Писатель с большой дороги

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::19.10.2004, Фото: chas.cv.ua

Писатель с большой дороги

Converted 17647.jpg

Владимир Яворивский

Украинский писатель Владимир Яворивский, известный защитник украинской самобытности и незалежности обладает талантом не только написания книг, но и написания доносов, а также отличается и незаурядными способностями в приватизации общественной собственности.

О Владимире Яворивском написано и сказано много «пикантного». И о сотрудничестве с КГБ, и о разбазаривании имущества писательской организации, и о махинациях с деньгами диаспоры, предназначавшимся чернобыльцам. От одних обвинений Владимир Александрович открещивался, от других «отсуживался».

Начнем, как полагается, с детских и юношеских лет «гения». Родился он в военную пору 11 октября 1942 года на Винничине в селе Текловка Крижопольского района в семье служащих: мама была учительницей, а отец- бухгалтером и знали его под фамилией Яворский. Ребенок вырос, решил выучиться на филолога – в 1964 году закончил Одесский госуниверситет им. Мечникова по специальности преподаватель украинского языка и литературы. Интересная деталь: злые языки поговаривают, что специальностью Яворивского-Яворского была все же русская филология, а не украинская, и что в дальнейшем он лукавил в отношении своего диплома.

После окончания вуза Владимир пошел работать на одесское радио, затем устроился корреспондентом газеты «Запорожская правда», пописывал в «Прапор юностi», «Литературную Украину», работал на запорожском радио. Был призван в армию, где и началось сотрудничество будущего патриота Украины с КГБ СССР.

Это сейчас Владимир Александрович может сколько угодно рассказывать, что его «повязали» за опасное для жизни распространение самиздата среди красноармейцев. На самом деле КГБ взял его на классическом компромате. Все остальное – дело техники. Прихваченный «за жабры» эпистолярий выполнял мелкие поручения КГБ, которые для некоторых людей обернулись годами тяжелого лагерного быта. По заданию спецслужб Яворивский демонстрировал «идеологически вредное поведение», встречаясь с неблагонадежными лицами и распространяя самиздатовскую литературу. Потом это все документировалось и отсылалось по, угадайте какому, адресу.

Достоянием общественности стали некоторые факты его «шпионской деятельности». Так, в ноябре 1969 года Яворивский написал донос, в котором рассказал о своей недавней встрече с чехословацким гражданином Мольнаром. После чего за последним было установлено пристальное наблюдение: его заподозрили в сочувствии «пражской оппозиции», незадолго до того разгромленной.

Если верить информации, выброшенной в прессу, непосредственно работать на органы госбезопасности Яворивский согласился во время вербовочной беседы в августе 1972 года. Он дал подписку о сотрудничестве и согласии выполнять отдельные поручения органов КГБ под псевдонимом «Тридоля». Есть документы, из которых явствует, что Яворивского тщательно проинструктировали об условиях конспирации и об экстренных способах связи с «центром».

Дальше процитируем одну из публикаций о нашем герое под названием «Суд совести» (автор Василий Блаженко ), опубликованной на сайте ВСГО «Трудова Украiна» origindate::08.03.2004

«Яворивский чистосердечно осудил свое антисоветское прошлое. В частности, свое выступление в защиту поэта и лауреата Шевченковской премии 1992 года Игоря Калинца, которого в 1972 году осудили за литературную деятельность на 6 лет тюрьмы и 3 года лагерей.

По словам самого Яворивского, Калинец впоследствии даже перестал с ним здороваться. Во время вербовки В.Яворивский также сообщил о том, что в его квартире некоторое время жил его знакомый Богдан Горынь – ранее судимый за националистическую деятельность. После инструктажа В.Яворивский получил задание выявлять националистически настроенных лиц, источники изготовления и пути распространения самиздатовской литературы. Его связь с КГБ в качестве секретного сотрудника продолжалась, по крайней мере, до конца 1970-х годов. За это время В.Яворивский предоставлял в КГБ сообщения информационного плана о лицах, интересующих органы госбезопасности. Кстати, по мнению агентов КГБ, близко знавших его, а также согласно выводам курирующих его в свое время оперработников, «Тридоля» характеризовался как подхалим и приспособленец. Свои очерки, статьи и рецензии он писал о лицах, которые могли быть ему полезны. Например, Яворивский напечатал ряд очерков и статей о некоторых известных писателях и партийных работниках (одним из них был 1-й секретарь Бородянского райкома КПУ). Благодаря соответствующему отношению этих лиц к Яворивскому, ему удалось быстро купить новый автомобиль, а также заполучить постоянную прописку в городе Киеве. По словам члена Союза писателей УССР В.П.Сидоренко (бывшего на профилактической беседе в КГБ), «программа» В.Яворивского в то время была следующая: «Нужно на некоторое время притихнуть, как бы затаиться, разорвать все, тем более известные связи с людьми, которые на подозрении в органах, постараться зарекомендовать себя с наилучшей стороны, стать граждански активным, писать очерки о перспективных коммунистах, в частности о молодых секретарях райкомов, заводить с ними дружбу – они будут идти вверх по служебной лестнице – нам надежнее охрана…». Кроме того, в характеристиках Яворивский проходил как личность, полная тщеславия и любой ценой старающаяся обратить на себя внимание…»

Впереди был рывок к вершинам политики и писательской организации: распоряжение чернобыльскими средствами, элитной недвижимостью, строительство особняка и накопление «зелени» на счетах американского банка.

