред.), мы сами с ними боремся, защищаем свою продукцию, нас тоже пиратят (обратите внимание на слово «тоже». — Ред.).

Мы распрощались, однако на этом, как оказалось, разговор не закончился. Случилась небывалая вещь: буквально через час на мобильный телефон вашего покорного слуги (своих координат я не оставлял!) позвонила секретарша Гордийко и попросила связаться с ним «для продолжения беседы». Звоню, и выясняется, ради чего: «Я проанализировал наш разговор, чтобы он не получился эмоциональным… вы можете посмотреть список членов Комитета… я очень бы хотел услышать, кого можно назвать пиратом там… получается, что это все обвинения в мой адрес и политические интриги, вот что я хотел бы добавить…»

Ценное продолжение разговора получилось, не правда ли? Чиновник перезванивает корреспонденту ради того, чтобы сказать пару общих фраз! И с чего это г-н Гордийко так забеспокоился…

А вот Юрий Москвин из «XXI века» избрал другую тактику: за без малого три недели с ним не удалось пообщаться ни разу. Причем на сей раз я свои координаты помощникам Москвина оставил и очень просил Юрия выйти на связь.