Письмо-улика

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Image-108x150.jpgВыдвиженец от «Яблока» на выборах в госдуму, потеряв иммунитет кандидата в депутаты, после 4 декабря может быть задержан за вымогательство и мошенничество вместе со своим подельником Юрием Левитом

Если с работой по специальности не складывается или как-то недосуг, стоит попробовать себя на плодородной общественной ниве. Знай себе – ходи в народ, вещай на свежем воздухе, пописывай воззвания – всего и хлопот! Чем не жизнь? Неплохо б еще спонсора найти, чтоб и вовсе вольготно было.

Секретами мастерства на этом поприще глубоко овладел заслуженный массовик-затейник Северной Осетии, ветеран неоконченной войны с империалистической индустриализацией, живой классик эпистолярного жанра и, наконец, выдвиженец в Госдуму от «кисло-сладкой» партии Ацамаз Хадиков. Итак, учебное пособие: «Как получить пособие по безработице кандидату в депутаты».

Для начала нужно определиться с потенциальным кормильцем и методикой «доения». Самый эффективный способ склонить кого-то к пожертвованиям – сделать его жертвой. Это совсем неплохо выходит у так называемых народных экологов, которые умудряются одновременно «сосать с двух сисек» – атакуемой компании и ее недоброжелателей. С объектом жертвоприношения мудрить не приходится: достаточно остановиться на самом крупном в регионе заводе, который, понятно, воздух не озонирует, как и любое промышленное производство. Далее следует артподготовка: требуется массированная бомбардировка жалобами и изнурение бесконечными проверками с подключением всех возможных инстанций (Президент и Федеральное Собрание – далеко не предел).

Frukt.jpg

Ацамаз Хадиков

Для полной деморализации будущего спонсора понадобится бывалый и решительный в щекотливых делах помощник, желательно, с ксивой какого-нибудь «Всемирного Правительства». Именно ему поручается последний залп, после которого должна последовать полная и безоговорочная капитуляция. Трясти клиента и собирать урожай надо сразу, как тот окончательно дозреет. Эта простая до гениальности схема выстрадана реальным многолетним опытом.

Выбор жертвы у Хадикова сомнений не вызывал: в шаговой доступности процветал мощный металлургический комплекс – едва ли не основной налогоплательщик в республиканский бюджет. Значит, не разорится и на «внебюджетное финансирование».

Осада была организована по всем правилам. Новоявленный эколог-любитель организовал непрерывный поток многостраничных посланий самым грозным адресатам вкупе с митингами, пикетами, велопробегами и прочими театрализованными шоу. В общем, металлургам проще было эвакуироваться за осетинские пределы, если бы не обязательства перед республикой.

С подходящим подручным тоже заминок не возникло. Нашлась образцово-показательная кандидатура для выполнения специфической миссии: экс-подполковник милиции, бывший начальник уголовного розыска Сочи, да еще и с корочками советника Международного комитета защиты прав человека. Правда, имелся небольшой нюанс – из органов Юрия Левита проводили не на пенсию, а в колонию строгого режима. Причем 8 лет ему отмерили вовсе не за диссидентство, а за операции с наркотиками. Сразу после условно-досрочного освобождения в 2011 году оборотистый «оборотень» обернулся интернациональным правозащитником, чуть ли не «смотрящим» от ООН по Южному Федеральному округу. Для задуманной комбинации уникальные навыки и многозначительный статус предприимчивого зэка подходили как нельзя лучше.

Последующие движения экологическо-правозащитного альянса четко соответствовали вышеприведенной инструкции.

Untitled.png

Юрий Левит

Шаг первый. Хадиков вручил Левиту свою семистраничную петицию с требованием натравить мировую общественность и российско-республиканские власти на заводчан-«отравителей». В традициях доносов 37-го года начало сакраментально: «Довожу до Вашего сведения…»

Шаг второй. Согласно плану, Левит переадресовал этот мрачный документ в наиверховнейшие эшелоны РСО-Алании. Оттуда пришло разъяснение, что нынешние владельцы предприятия приобрели его по просьбе североосетинского руководства как раз для разгребания годами копившихся проблем. Миллиардные вложения новых собственников позволили решить многие экологические и социальные задачи, дать работу тысячам местных жителей, существенно снизить негативное влияние на окружающую среду и весомо пополнить республиканский бюджет. Все оставшиеся вопросы урегулируются в рамках частно-государственного партнерства, а претензии Хадикова давно не актуальны и деструктивны.

Понятно, что эти доводы не имели для компаньонов ни малейшего значения, так как задумка требовала лишь создания очередного напряга для «целевой аудитории».

Шаг третий. Левит сообщает заводскому топ-менеджменту об обращении Хадикова и своих намерениях устроить полномасштабную международную ревизию с задействованием администрации РСО-Алании. Для большего эффекта стоило, конечно, пригрозить вводом ограниченного контингента НАТО, но Левит сдержался.

Шаг четвертый. Левит демонстрирует подобающий правозащитнику гуманизм и заявляет о готовности проявить снисходительность к вставшим на путь исправления «маньякам-убийцам». Для этого требуется в знак доброй воли вступить с ним в «интимные» партнерские отношения, а именно: 1) включить в состав контрагентов рекомендованные им коммерческие структуры; 2) выдать лично ему на лечение родственников в Израиле 215 тысяч евро. Неверно расценив шок и недоумение контактеров, он милостиво снизил сумму контрибуций до 200 тысяч евро. Поскольку дальнейший торг был неуместен, он недрогнувшей рукой написал руководителю предприятия принятое в таком случае ходатайство (см. приложение). По мнению защитников природы и прав людей, к этому моменту клиент как раз дошел до нужной кондиции и уже доставал из закромов пресловутую «тарелочку с голубой каемочкой»…

Вот только, нельзя исключить, что придут совсем другие товарищи – суровые и очень компетентные, которые по достоинству оценят изобретательность «нуждающихся в материальной помощи». Поскольку в этой замечательной схеме явственно просвечивают минимум два тяжких состава преступлений (вымогательство и мошенничество), то и воздаяние маячит соответствующее (по «десяточке на душу населения»). Тертому сидельцу Левиту, конечно, не привыкать – подумаешь, «ходкой» больше. Но его не битому жизнью подельнику с тонкой душевной организацией впору задуматься, стоит ли шампанское такого риска.

Image-363x500.jpg

Андрей Капустин.