Письмо Нессима Гаона главному редактору

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Письмо Нессима Гаона главному редактору

"Compagnie Noga D'lmportation Et D'Exportation S.A

Shippers A Merchants 
Telephone 9115622 42, Rue Ou Rhone Telegraphic Aouucsb Telex Ceneva 422969 1204 Geneva (Switzerlamd) 'Nogas' Geneva, 422969 Telefax 311 1409 
All Communications To Be Addressed To The Company And Not To Individuals ' P.O. Box 5545 1211 Geneva 11 
Главному редактору газеты Московский Комсомолец
Москва, Российская Федерация 
10 января 1997 г. 
Уважаемый г-н главный редактор! 
Статья, появившаяся в номере вашей газеты от 25 декабря 1996 г. за подписью г-на Александра Шохина, б. первого заместителя Премьер-министра Российской Федерации, наносит неизмеримый ущерб нашей компании НОГА д'Импортасьон э д'Экспортасьон С.А.. Согласно нашему праву ответа, мы просим Вас опубликовать, в столь же удобочитаемой форме, следующие комментарии. 
В общем и целом, статья г-на Шохина представляет собой не что иное, как своекорыстный перепев аргументов одной из сторон, т.е. адвокатов Российской Федерации в суде Арбитражного института Торговой Палаты г. Стокгольма, который в настоящий момент готовится к вынесению решения в споре между компанией НОГА и Российской Федерацией. Мы испытали чувство глубокой горечи, увидав, что лицо, занимавшее столь высокий пост в Правительстве РФ, подписалось под грубыми искажениями и неверными толкованиями дела, которое все еще находится в процессе разбирательства, в ожидании вынесения неизбежного решения суда. 
В чем же заключалась цель г-на Шохина, когда он обратился в СМИ со столь агрессивной статьей именно в настоящий момент? В оправдании ли катастрофического ведения дел в этом вопросе - им самим и его коллегами - до того момента, когда истинное положение вещей стало достоянием общественности? В попытке ли оказать давление на арбитров как раз в Тот момент, когда они готовятся вынести окончательное решение? Или же в том, чтобы исподволь выстрелить еще одним зарядом сомнительных "показаний" по этому судебному делу, тогда как слушания по нему формально уже прекращены? Как бы то ни было, и чего бы там ни опасался г-н Шохин, его малоудачное и несвоевременное вмешательство в работу правосудия не может не вызвать осуждения, как вопиющая попытка извратить самые элементарные принципы судопроизводства и правила честной игры. 
Г-н Шохин сожалеет. что его не пригласили в качестве свидетеля. Что ж, эту жалобу надо было бы предъявить российскому Правительству, а не компании НОГА. Если Правительство не пожелало его присутствия в качестве свидетеля перед Арбитражным судом, то это, вероятно, было сделано из опасении, что он достойно не выдержит перекрестного допроса адвокатами компании, и что представляемая им ложная информация лишь еще более навредит российской стороне. 
Г-н Шохин утверждает, что НОГА воспользовалась молодостью Российского государства и якобы недостаточной опытностью правительственных чиновников. Ничто так не далеко от истины, как это утверждение! Все официальные лица, работавшие с компанией НОГА в России, являлись весьма опытными бизнесменами-бюрократами с многолетним стажем. Они прекрасно знали, чтО делали, причем на каждом этапе работы. Сделки и кредитные соглашения, заключенные ими с фирмой, были проверены и перепроверены ВЭБом и Внешторгбанком, а также высокопоставленными профессионалами-управленцами и банкирами. Если кто-то кем-то и воспользовался в этом деле, так это скорее они воспользовались фирмой НОГА, а не наоборот. Именно такие люди, как г-н Шохин, г-н Вавилов и их любительское окружение нанесли наиболее существенный ущерб как своей стране, так и нашей компании, не выполнив условия контрактов и международные обязательства, принятые от имени России. 
Есть что-то нелепое в попытке г-на Шохина "провентилировать" на страницах газеты сложный комплекс проблем, рассматриваемых в настоящий момент группой видных международных арбитров. Тем не менее, НОГА категорически отвергает его обвинения в том, что она, якобы, отказалась предоставить информацию по своим претензиям или что она выставляла преувеличенные счета по своим поставкам. Потому что истина состоит в том, что фирма не раз подтверждала -документально - свои требования, а также в том, что все контракты по поставкам, осуществленные фирмой, основывались на ценах, условиях поставки и качестве, напрямую согласованных между официальными внешнеторговыми ведомствами Российской Федерации и их традиционными западными поставщиками. Эти ведомства регулярно получали от фирмы отгрузочные документы и счета по каждой из поставок, а также балансовые ведомости по всем суммам, снимаемым под кредиты фирмы. Со своей стороны, внешнеторговые ведомства регулярно подтверждали свое согласие по каждой из согласованных сделок на основе заявлении, которые ежемесячно направлялись им фирмой. 
Далее, г-н Шохин вводит российское общественное мнение в заблуждение, намеренно игнорируя целый ряд наиважнейших фактов, а именно следующих: 
согласно соглашениям между Российской Федерацией и фирмой НОГА настоящий спор должен рассматриваться в соответствии с швейцарским, а не с советским или российским законодательством; 
в начале 1993 г., после нескольких месяцев тщательного изучения вопроса министерствами Внешнеэкономических связей, Финансов н Экономики, зам. министра г. Вавилов однозначно признал задолженность России фирме НОГА письмом от имени Правительства РФ; 
сразу же после этого, факт задолженности был вновь подтвержден официальным письмом от имени Правительства, подписанным тремя заместителями министров гг. Головатым, Ольховиковым и Шибаевым; 
за этими неоднократными официальными подтверждениями факта задолженности в размере 300 млн. долл. последовала выплата 30 млн. долл. в счет этой задолженности, признанной существующей в пользу фирмы НОГА. 
