Питерская Рублевка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Олигархи, артисты и спортсмены выжили из элитного поселка моряков-подводников

Файл:1179210194-0.bmp Хозяин этого поселка, что в 30 километрах от Санкт-Петербурга, назвал его Западная Лица — в честь базы подводников под Мурманском. Но в обиходе элитное местечко все чаще кличут Рублевкой. В начале 90-х годов бывший капитан-лейтенант Александр ПАЮ, прикрываясь именами сослуживцев с подлодки «Комсомолец», получил 28 гектаров под Питером, обещая властям, что на этой земле будут жить семьи моряков-подводников Северного флота. Вскоре поселок запестрел коттеджами, а имена «подводников», поселившихся там, известны всему миру: Евгений ПЛЮЩЕНКО и его родители, семья БУЛАНОВЫХ-РАДИМОВЫХ, Антон СИХАРУЛИДЗЕ, Алексей ЯГУДИН, бывший «зенитовец» Александр КЕРЖАКОВ. Также здесь проживают политики, бизнесмены и прочие именитые персоны Северной столицы.

На въезде в элитный поселок нам пришлось пройти жесткий контроль. Только сфотографировав нас в профиль и анфас и сняв отпечатки пальцев, охранники пустили нас в вожделенный «рай», правда, пешком. Редакционный автомобиль, согласно правилам, пришлось оставить за шлагбаумом. Встретивший нас господин Паю предложил пройти в ресторан, где за скромным названием «Сельсовет» скрывались далеко не сельские цены.

- В 1992 году у меня появилась идея построить флотскую деревню и названиями улиц увековечить имена погибших подводников, — начал Александр Павлович. — Мы, оставшиеся в живых, по традиции собираемся 7 апреля у морского Николо-Богоявленского собора в Санкт-Петербурге и поминаем ушедших сослуживцев. В общем, я заплатил миллион двести тысяч рублей, чтобы оставить эту землю за собой, и начал строительство. До меня тут только лоси бродили.

Изначально планировалось, что здесь будут жить только моряки, мы даже согласовали списки. Но флот, обещавший возместить 75 процентов наших трат, деньги не перечислил.

Оставшись без копейки, я дал объявление в газету о продаже земельных участков. Сегодня в жизни поселка не участвуют ни кредитные банковские средства, ни федеральные бюджетные деньги. Все за счет жильцов: проведение коммуникаций, уборка территории, охрана.

Жители относятся с пониманием и не против, когда мы пускаем шапку по кругу. У нас нет в поселке разделения на звезд, олигархов или простых служащих. Взносы все платят одинаковые. Как видите, поселок у нас самый обычный, люди с автоматами на вышках не стоят. Разве что машина с охранниками раз в час объезжает территорию. А то, что колючая проволока по периметру, — это против жуликов и бомжей. У нас есть сауна, великолепный гостиничный комплекс, несколько бассейнов, спортивный зал, оснащенный по последним стандартам. Со временем появятся детский сад, магазин, школа. А порядок я действительно люблю. Курить в общественных местах и даже в ресторане не позволяю. За каждую сигарету — плати сто долларов в рублях по курсу. Не терплю, когда рабочие ругаются матом, — за это тоже штрафую безжалостно. О пьянстве служащих и речи не идет — увольняю безоговорочно. Так что в нашей команде нет алкоголиков. Мы бабники, а это здоровью не вредит.

Плющенко с метелкой

Как мы убедились на собственном опыте, воюют в поселке не только с бомжами и пьяницами, но и вообще с «чужаками». Наше желание увидеть дома звезд Паю не поддержал.

А когда мы сами прогулялись по территории и сфотографировали несколько особняков, к нам подъехала машина с вооруженными людьми, которые потребовали предъявить документы, попытались стереть снимки и в приказном порядке велели убираться вон. Гостеприимный еще час назад хозяин пришел в страшный гнев, узнав, что мы покинули ресторан и ушли в «самоволку». Однако нам все же удалось побеседовать с некоторыми местными жителями. К примеру, с соседкой родителей Евгения Плющенко (их самих дома не оказалось) — Ольгой Владимировной Совранской.

- Плющенко здесь живут два года — купили этот дом у моих бывших соседей, — начала Совранская. — Люди они приличные, отец Жени, Виктор, — хороший хозяин, как говорят, «рукастый». Сам перестраивал дом, баньку поставил, сейчас достраивает бильярдный зал. А Женя здесь появляется редко, приезжает всего дня на два. Отоспится, поест маминых харчей и в путь. Татьяна, мама Евгения, всегда к приезду сына готовит его любимые кушанья, я в эти дни стараюсь к ней не ходить, пусть наслаждается общением.

А так мы с ней частенько коротаем вечера за чашкой чая или рюмочкой коньячка. Татьяна полностью растворяется в сыне, даже в хоккей зимой возле дома гоняет с ним и с Сихом, так они Сихарулидзе зовут. Кстати, Антон о поселке узнал благодаря Жене, а Плющенко сюда привез Саша Кержаков — они с ним друзья. У Женьки вообще много друзей, он хороший, общительный парень. А уж когда свадьба у них с Машей была, народу приехало столько, что на полу спали! Женя никогда не выпячивается, его даже с метелкой у ворот можно увидеть.

Всегда приветлив со старшими, здоровается, а маме недавно машину подарил. Не знаю, чего Маше не хватало, жестоко она с парнем обошлась. Сына Жени — Егорку бабушка с дедушкой теперь почти не видят. Таня сильно из-за этого переживает, внук-то очень на нее похож. А вот внучка, 12-летняя Даша (ее мама Лена — старшая сестра Евгения. — М.С.Ш.), частенько их навещает.

Удалось нам пообщаться еще с одним жителем поселка — Владом Радимовым. Правда, позже и по телефону. Его дом только строится, и перевозить семью за город футболист планирует не раньше июля.

- Мы с женой не собираемся жить там постоянно, — поделился Влад. — В Западной Лице будет наша дача. Что касается суровых законов на территории, то я обеими руками за дисциплину. И если, как вы говорите, по местным порядкам гостей надо провожать до КПП, ничего страшного — мой дом от него неподалеку.

Липовый председатель

Хотя господин Паю открещивается от названия «питерская Рублевка», возникло оно не только благодаря наличию звездных жильцов, но и ценам на жилье.

В одном из питерских агентств по недвижимости нам удалось узнать, что в Западной Лице коттедж из газобетонных блоков, 380 метров жилой площади, стоит от $750 тысяч. В то время как в других престижных питерских пригородах подобное гнездышко можно приобрести за 350 — 500 тысяч. Оказалось, что даже при наличии средств купить дом в элитном поселке человеку со стороны невозможно. Агент, позвонивший по нашей просьбе лично Александру Павловичу, удрученно сообщил, что тот отказался от любых переговоров по поводу недвижимости. Видимо, поселенцев он выбирает самолично.

- Ну что это за название «питерская Рублевка»? — сетовал в разговоре с нами Паю. — Мне милее, когда нас называют флотской деревней.

На вопрос, сколько же морских офицеров живет здесь, хозяин, замявшись, ответил, что двое. Один из них — он сам, фамилию второго Александр Павлович так и не назвал. Хотя, по идее, кому, как не ему, знать имена бывших сослуживцев. Ведь, как утверждает господин Паю, он 13 лет являлся председателем Союза ветеранов подводников России. На самом деле председатель названного союза — капитан первого ранга Игорь Кудрин, который, кстати, никогда не видел на днях памяти подводников у Никольского собора капитан-лейтенанта Паю, который так любит в светском обществе вспоминать о своей службе на «Комсомольце». По словам Кудрина, в Западной Лице в самом начале действительно жили моряки, однако Паю под разными предлогами благополучно их выжил. К примеру, отрубая электричество за не внесенные вовремя взносы. Теперь о флоте в поселке напоминают лишь названия улиц: Подводная лодка «Курск», «Комсомолец», «Адмирал Нахимов»… Да еще в самом центре поселка, как раз перед домом Евгения Плющенко, гордо стоит якорь…

Оригинал материала

> «Экспресс газета Online» от origindate::11.05.07