Бизнес на Чернобыле

После Чернобыльской катастрофы наш патриот Украины быстро сообразил, что на этом можно сделать не только карьеру, но и деньги, и начал страстно эксплуатировать болезненную для украинцев тему аварии. В 1989 году Чернобыль помогает ему пройти в Верховный Совет СССР. Примерно в то же время Яворивский присоединяется к РУХу и начинает «доить» диаспору. Самое раздолье настает, когда он в 1990-м году становится депутатом украинского парламента и более того – председателем «чернобыльского» комитета. В страну неконтролируемым потоком идет гуманитарная помощь, к распределению которой сумел вовремя подключиться наш доблестный писатель. Причем, все фокусы ему удается проделывать безнаказанно. Например, в 1993 году в газете социалистов «Товарищ» появляется первая статья о КГБэшном прошлом националиста Яворивского. Но поскольку газета принадлежала СПУ, а социалисты тогда были не в фаворе, Яворивский скандал замял. Он добился, чтобы информация из архивов СБУ не была выдана, и журналисты проиграли судебный процесс.

Через год другая близкая к социалистам газета «Сiльськi вiстi» стала регулярно публиковать куда более серьезный компромат на «чернобiльского коммерсанта». Позднее неоднократно перепечатывались фрагменты письма СБУ на имя вице-премьера Жулинского, опубликованного в этой газете 15 марта 1994 года. Не можем обойти вниманием это письмо и мы.

«СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ
№14/1509
15 июня 1993 г.
Вице премьер-министру Украины
ЖУЛИНСКОМУ Н.Г.
На №14434/82 от 27 мая 1993г.

Уважаемый Николай Григорьевич!

В ноябре 1992 г. Комиссией Верховной Рады Украины по вопросам чернобыльской катастрофы в адрес председателя службы безопасности направлен депутатский запрос, с просьбой предоставить информацию о злоупотреблении в процессе получения распределения и предоставления заграничной гуманитарной помощи.

В период 1991-1992 гг. в Украину поступила гуманитарная помощь от Министерства обороны Германии в количестве 1600 единиц транспортных средств и 69 наименований воинского снаряжения. Вся эта техника была расположена в Закарпатской области на территории Закарпатского облагросервиса. Потом эта техника по инициативе депутата Яворивского В.А. была распределена между различными организациями и предприятиями, 80 процентов которых отношения к Чернобылю не имеют.

В ходе проверки финансово-хозяйственной деятельности исполнительного комитета Международной организации «Союз Чернобыль» выявлено , что МО «Союз Чернобыль» основала 20 коммерческих структур, которые не занимаясь благотворительной деятельностью, пользуются налоговыми льготами и кредитными средствами государства.

Все материалы по итогам проверки МО «Союз Чернобыль» и указанных коммерческих структур, после окончательной доработки сотрудниками КРУ Минфина для дальнейшей оценки и принятия решения будут направлены в Генеральную прокуратуру Украины
Говорят, в то время Яворивский день и ночь проводил в Генеральной прокуратуре, просил заступиться за него всех, кто мог, и в результате практически готовое в отношении его уголовное дело по «чернобыльскому бизнесу» было спущено на тормозах.

Его бывший помощник Николай Коваленко написал в газете «Правда Украины», от 10 января 1996 года следующие строки: «Я видел, как Яворивский явно не по средствам обустраивает свою личную жизнь: он построил себе роскошную дачу в селе Перемога Барышевского района под Киевом, незаконно оформил на своего сына во Львове легковой автомобиль из гуманитарной помощи ликвидаторам-чернобыльцам…»

В то же время возник скандал и в диаспоре. Сотрудница одного из западных банков, дочь американского бизнесмена украинского происхождения Петра Рубана, неожиданно для себя узнала, куда идут средства, перечисляемые ее отцом на чернобыльскую благотворительность. По ее версии, пользуясь депутатской неприкосновенностью и диппаспортом, Владимир Яворивский привозил деньги в банк чемоданами и каждый раз клал на новый счет. Девушка сделала счета Яворивского достоянием гласности в американской прессе. Но и «банковский скандал» удалось замять. Как? Очень просто.

Это сейчас Владимир Александрович, как заслуженный оппозиционер Украины пишет «оды радости» Виктору Ющенко и изничтожительные опусы против его врагов. А 8-10 лет назад он был вполне лоялен к власти, поскольку от нее зависело его личное благосостояние. Через контролируемые им чернобыльские фонды шла не только гуманитарная помощь , которая бессовестно разворовывалась, но и освобожденные от налогов подакцизные товары: сигареты, спиртное, нефтепродукты. В то время Яворивский обзавелся крутой иномаркой и связями на самом верху. Настолько мощными, что погасить скандал в диаспоре ему не составило особого труда.

