Питерские дети

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Питерские дети Сергей Матвиенко и Алексей Виролайнен

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::01.08.2005, Фото: "Интерпресс"

Молодые капиталы

«У нас был Госплан, а теперь есть Госклан»
Григорий Явлинский

Николай Донсков

Converted 19406.jpg

Сергей и Валентина Матвиенко

Не секрет, что наши нынешние руководители в большинстве — выходцы из прошлой, партийно-номенклатурной системы. Даже относительная молодость здесь не помеха: не успели сами побывать в руководящих креслах по «партийно-комсомольскому призыву», так творчески переняли советскую систему, вдохнув в нее новую, сугубо коммерческую жизнь. Так что архаичные приметы прошлого — клановость и семейственность — мирно соседствуют с приметами века нынешнего — шестизначные счета в швейцарских банках, виллы, яхты…

Великолепная семерка

Вот, к примеру, правительство Санкт-Петербурга. Из пятнадцати членов правительства семеро — ярчайшие представители советской номенклатуры времен расцвета КПСС. Причем, что характерно, «великолепная семерка» составляет костяк питерского правительства: и губернатор, и ведущие заместители в прошлом — секретари райкома, обкома, есть даже один представитель ЦК КПСС — второе лицо в городе, вице-губернатор Виктор Лобко.

Вторую по численности группу составляют новые русские: бизнесмены, сделавшие карьеру (и деньги) уже в постсоветское время. Таких трое. Что характерно, двое из них — выходцы из близкой СмольномуКремлю) банковской структуры.

Впрочем, было бы наивно жестко разграничивать эти самые многочисленные властные группы — партноменклатурщиков и новых русских. Ведь известно, что именно партийцы и комсомольцы первыми взялись за построение собственного блага в бурные девяностые.

Характерен в этом смысле пример вице-губернатора Олега Виролайнена. В прошлом — секретарь райкома КПСС (кстати, того же самого Красногвардейского райкома КПСС города Ленинграда, где первым секретарем была и нынешняя госпожа губернатор Валентина Матвиенко). В начале девяностых бывший партийный функционер Олег Виролайнен занялся бизнесом, стал соучредителем ряда коммерческих предприятий, причем в некоторых случаях его партнерами оказались люди, скажем так, с небезупречной репутацией, к примеру, отбывающий ныне срок Михаил Мирилашвили. Впрочем, ходят упорные слухи, что на сегодняшний день госчиновник Виролайнен все свои «учредительные доли» якобы передал сыну, Алексею Виролайнену. Это надо понимать так, что коммерческий «довесок» к чиновничьей зарплате поступает в семейный карман.

С сыном Виролайнена якобы не все гладко. В связи с чем даже якобы попадал в поле зрения правоохранительных органов. Но дело было прекращено по амнистии. И в этом смысле многое роднит этот сюжет со слухами вокруг губернаторского сына — Сергея Матвиенко.

Матери и дети

Сергей Матвиенко — это своего рода символ эпохи. Родился 5 мая 1973 года в Ленинграде (Валентина Ивановна в это время была завотделом Петроградского райкома комсомола). Имеет два высших образования по специальности «международная экономика и финансово-кредитный менеджмент», стажировался в США, защитил диссертацию. К тридцати годам стал вице-президентом одного из крупнейших банков Северной столицы, банка «Санкт-Петербург», потом занял пост вице-президента Внешторгбанка, в промежутке между этими двумя карьерными вехами женился на двадцатилетней эстрадной певице Заре (Заре Мгоян).

Сегодня многие называют Сергея Матвиенко одним из крупнейших бизнесменов города на Неве. По слухам (ох уж эти слухи, приходится к ним прислушиваться в наше совсем «непрозрачное» время), у него есть серьезные интересы в питерском фармацевтическом и строительном бизнесе, на рынке городской рекламы и энергетики (говорят, ему принадлежит пакет акций Северо-Западной ТЭЦ), к тому же он (уже не по слухам, а по банковской информации) является совладельцем банка «Санкт-Петербург», имея в собственности 8% акций.

Кремль инкорпорейтед

Банк «Санкт-Петербург» — часть финансовой империи одного из самых загадочных питерских олигархов — Владимира Когана. Финансовое могущество г-на Когана неразрывно связано с фигурой Владимира Путина.

