Пищевая промышленность-2001

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Коммерсант-Власть", origindate::26.09.2001

Пищевая промышленность-2001

Кому принадлежит Россия

Российская пищевая промышленность — рекордсмен по прямым инвестициям, сделанным как отечественными, так и западными компаниями.

За десять лет российского капитализма в выпуск продуктов питания, напитков и табачных изделий было вложено порядка $6 млрд. А ряд операторов отечественного потребительского рынка установили абсолютный рекорд по размерам вложений в российскую экономику. Достаточно вспомнить двух гигантов рынка прохладительных напитков — Coca-Cola и PepsiCo, на двоих освоивших в нашей стране более $1,3 млрд. По некоторым данным, на пищевую промышленность после кризиса приходилось до 60% всех прямых иностранных инвестиций, поступающих в Россию. Емкость продуктового рынка и, как следствие, производство еды неуклонно растет. Сейчас отечественный пищепром ежегодно прирастает на 5-7%, причем по некоторым отраслям этот показатель составляет 15-20%. Кроме того, инвестиционный цикл среднестатистического продуктового проекта в полтора раза короче, чему схожего по объемам вложений проекта в любой другой отрасли промышленности. Наконец, выпуск продуктов питания (за исключением разве что водки) не так политизирован, как газовая или нефтяная отрасль. Все это привело к появлению десятков тысяч российских и западных компаний, пытающихся совместными усилиями накормить Россию.

***

История: 1991-2000

Дмитрий Добров

За почти десять лет своего существования российский продовольственный рынок изменился практически до неузнаваемости. На смену героям первой половины 90-х пришли новые компании и люди. Удивительно, но этот процесс прошел весьма мирно. В отличие от нефтяного и алюминиевого бизнеса стрельба, судебные приставы и войны с трудовыми коллективами были не правилом, а скорее исключением.

1991

Converted 12058.jpg

Борис Смирнов

По инициативе бывшего сотрудника КГБ Бориса Смирнова Центром экологических проблем Академии творчества СССР зарегистрировано малое государственное предприятие «П. А. Смирнов и потомки в Москве». Предприятие создается для выпуска «Смирновской» водки по дореволюционным рецептам. Смирнов заявляет, что его водка и американский Smirnoff будут выпускаться параллельно и никаких исков «П. А. Смирнов и потомки в Москве» на американскую компанию Heublein (владельца Smirnoff) подавать не будет.

Внешнеторговое объединение «Внешпосылторг» пытается нарушить монополию другого внешнеторгового объединения — «Союзплодоимпорт» (СПИ) — на поставку водки «Столичная» за рубеж. «Внешпосылторг» попытался продать в Греции 100 тыс. литров «Столичной», но греческий партнер СПИ оспорил эту операцию через суд.

В октябре-ноябре из магазинов крупных городов один за другим исчезают продукты питания, а рост цен на продовольствие в государственной торговле достигает 300-400%. Не дожидаясь официального объявления федерального правительства о введении свободных цен, местные власти пытаются ввести практику так называемых договорных цен и дотировать продукты питания первой необходимости. Но все тщетно. Дотируемое, и поэтому дешевое, продовольствие моментально раскупается, а общий уровень цен на продукты питания в магазинах постепенно подтягивается к ценам колхозных рынков. В результате возникает угроза тотального дефицита продуктов питания.

В конце года в страну начинает поступать продовольственная помощь из стран ЕС (первый транш на $774 млн) и США (на $1 млрд). Страна знакомится с «ножками Буша» и бескостным блочным мясом.

1992

Малое предприятие «П. А. Смирнов и потомки в Москве» начало выпуск водки «Столовое вино № 40». Одновременно Борис Смирнов объявил, что начинает борьбу против корпорации Grand Metropolitan, куда входит Heublein. По мнению Смирнова, американцы выпускают суррогат «смирновки». Судебные разбирательства между Heublein (сейчас компания входит в конгломерат UDV) и малым предприятием (в середине 90-х оно было преобразовано в Торговый дом потомков поставщика двора его императорского величества П. А. Смирнова) идут до сих пор в судах Москвы, Краснодарского края, некоторых стран Европы и США. Никаких предпосылокдля их окончания нет.