Затем были выборы 1998 года – Владимир Яворивский - первый номер в партийном списке блока НЭП. Впрочем, выборы и блок НЭП, и сам Яворивский проиграли. Но без куска хлеба он не остался: распределял Шевченковские премии как председатель соответствующего комитета. В это же время у его сына появилась фирма, а у самого Яворивского, – оформленные на подставных лиц, - мясокомбинат, два сахарных завода и т.д.

Литфондовский маклер

В 2001 году наступил новый эпохальный период в жизни Яворивского - он возглавил Союз писателей Украины. Утомленный интригами и не умеющий распорядится имуществом организации Юрий Мушкетик уходит. Ему на смену приходит Владимир Александрович, поднаторевший на чернобыльском бизнесе. И тут же начинается, так называемый, «дерибан» добра НСПУ.

Как бы не плакались писатели, но на их организацию ежегодно выделяются немалые деньги. Кроме того, в распоряжении НСПУ такие лакомые для бизнеса куски, как Дом творчества им. Чехова в Ялте, дом творчества «Коктебель», пять корпусов писательского дома отдыха в Одессе, домики в Ирпене, пансионат «Нафтуся» в Трускавце.

После прихода Владимира Яворивского к власти в писательской организации, в Интернете появились объявления типа «размещу в доме творчества «Коктебель» без посредников». И на самом сайте Союза украинских писателей http://nspu.kiev.ua/Utexts/bud_vidpoch.htm/  висят подобные рекламные предложения.

Кстати, цены, указанные на сайте и те, что запрашивают в действительности, отличаются как минимум в два раза. За лето только от курортной инфраструктуры НСПУ можно легко заработать до миллиона гривен «на карман» по самым скромным подсчетам.

Не случайно Яворивский самовольно переориентировал весь денежный поток Литературного фонда НСПУ на созданную им же Дирекцию управления имуществом (ДУМ). Дирекция и перегоняла потоки всех денежных средств Союза через свои счета. Хотя такие операции должны были идти через Литературный фонд, который мог контролироваться членами писательского союза. Интересно, что основным распорядителем средств и имущества ДУМ является бывший водитель Яворивского – Григорий Лебеденко, ставший в одночасье директором. Этот «жлоб с деревянной мордой» отличился тем, что участвовал в драке между писателями, когда те не могли договориться кому быть председателем Союза – Яворивскому или Наталье Околитенко..

Ревизия деятельности Союза показала, что Лебеденко и его патрон лихо раскидывали государственные средства, выделенные на поддержку писательских штанов.. То кинули 250 тыс. гривен на строительство очистительных сооружений в «Коктебеле» какому-то предприятию НИП ООО «Экофлок» ( Киев, ул. Госпитальная ,16, генеральный директор Агафонов), а то ничего строить и не собиралось; то на 30 тыс. гривен, якобы закупили, компьютеры, реальная цена которых втрое меньше…

Вообще Гриша Лебеденко – личность весьма неординарная. Это ближайшее доверенное лицо Яворивского. На него оформлены все авто писателя. Начиная с MERSEDES-BENZ 230 (номер 54689КВ0),украденного из гумманитарной помощи еще в далеком 1986 году, и до FORD Taurus (номер М3096КI), микроавтобуса и еще всякой всячины.

Участвовал верный сатрап Яворивского и в трагическом разговоре с главным редактором «Литературной Украины» Василием Плющом. Это тема тоже не раз поднималась в СМИ. Суть истории такова: Яворивский получил из госбюджета 75 тысяч гривен на поддержку газеты «Литературная Украина», но удерживал их на счету НСПУ. Покойному Василию Плющу на заседаниях президиума Союза писателей Яворивский поставил условием перечисления государственных денег – передачу ему акций коллектива газеты . А главе ревизионной комиссии, поинтересовавшемуся, что с поддержкой редакции, заявлял, что деньги ,якобы, уже перечислены на счета облорганизаций НСПУ и газете их не отдадут… 28 октября 2003 года директор Дома писателей Василий Фольварочный и водитель- директор Гриша Лебеденко по поручению Яворивского провели «разъяснительную беседу» с Плющом и его заместителем – Галиной Тарасюк. После этой «беседы» Плющ, которого за всю жизнь так не материли и не запугивали, пришел домой и умер. А Яворивский даже запретил проводить панихиду главного редактора писательской газеты в Доме писателей (просто приказал закрыть двери), панихида прошла в Доме художников… Потом Яворивский неоднократно утверждал, что не имеет отношения ни к трагической смерти журналиста, ни к неприятной истории с его похоронами – это руководитель Союза – то был не в курсе. Но это тот случай, когда, как говорится, Бог ему судья…

***
Converted 17648.jpg