Начало сотрудничеству двух Владимиров было положено еще в бытность Путина вице-мэром Санкт-Петербурга. Говорят, скромный вице-мэр немало поспособствовал становлению банковской империи Владимира Когана, кстати, именно в его банке открыл свой личный счет. Помимо Владимира Владимировича, в деловой биографии господина Когана значатся давние знакомства с влиятельными ныне «московскими петербуржцами» Анатолием Чубайсом и Алексеем Кудриным, Сергеем Степашиным и Ильей Клебановым…

В 1992-м двадцатидевятилетний Владимир Коган появился в бывшей ленинградской конторе ничем особо не приметного бывшего Промстройбанка СССР. В 1994-м он стал заместителем председателя наблюдательного совета банка, а в 1996-м стал уже его полноправным хозяином, возглавив наблюдательный совет ПСБ.

Вскоре Коган нацелился на получение контроля над другим питерским монстром — банком «Санкт-Петербург», который обслуживал изрядную долю бюджетных средств города. Эти замыслы сбылись в 1997-м, когда возник «Банкирский дом «Санкт-Петербург», куда вошли ПСБ, «Санкт-Петербург» и банк «Петровский», обслуживающий значительную часть пенсионеров Питера. Президентом «Банкирского дома» стал, разумеется, Владимир Коган.

И после победы Валентины Матвиенко на губернаторских выборах в сентябре 2003-го финансисты в один голос заговорили о том, что теперь когановский банк «Санкт-Петербург» станет фаворитом Смольного.

Вот туда, в империю Когана, и попал сын губернатора.

Санкт-Петербург лимитед

Сергей Матвиенко пришел в банк «Санкт-Петербург» в апреле 2001-го — как специалист в области информационных технологий. Вскоре стал советником председателя правления банка, а потом — директором дирекции по информационным технологиям. (Валентина Матвиенко в то время занимала пост вице-премьера российского правительства.) Затем, весной 2003-го, когда Валентина Ивановна являлась полномочным представителем президента в Северо-Западном федеральном округе и активно готовилась стать губернатором, сын Сергей, аккурат к своему тридцатилетию, был назначен вице-президентом банка.

А через полтора года Сергей Матвиенко занял пост вице-президента другой крупной российской финансовой структуры — Внешторгбанка. Газеты писали о том, что ВТБ, собирающийся переезжать в Санкт-Петербург, пытается таким образом обеспечить себе радушный прием местных властей. Тем более что сама идея переноса ряда крупных финансовых структур из Москвы в Питер была коньком Валентины Матвиенко, которая еще во время своей предвыборной кампании говорила о том, что хорошо было бы сделать Петербург не только городом европейских стандартов, но и, скажем, деловой и финансовой столицей России.

Но не все так просто. Безоблачная карьера омрачилась тучами компромата, нахлынувшего на неподготовленного к таким вещам сына губернатора. В прессе (в первую очередь в интернете) на Сергея Матвиенко вылились ушаты грязи. Началось это в период борьбы его мамы за губернаторский пост. Писали о том, как сын якобы гоняет на «Феррари», наводя ужас на питерскую ГАИ. (Валентина Ивановна отрицала это в телеэфире, грозясь прижать к ногтю клеветников…) Писали о якобы имевших место грехах молодости. Мол, [page_16752.htm десять лет назад, в 1994-м, Сергей Владимирович якобы загремел в кутузку, но оттуда его вытащила влиятельная мама]. Говорили и о том, что в процессе расследования некоторых громких питерских уголовных дел кое-кто якобы называл имя Сергея Матвиенко в контексте связей с «авторитетными бизнесменами».

Сергей Владимирович этой информацией был, скажем так, крайне разочарован. По словам Валентины Ивановны, он искренне недоумевал, почему стал объектом нападок. А вот она, по ее же словам, хорошо понимает, почему. И точно знает, кто и зачем распространяет слухи, пытаясь раздуть скандал. Мол, это представители той части элиты, что сегодня осталась не у дел и стремится к переделу сфер влияния в свою пользу. И все они известны по именам. Но имена называть не стала…

А между тем люди, которых мы хорошо знаем по именам и которые занимают посты на госслужбе, имея свои и «семейные» интересы в бизнесе, продолжают работать. Подтверждая своим примером нестареющую мысль о преемственности поколений.