16 января руководство компании Coca-Cola объявило о создании акционерной компании Coca-Cola Refreshments Moscow (CCRM) для строительства завода по производству газировки. К этому моменту основной конкурент Coca-Cola — компания PepsiCo — уже достаточно активно работала на нашем рынке. Еще в начале 70-х компания заключила контракт с СССР, согласно которому продавала в США водку «Столичная». В обмен PepsiCo поставляла в Россию концентрат пепси, который успешно разливался на отечественных предприятиях в бутылки емкостью 0,33 л, именовавшиеся «Чебурашками». Кроме того, в ноябре в России началось производство пепси в пластиковых двухлитровых бутылках.

В декабре состоялся запуск двух первых производственных линий санкт-петербургского предприятия «RJR-Петро», которое было создано на табачной фабрике имени Урицкого транснациональной компанией R.J. Reynolds. Пока выпускаются только отечественные марки. Но спустя несколько лет там начнется производство Camel и Winston.

Московская табачная фабрика «Дукат» совместно с американской компанией Brook Overseas (аффилированная структура Liggett Group) создала компанию «Лиггетт-Дукат». Планировалось, что с помощью иностранного капитала мощности фабрики уже к 1994 году будут переведены из центра Москвы (с улицы Гашека) на окраины (назывались районы Тушино и Чертаново). В реальности предприятие было перенесено в район Орехово-Борисово лишь в 1999 году

На мощностях Змеиногорского ликероводочного завода было создано совместное предприятие по выпуску водки «Перно Рикар —Алтай». Инициатором сделки выступил крупнейший европейский производитель алкоголя — Pernod Ricard, который спустя семь лет купит Ереванский коньячный завод.

1993

Скандинавская группа Baltic Beverages Holdings (BBH) покупает 43,5% акций расположенного в Санкт-Петербурге пивзавода «Балтика». Два года спустя доля BBH выросла до 75%.BBH установила на заводе новое оборудование, и «Балтика», первая из отечественных производителей ячменного напитка, начинает в товарных количествах выпускать качественное пиво длительного хранения. Благодаря этому завод в кратчайшие сроки становится лидером пивного рынка России.

К знаменитому ресторану McDonald' s на Пушкинской площади добавляются еще два — на улице Огарева (сейчас Газетный переулок) и на Старом Арбате. Компания объявляет, что к 1995 году построит в России еще пять ресторанов. Все они будут открыты самой компанией. Никаких франчайзинговых схем, по которым McDonald's работает в мире, в России не будет.

Санкт-петербургская фабрика «Нево-табак» и табачная компания Rothmans International Tobacco подписывают соглашение о создании СП «Ротманс-Нево». Практически одновременно с этим в северной столице начинается строительство одноименной фабрики мощностью 12 млрд сигарет в год.

Начинается подготовка к акционированию московской табачной фабрики «Ява». Уже на этапе сбора документов появляются слухи о том, что наиболее вероятным покупателем акций самого именитого предприятия табачного комплекса России является British American Tobacco (BAT). Спустя год слухи полностью подтвердятся: ВАТ возьмет предприятие под свой контроль.

Одновременно компания Philip Morris выкупает пакет акций АО «Краснодартабакпром» (Краснодар) у местного фонда имущества. На акции фабрики также претендовал R.J. Reynolds, но руководство фабрики сделало выбор в пользу Philip Morris, представители которого предложили более удачную программу развития предприятия.

Высокая инвестиционная активность табачников привела к весьма интересным результатам — на телевидении запрещена реклама табака. Запрет более всего возмутил

представителей рекламных агентств, заявивших, что инвестиции в табачную отрасль сократятся. Как показали последующие годы, эти опасения были напрасны.

В Москве открывается офис группы Nestle, деятельность которой в России пока ограничивается поставками ее товаров из-за рубежа.

1994

С 1 января подняты акцизы на алкоголь. В результате официально произведенная водка подорожала на 50-70%, а большинство предприятий отрасли было вынуждено либо существенно сократить объемы выпуска, либо вообще остановить производство. В частности, на время были остановлены конвейеры «Кристалла» и «Ливиза». Непростая ситуация и многочисленные обращения в правительство директоров ЛВЗ привели к беспрецедентному результату: спустя несколько месяцев акцизы были понижены до прежнего уровня.

В подмосковном Ступине начинается строительство сразу двух заводов компании Mars — по выпуску кондитерских изделий (батончики Snickers, Mars и т. д.) и продуктов питания (соусы Uncle Ben's), а также по производству кормов для животных (Wiskas). Общий размер инвестиций превысил $200 млн. За это Mars получил льготы по уплате таможенных пошлин при импорте своей продукции в Россию, что вызвало резкое недовольство других операторов кондитерского рынка.

В подмосковном Солнцеве открылся завод Coca-Cola Refreshments Moscow. Суммарные вложения в российскую инфраструктуру предприятия составили около $100 млн.

Компания ВАТ покупает 75% акций Саратовской табачной фабрики. Вскоре фабрика будет переименована в БАТ-СТФ и вместо «Примы» начнет выпускать Pall Mall.

1995

Converted 12059.jpg

Алексей Хомяков

В первый месяц нового года отмечается резкий (почти на 25%) рост цен на сахар. Причиной этого стало повышение с 10 до 20% НДС на сырье для производства белого сахара — сахар-сырец.

В начале года становится известно, что одно из крупнейших кондитерских предприятий нашей страны — самарская фабрика «Россия» — попало под контроль швейцарской группы Nestle. Приватизация предприятия началась еще три года назад, когда 51 % акций был закреплен за

трудовым коллективом, а оставшиеся 49% — за местным фондом имущества. На фабрику претендовали также Mars и Philip Morris, но работники «России» считают, что руководство фабрики во главе с Алексеем Хомяковым было покорено швейцарскими методами наглядной агитации.

В Москве открывается завод по производству мороженого Baskin Robbins.

Начинается строительство фабрики Heinz в Ставрополье. Стоимость проекта оценивается в $25 млн. Фабрика предназначена для выпуска детского питания. Предполагается, что 99% всех необходимых продуктов и материалов будет закупаться у российских производителей.

Поставки наиболее известных марок элитного алкоголя в Россию фактически монополизируются компанией «Руст», созданной в начале 1992 года Рустамом Тарико. Сначала компания получила эксклюзив на продажу Martini, а в 1995 году «Руст» подписал дистрибуторское соглашение с United Distillers (виски Johnny Walker) и начал поставки рома Bacardi.

Консорциум компаний во главе с Инкомбанком приобретает за $13 млн контрольный пакет акций второй по размерам кондитерской фабрики в Москве — имени Бабаева. Администрация фабрики пытается бороться с представителями «Инкома» с помощью правительства Москвы, однако эти попытки оказываются тщетными.

Между Россией и Кубой подписан договор о поставках нашей страной нефти в обмен на кубинский сахар-сырец. Операциями нефть—сахар занимаются две компании — «Альфа-Эко» и «МЕНАТЕП-Импекс». В рамках этого договора в Россию поставляется 1 млн т кубинского сахара-сырца в обмен на 3 млн т нефти. Аналогичные операции проводились в 1996 и 1997 годах.

1996

Coca-Cola начала строительство завода в Красноярске. Весь прошлый год компания пыталась договориться с одним из крупнейших в Сибири производителей прохладительных напитков — новосибирским ВИНАПом. Однако ВИНАП, долгое время работавший с PepsiCo, предпочел не менять партнера и от выпуска «коки» отказался.

В России создана Чайная ассоциация России (ЧАР). Инициатором этого процесса стала компания «Майский чай». Создание ЧАР сопровождалось весьма серьезным скандалом. Два крупнейших оператора рынка —ТД «Никитин» и компания Dilmah — обвинили «Майский чай» в попытке лоббировать свои интересы через ассоциацию. В последующие годы с ослаблением позиций «Майского чая» на рынке роль ЧАР также резко снизилась.

Департамент ветеринарии Минсельхозпрода ввел запрет на ввоз куриного мяса из США. Официальной причиной стали результаты проверки российскими ветврачами нескольких птицеферм США. Проверка выявила нарушение норм температурного режима хранения «ножек Буша». Возобновление поставок обсуждалось в рамках комиссии Гор—Черномырдин. По неофициальной версии, запрет был введен по инициативе одного из наиболее крупных на тот момент импортеров куриного мяса, сделавшего до распоряжения департамента ветеринарии грандиозные закупки окорочков впрок.

Инкомбанк, владелец контрольного пакета акций Кондитерской фабрики имени Бабаева, объявляет о создании на базе предприятия кондитерского холдинга «Бабаевский». В дальнейшем в холдинг войдут еще пять предприятий.

Nestle создает совместное предприятие с Жуковским хладокомбинатом и приступает к выпуску в России мороженого.

В Москве проходит собрание руководителей макаронных фабрик России, которые потребовали от правительства ограничить с помощью пошлин и квот импорт макаронных изделий в Россию. Правительство никак не отреагировало на требования макаронщиков. А спустя два года в России случился кризис, и импортные макароны ушли с нашего рынка без всяких внешних воздействий.

Президент подписывает указ «О взимании акцизов с подакцизных товаров, происходящих с территории Украины, при ввозе на таможенную территорию РФ». Основная цель указа — поставить барьеры на пути украинской «Русской» и других марок водок, поступающих на отечественные прилавки. Украинское руководство обвинило Россию в нарушении ранее достигнутых договоренностей о свободной торговле между двумя странами.

На этом изменения алкогольного рынка не закончились. Правительство ввело так называемые минимальные цены на отечественную и импортную водку. Тем самым власти пытались заставить бутлегеров продавать свою продукцию по тем же ценам, что и продукцию официальных ЛВЗ. Расчет был прост — если покупатель увидит на прилавке левую и официальную водку по одинаковой цене, он должен купить официально произведенное горячительное, так как оно качественнее. Но левую водку с прилавков вытеснить так и не удалось — официальные производители пропорционально подняли свои цены, и левая водка так и осталась самой дешевой, хотя и подорожала.

1997

В начале года вводится маркировка акцизными марками отечественной табачной продукции. До этого момента акцизные марки клеились только на импортные сигареты. Введение акцизных марок на отечественное курево сопровождается масштабной неразберихой — на рынке одновременно продается как маркированная, так и немаркированная продукция.

Впервые за всю историю алкогольного рынка России дешевеет водка, произведенная на официально работающих ЛВЗ. Причина столь уникального явления проста: правительство ввело новую систему взимания акцизов на алкоголь (акциз от единицы объема) — используемую во всем мире. До этого взимался акциз от себестоимости.

В два раза повышаются импортные пошлины на фасованный чай. В случившемся все винят торговый дом «Никитин». Ему принадлежат три крупные чаеразвесочные фабрики, и на тот момент «Никитин» — единственный крупный оператор чайного рынка, ввозящий нефасованный чай. Все остальные ввозят «фасовку». Конкуренты «Никитина» требуют вернуть пошлины на прежний уровень и обвиняют торговый дом в открытом лоббизме своих интересов. Однако в правительстве эти требования оставили без внимания. А спустя несколько лет обвинители «Никитина» начали налаживать в России собственные производства по фасовке чая.

Летом табачная компания ВАТ изменила систему дистрибуции своих фабрик («БАТ-Ява» и БАТ-СТФ), передав практически весь сбыт в руки пяти самых крупных дилеров. Вслед за ВАТ такие же изменения в сбытовой политике провел Philip Morris. A осенью на «БАТ-Ява» были запущены в производство сигареты «Ява золотая», которые на сегодняшний день являются наиболее популярной в России маркой сигарет с фильтром.

Россию сотрясает масштабный ветеринарный скандал. Как выясняется, под видом бельгийского мяса на ряд мясокомбинатов Москвы поступила английская говядина, которая могла быть заражена вирусом BSE, вызывающем у человека болезнь Кройцфельдта—Якоба (коровье бешенство). Хотя о случившемся стало известно спустя три месяца после того, как мясо было переработано в колбасу, поставлено в магазины, куплено и съедено, объем продаж всех московских мясокомбинатов падает на 20-50%.

В октябре компания Coca-Cola открывает сразу четыре новых завода по розливу своей газировки — во Владивостоке, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону и Красноярске. Общий объем инвестиций Coca-Cola в Россию достиг $600 млн.

Из компании «Союзконтракт», являвшейся одним из крупнейших импортеров продовольствия в Россию (по официальной информации, оборот в 1996 году составил $800 млн, по неофициальной — $1,2 млрд), уходят два учредителя — Юрий Рыдник и Константин Романов. Им принадлежали 20% акций компании. При этом именно господа Рыдник и Романов обеспечивали оперативное управление компанией. Ушедшие создали прямого конкурента «Союзконтракту» — компанию «Балтийская группа». После кризиса

1998 года «Балтийской группы» не стало. В «Союзконтракте» полностью сменился состав учредителей, но компания существует до сих пор.

Пивоваренная компания «Балтика» купила контрольный пакет акций АО «Донское пиво» (Ростов-на-Дону), После этого ростовское предприятие получило $30 млн на расширение производства и смогло существенно увеличить сбыт в южном регионе России.

Converted 12060.jpg

Владимир Довгань

Прекратила свое существование корпорация «Довгань-Защищенное качество» (ДЗК). ДЗК была создана Владимиром Довганем и владельцем банка «Актив» 1ерманом Лиллевяли. На первых порах дела корпорации, организовавшей выпуск более 200 наименований продуктов питания под маркой «Довгань», шли успешно. Однако затем расходы стали превышать доходы, и партнеры разругались. Довгань на деньги, привлеченные Борисом Иорданом через фонд «Спутник», создал торговый дом «Довгань», который занимался выпуском водки. Однако в 2001 году марка «Довгань» была продана компании «Дейрос».

Герман Лиллевяли пытался наладить производство продуктов питания под маркой «Смак», но эта попытка закончилась ничем — не удалось договориться с владельцем торговой марки «Смак» Андреем Макаревичем.

Несколько вагонов с глицериновым мылом «Довгань», произведенным еще во времена ДЗК, до сих пор стоят на одной из товарных станций Подмосковья.

1998

Правительство установило квоту на беспошлинный ввоз в Россию 600 тыс. тонн сахара с Украины. Однако цены на украинский сахар весь год были значительно выше, чем в России, и квота так и осталась нереализованной.

Девять российских дилеров табачной компании RJR, занимавшиеся дистрибуцией сигарет «Петр I», объявили компании бойкот и отказались от закупок в связи с изменением условий поставок. Конфликт удалось разрешить спустя два месяца, однако позиции компании «Петр I» на рынке несколько пошатнулись.

Тендер на право приобретения Ереванского коньячного завода выиграла французская компания Pernod Ricard. Таким образом основной поставщик в Россию армянского коньяка стал французским.

В Ленобласти Philip Morris начала строительство новой табачной фабрики. Фабрика была построена в начале 2000 года и стоила $300 млн. После этого импорт в Россию самой известной марки сигарет — Marlboro — прекратился. Теперь ее делают в поселке Горелово под Санкт-Петербургом.

Гордость отечественной мясоперерабатывающей промышленности — московский мясокомбинат «Микомс» (бывший имени Микояна) — обанкротился. Большинство его рабочих было уволено. Имущество комбината поделили между собой кредиторы — несколько крупных банков, а также импортеры мяса, поставлявшие продукцию на мясокомбинат. Сейчас комбинат контролируется АВК «Эксима» — одним из крупнейших импортеров мяса.

Группа «Красный Октябрь» объявила о покупке санкт-петербургской фабрики «Петроконф» у концерна Kraft Jacobs Suchard. Концерн купил предприятие (оно называлось фабрикой имени Самойловой) в 1995 году и продал как непрофильное.

Сразу после августовского дефолта все поставки импортного продовольствия в нашу страну полностью прекратились. Ряд импортеров вообще были вынуждены уйти с рынка — большинство импортных товаров после кризиса подорожало в четыре раза адекватно доллару, и спрос на них резко упал. Из магазинов один за другим исчезли иностранные продукты питания. Однако продуктового дефицита удалось избежать. Российские производители в рекордные сроки увеличили производство и закрыли бреши на рынке.