Хуже того, г-н Шохин намеренно обходит стороной следующие факты дела: 
высокопоставленные лица, назначенные для консультирования Правительства по этому вопросу, включая первого зам. Премьера г-на Шумейко, зам. Премьер-министра г-на Сосковца, Председателя Центрального банка г-на Геращенко, главу государственно-правового управления при Президенте г-на Орехова, а также иных видных государственных деятелей, настойчиво рекомендовали Борису Николаевичу Ельцину урегулировать этот вопрос, поскольку шансы РФ выиграть дело были минимальны, равно как и ввиду непоправимого международного ущерба, который несли интересы страны и ее репутация; 
в октябре 1994 г., г-н Черномырдин, Премьер-министр России, действуя по указанию Президента, направил в Арбитражный суд факс с просьбой о приостановке слушаний в Нью-Йорке для изучения возможностей дружественною урегулирования вопроса и окончания спора; 
после приостановки дела Судом, Правительство учредило Специальную комиссию из высокопоставленных российских лиц, представляющих, различные министерства и ведомства, для очередной проверки требований фирмы НОГА и выдачи рекомендаций по окончательному урегулированию; 
после того, как Специальная комиссия обсудила такое урегулирование и рекомендовала его Правительству, урегулирование было действительно заключено между фирмой НОГА и Правительством и лично одобрено Премьер-министром в его распоряжении от 8 декабря 1994 г. 
Многие международные наблюдатели - деловые люди, банкиры, политические лидеры и многие другие - равно как и сама фирма НОГА были ошеломлены, когда Правительство РФ отреклось от соглашения об урегулировании, к которому оно стремилось, по которому оно вело переговоры и которое оно торжественно заключило в 1994 г., точно так же, как оно отреклось от признания задолженности, которое оно торжественно направило фирме НОГА в 1993 г. 
Столь неожиданное развитие событий не оставляло фирме иного выбора, кроме как возобновить арбитражное разбирательство под эгидой Стокгольмского арбитражного института и просить арбитров подтвердить обязательства, не раз взятые на себя, подтвержденные н после этого официально утвержденные высшими инстанциями Российского государства. НОГА продолжала бороться за справедливость несмотря на тяжелейшее финансовое положение, в которое ее поставила шайка бюрократов, отказавшихся выполнить соглашение об урегулировании вопреки указаниям высшего руководства России. 
НОГА - и далеко не только она - по праву задается вопросом, куда же деваются деньги, откладываемые российским Правительством для выплаты задолженности иностранным фирмам, равно как и долга перед собственным народом - деньги, которые, похоже, так и не доходят по назначению. В ее же случае, Ведётся скандальна "вендетта" против давно существующей респектабельной семейной фирмы, которая имела несчастье слишком понадеяться на возможность ведения честных и конструктивных деловых отношений с новой, демократической Россией. 
Я вспоминаю, как страстно г-н Шохин в 1992 г. молил фирму НОГА о помощи, прося ее спасти российский урожай от катастрофы, а народ России - от голода. В то время ни один европейский или американский предприниматель не желал поставлять гербициды и пестициды, в которых так остро нуждалась страна, из-за того, что поставки за 1990 и 1991 гг. так и не были оплачены. И ни один из западных банков не был готов предоставить России необходимые кредиты. В ответ на мольбы гг. Шохина и Ольховикова, НОГА согласилась вмешаться, подвергнув себя значительному коммерческому и финансовому риску. 
Благодаря вмешательству фирмы НОГА, российские фермеры получили пестициды и гербициды вовремя, и урожай был спасен, равно как и были предотвращены многомиллиардные - в долларах - потери. И при всем при том большая часть российской задолженности фирме НОГА, понесенная в этой связи равно как и в связи с поставками большого количества потребительских товаров и оборудования - такого, как заводы детского питания и прочие промышленные поставки, - по-прежнему остается недоплаченной по сей день. Г-н же Шохин и его приспешники продолжают лить грязь на фирму НОГА, вместо выражения признательности своему когда-то столь дорогому деловому партнеру, который всегда был рядом с Россией, когда она была в нужде. 
Если подытожить, мы попросту стали мишенью систематических атак одной целью: 
уничтожить торговую и финансовую жизнестойкость фирмы НОГА, чтобы избежать оплаты сумм, которые, ей причитаются по закону и которые были не раз официально подтверждены высшими инстанциями российского Правительства. Используя все возможные материальные ц политические ресурсы, имеющиеся у государства, длинная рука определённых бюрократов пытается "работать" там, где НОГА занимается своей деловой деятельностью, в частности, в Швейцарии, во Франции, в Португалии и в Нигерии. Они не останавливались перед тем, чтобы распространять своих ядовитые намеки пред телеграфными агентствами, прокурорами, судьями и политическими лидерами. Они смыкнулнсь с малосовестливыми личностями как в России, так и за рубежом, прибегая к угрозам и возбуждая насквозь лживые иски с целью дискредитировать и дестабилизировать руководство фирмы НОГА и подтолкнуть ее к банкротству. 
Клевета и ярлыки, навешиваемые г-ном Шохиным на страницах Вашей газеты и отраженные в некоторых других СМИ, не сломят нашу решимость добиться правосудия от Стокгольмского арбитражного института, в чей авторитет, компетентность и справедливость верили и продолжают верить столь многие разочарованные западные коммерсанты, связавшие свою судьбу с Россией. 
С уважением, Нессим Д. Гаон,
Председатель правления компании Нога "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации