Письмо Ильичева Ельцину

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

Converted 29203.gif
Обратиться к Вам, Президенту Российской Федерации, гаранту Конституции Российской Федерации, меня заставила безвыходная ситуация, вызванная практически зашедшим в тупик расследованием уголовного дела N 580/96 от 17 июня 1996 года, возбужденного Генеральной Прокуратурой РФ по фактам коррупции, взяточничества и хищений в особо крупных размерах в высшем руководстве ГК "Росвооружение" (Генеральный директор - Котелкин А.И., первый зам.генерального директора - Тимкин М.И., финансовый директор - Еремичев В.Г., зам. начальника валютного управления - Чебураев Е.Н. и др.) и руководстве нескольких десятков крупнейших оборонных предприятий Российской Федерации (таких например, как : Внешнеэкономическое объединение ОАО "Зарубежцветмет" г. Москва (Генеральный директор - Тюряков А.Ф., финансовый директор - Затонских А.Н.), ОАО "ВЭО "Трактороэкспорт" г. Москва, АО "ВЭО "Союзплодоимпорт" г.Москва, ГП "Тамбовский завод "Октябрь" г.Тамбов, НПП "Полет" Г.Н.Новгород,, НПО "Полет" г.Омск, ПО "ЭРА", АО "Ижмаш" г.Ижевск, АО "Калашников" г.Ижевск и другие) , к которым непосредственное отношение в 1994-1996 г.г. имел, и имеет до сих пор, аппарат Помощника Президента РФ по военно-техническому сотрудничеству Б. Н.Кузыка (его помощники в 1994-1996 г.г. - Чуряков Рустам Загидулович и Мищенко Сергей Алексеевич) и лично сам Б.Н.Кузык..

С самого начала расследование и проверку материалов данного уголовного дела Генеральная Прокуратура РФ, с подачи 3-го Управления Главной Военной Прокуратуры РФ, поручила Следственному Управлению Управления Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации (УФСБ РФ) по г. Москве и Московской области. Основанием для возбуждения данного уголовного дела послужили мои заявления в Главную Военную Прокуратуру РФ, в Генеральную Прокуратуру РФ, в Прокуратуру г.Москвы, направленные в вышеуказанные организации в первой декаде декабря 1995 года, в которых приводились факты коррупции и хищений в особо крупных размерах. Однако вместо того, чтобы провести независимые, объективные проверки и ревизии вышеуказанных организаций, а также проверить подлинность и достоверность фактов и обстоятельств, изложенных в моих заявлениях, сначала Главная Военная Прокуратура РФ сделала все возможное для того, чтобы дать руководству ГК "Росвооружение" в максимальной степени скрыть или просто уничтожить порочащие госкомпанию и ее руководство факты и документы, а затем, руками Следственного Управления УФСБ по г. Москве и Московской области, уже на протяжении года (с начала июня 1996 года), со мною пытаются в прямом смысле расправиться, сделав из меня, руками этого псевдоследствия, преспупника, совершившего заурядное, не требующее особого внимания, мошенническое преспупление. Расчет этого псевдоследствия и тех, кто за ним стоит, предельно прост - обвиненный в сфальсифицированном преспуплении, которого я не совершал, отстраненный от дел, я уже ничего и никому не смогу доказать.

А доказывать есть что : с весны по осень 1995 года сотрудники аппарата Помощника Президента РФ по ВТС Кузыка Б.Н. (Чуряков Р.З., Мищенко С.А.), являясь "по совместительству" госслужащими, кадровыми офицерами Главного РазведУпрвления МО РФ, а также учредителями и руководителями нескольких коммерческих структур, в том числе коммерческого банка "ИнтерФинИнвест" г. Москва, совместно с высшим руководством ГК "Росвооружение" подготовили схему по легализации в Российской Федерации 400.000.000 (Четырехсот миллионов) долларов США, полученных от незаконной "черной" продажи российского оружия и военной техники, распорядителем которых является высшее руководство ГК "Росвооружение". Эти денежные средства к осени 1995 года были сосредоточены в одном из крупнейших банков Ливана, и должны были, под видом нескольких инвестиционных кредитов, через ряд прибалтийских банков, попасть в КБ "ИнтерФинИнвест" г. Москва. После определенной "прокрутки" этих средств на рублевом российском и московском рынках межбанковских кредитов, основная сумма вышеуказанных средств и проценты полученной прибыли, КБ "ИнтерФинИнвест" должен был проконвертировать в иностранную валюту и , через прибалтийские банки и/или под видом импортных псевдоконтрактов, отправить на заранее открытые счета в иностранных банках. Непосредственное руководство данной "операцией" осуществляли высшие руководители ГК "Росвооружение" (Котелкин А.И., Тимкин М.И. и Еремичев В.Г.) и два сотрудника аппарата Помощника Президента РФ по ВТС Кузыка Б.Н. - Чуряков Р.З. и Мищенко С.А. Как конкретный исполнитель этой операции, будучи первым заместителем Председателя Правления и членом Совета Пайщиков КБ "ИнтерФинИнвест" , я, по замыслу организаторов и идеологов данной операции, также должен был принять в ней участие. Однако, во время переговоров в Дамаске (Сирийская Арабская Республика), состоявшихся с 22 по 25 сентября 1995 года, с представителями руководства одного из ливанских банков, на счетах которого были сосредоточены и хранились вышеуказанные 400,0 миллионов долларов США, я и бывший и.о. Председателя Правления КБ "ИнтерФинИнвест" Касаткин В.Н. , от имени КБ "ИнтерФинИнвест" категорически отказались участвовать в данной операции.

То, что мы с Касаткиным не были ликвидированы прямо в Дамаске - это чистая "случайность" : резидент ГРУ МО РФ в Сирии, обеспечивающий встречу с ливанскими банкирами и ее безопасность, полковник ГРУ МО РФ Капараулин Александр Иванович, а также принимавший личное участие в переговорах с ливанцами - помощник Кузыка Б.Н. - Чуряков Рустам Загидулович, в последний момент от меня узнают, что мой отец, Ильичев Юрий Михайлович, в 1983-1987 г.г. был военным советником по системам ПВО у командующего сирийской армии. Благодаря замешательству и нерешительности Капараулина А.И. и Чурякова Р.З., нам с Касаткиным удалось живыми вечером 25 сентября 1995 года вернуться в Москву. Однако, по фальсифицированному доносу, с помощью группы захвата спецназа УФСБ по г.Москве и Московской области, при непосредственном участии оперативных сотрудников УФСБ по Пензенской области, на территории КБ "ИнтерФинИнвест" , расположенного в самом центре г. Москвы, вечером, в 18-30, в пятницу, 29 сентября 1995 года, мы с Касаткиным были арестованы и задержаны на 30 суток, в соответствии с Указам Президента РФ "О борьбе с организованной преступностью и бандитизмом". Два месяца, без санкции Прокурора (она была позже, задним числом "подписана" у заместителя Прокурора Пензенской области), меня продержали в сначала в изоляторе УВД Пензенской области, а затем еще месяц в пензенской тюрьме "Пенза-4", в больничном спецблоке для больных туберкулезом. В силу того, что Следственный отдел УФСБ по Пензенской области практически ничего доказать не смог, ровно как и не мог меня и дальше держать в "Пензе-4", в тяжелом физическом состоянии, больного, меня 28 ноября 1995 года выпустили по подписку о не выезде. Добравшись до Москвы, уже 02 декабря 1995 года я был в Генеральной Прокуратуре РФ, в Главной Военной Прокуратуре РФ, в Прокуратуре г.Москвы, в секретариате Министра Обороны РФ, с моими заявлениями обо всем случившимся.

Однако, для того, чтобы добиться от Главной Военной Прокуратуры РФ, которой Генеральной Прокуратурой РФ была поручена проверка моих заявлений, хоть кого-нибудь вразумительного ответа на свои заявления, мне понадобилось трижды, в феврале, марте и апреле 1996 года, обращаться в Комитет Госдумы РФ по безопасности, с тем чтобы Комитет направил в Генеральную Прокуратуру РФ и Главную Военную Прокуратуру РФ ряд депутатских запросов относительно результатов расследования по фактам и обстоятельствам, содержащимся в моих заявлениях. После этого, лишь спустя четыре с половиной месяца, 29 апреля 1996 года я получил ответ из Главной Военной Прокуратуры РФ о возбуждении уголовного дела в связи с моими заявлениями и передачей всех материалов дела в Генеральную Прокуратуру РФ , для определения подследственности. В тот момент времени я еще не знал, что, фальсифицировав и подтасовав факты, прокурор 3-го Управления Главной Военной Прокуратуры РФ полковник юстиции Алексеев С.В., объединив рассыпавшееся "пензенское дело" с моими заявлениями в Генеральную Прокуратуру РФ от 12 декабря 1995 года, в отношении деятельности высшего руководства ГК "Росвооружение" и руководства нескольких десятков оборонных предприятий России, в одно объединенное уголовное дело № 580/96 от 17 июня 1996 года, сделал меня и Касаткина В.Н. главными обвиняемыми по уже обьединенноиу новому уголовному делу, со всеми вытекающими отсюда, для нас, последствиями.

Для того, чтобы хоть как-нибудь добиться от Следственного Управления УФСБ по г. Москве и Московской области проведения действительно нормальной, квалифицированной, объективной проверки и ревизии ГК "Росвооружение", ряда оборонных предприятий РФ, а также КБ "ИнтерФинИнвест", в соответствии с имеющимися фактами коррупции и хищений денежных средств в особо крупных размерах, мне пришлось несколько раз обращаться в различные офицальные инстанции, в том числе 19 сентября 1996 года я направил обращение (исх.№ 449-А/96 от origindate::16.09.96 г., вход.. № 2-66147 от origindate::20.09.96 г. , Департамент оборонных отраслей промышленности РФ, исполнитель - Кабанов О.Б., служ.тел. (095) 205-61-17) на имя Председателя Правительства Российской Федерации В.С.Черномырдина.

После моего последнего вышеуказанного обращения прошло уже почти девять месяцев, однако Следственное Управление УФСБ по г.Москве и Московской области практически ни на шаг не приблизилось к установлению истины и восстановлению объективной картины произошедшего. Единственным реальным результатом деятельности Следственного Управления УФСБ по г. Москве и Московской области явилось то, что те, кто действительно замешан в коррупции, в хищениях в особо крупных размерах, в развале крупнейших, еще кое-как работающих, предприятий российской оборонной промышленности до сих пор имеют возможность спокойно жить, работать и продолжать делать то, что и делали как минимум последние четыре года.

Я прекрасно понимаю, что есть достаточно влиятельные силы и отдельные высокопоставленные чиновники и в Правительстве РФ, и в Министерстве Обороны РФ, и в органах Генеральной и Главной Военной Прокуратур Российской Федерации, которые кровно не заинтерисованы, если не сказать большего, в установлении истины при расследовании данного уголовного дела, в силу того, что в данном вопросе - вопросе затрагивающем криминальную торговлю российским оружием и стратегическими технологиями российской оборонной промышленности, свидетели никому не нужны.

Поэтому я и обращаюсь к Вам, всенародно избранному Президенту Российской Федерации, как к высшей и последней инстанции в этом государстве, кто в состоянии остановить этот беспредел коррупции и продажности высших правительственных чиновников и руководителей крупнейших предприятий Российской Федерации. И даже это не самое сейчас главное. Главное то, что в настоящее время, в том числе и с помощью руководства ГК "Росвооружение", идет мощное, целенаправленное накопление и аккумулирование "черных" и "теневых" денежных средств, полученных от незаконных сделок с нефтепродуктами, металлами и другими стратегическими материалами и технологиями, в том числе и российским оружием, для проведения будущей предвыборной компании по выборам Президента Российской Федерации. Не нужно быть выдающимся аналитиком, чтобы не понимать кому конкретно будет оказывать скрытую поддержку на предстоящих в 2000-м году следующих Президентских выборах, руководство, к примеру, ГК "Росвооружение", в распоряжении которого находятся средства от продажи российского оружия, только ежегодный офицальный объем продаж которого превышает 3,5 миллиарда долларов США . При этом об объеме "черных" продаж и незаконных сделок с российским оружием говорить уже не приходиться -их точного объема практически не знает никто.

Мне лично думается, что если мы в Российской Федерации действительно надеемся построить цивилизованное , правовое государство, то в первую очередь необходимо уже сейчас предпринять реальные шаги с тем, чтобы к власти в России не смогли прийти люди, которые связаны с коррупцией и откровенным криминалом. Анализ итогов последних всенародных выборов в Государственную Думу Российской Федерации, прошедших в декабре 1995 года, наглядно и ясно показал, что количество депутатов Госдумы РФ, с явно криминальным прошлым и настоящим, за последние четыре года резко возросло. Тоже происходит и с высшими государственными чиновниками.

И если вернуться к причинам и сути этого письма, которое скорее всего никогда не дойдет до его адресата, то может быть оно хоть чем-то поможет остановить происходящий в России криминальный беспредел госчиновников, руководителей всех уровней и рангов, руководящих сотрудников российских спецслужб, которые вместо того, чтобы обеспечивать безопасность и целостность государства, отстаивать его интересы, активно занимаются незаконной торговлей наркотиками, оружием, взрывчаткой, государственными секретами и технологиями, делая при этом все, чтобы окончательно развалить и похоронить по обломками Российское государство.

К настоящему письму прилагаю копии следующих документов:

Заявление на имя Генерального Прокурора РФ Ю.Скуратова от 26 мая 1997 года;
Заявление на имя Генерального Прокурора РФ от 12 декабря 1995 года;
Заявление в Главную Военную Прокуратуру РФ от 12 декабря 1995 года;
Объяснения к Заявлениям в Главную Военную Прокуратуру РФ от 25 марта 1996 года;
Письмо на имя Председателя ЦБ РФ С.Дубинина от 29 марта 1996 года;
Письмо (исх. № 449-А/96 от origindate::16.09.96г.) на имя Председателя Правительства РФ В.С.Черномырдина;
Ответ (Исх.№ Зук-37/96) Главной Военной Прокуратуры РФ от 27 апреля 1996 года;
Заявления на имя Начальника УЭП ГУВД г. Москва полковника милиции Солдатова С.А. от 25 и 29 марта 1996 года;
Письмо на имя Председателя Комитета по безопасности Госдумы РФ Илюхина В.И. от;
Письмо на имя Начальника ГУ ЦБ РФ по г. Москве Шору К.Б. от 29 марта 1996 года;