1999

Табачная компания British American Tobacco Pie. (BAT), занимающая второе место в мире по объемам продаж, объявила о слиянии с Rothmans International. Фактически же ВАТ поглотила Rothmans, что обошлось его учредителям в $8,67 млрд. В России офисы обеих компаний были объединены, а в структуру ВАТ вошла фабрика «Ротманс-Нево». Основной конкурент ВАТ — RJR — продает свое международное подразделение (RJR International) японской табачной компании Japan Tobacco. Теперь российский офис RJR International называется Japan Tobacco International, хотя ни одного японца в нем так и не появилось.

С российского рынка уходит крупнейший английский производитель соков — компания Del Monte. Причиной ухода стали убытки, понесенные компанией в ходе кризиса. Del Monte была чуть ли не единственной компанией, которая могла бы в перспективе составить конкуренцию Wimm-Bill-Dann (WBD). Но WBD повезло.

Бельгийский пивной концерн Interbrew и группа компаний Sun, являющаяся вторым после «Балтики» производителем пива в России, создали СП Sun-Interbrew. Учредители передали новой структуре девять пивоваренных заводов в России и на Украине, что позволило аналитикам говорить о крупнейшем слиянии в истории российской пивной индустрии. Причины слияния просты. У Sun не хватало средств на проведение реконструкции шести собственных предприятий. А бельгийцы слишком поздно вышли на рынок СНГ и успели купить лишь омский пивзавод «Росар» да договориться о покупке Клинского комбината.

Арбитражный суд Московской области оставил без удовлетворения жалобу Philip Morris на производителя сигарет «Инвест-Траст». «Инвест-Траст» выпускает сигареты «Союз-Планета» и «Евро Стрит», которые не только по названию, но и по внешнему виду сильно смахивают на «Союз—Аполлон» и Bond Street — марки, принадлежащие Philip Morris. Через неделю после суда фотография лежащих рядом пачек сигарет от «Инвест-Траста» и Philip Morris появилась в Wall Street Joumal. Из сопровождающей статьи следовало, что с защитой интеллектуальной собственности в России по-прежнему все плохо.

Самарский завод «Жигулевское пиво», которому принадлежал товарный знак «Жигулёвское», потребовал от предприятий пивоваренной отрасли, выпускающих пиво под этой маркой, платить роялти или прекратить производство. Так как большинство производителей на письмо не отреагировало, юристы «Жигулевского пива» обратились в суд. После этого с подачи обиженных пивоваров апелляционная палата «Роспатента» дискламировала (то есть сняла правовую защиту) с названия «Жигулевское». «Жигулевское пиво» по сей день пытается оспорить это решение.

Группа компаний Wimm-Bill-Dann приобрела контрольный пакет акций нижегородского пивкомбината «Волга». В дальнейшем WBD купил акции «Пивоиндустрии Приморья» и Москворецкого пивоваренного завода. Все три предприятия были объединены в холдинг ЦЕПКО.

Останкинский и Очаковский молочные комбинаты, а также компания New Zealand Milk (NZM) попытались создать единую сбытовую сеть, создав компанию «Молочный альянс». Однако затея не удалась. «Мы исходим из западных принципов управления, а „Останкино" — из советских»,— заявил один из сотрудников NZM. В результате свежесозданная компания стала простым дистрибутором NZM. А «Останкино» и «Очаково» продают свои товары сами.

2000

В Санкт-Петербурге разгорелся скандал вокруг небольшого, но весьма современного молочного комбината «Роска». Один из основных акционеров предприятия — молочный комбинат «Петмол» — продал принадлежащие ему 47,47% акций «Роски» концерну «Колибри». Действиями «Петмола» был весьма недоволен местный Сбербанк, который владеет порядка 40% акций «Роски». Дело в том, что на момент продажи у «Колибри» уже было 5%. Иными словам, после сделки «Колибри» стал обладателем контрольного пакета акций «Роски». Однако оспорить сделку банкирам так и не удалось.

Постановлением правительства создается федеральное государственное унитарное предприятие (ФГУП) «Росспиртпром». Генеральным директором предприятия назначен совершенно неизвестный в алкогольной среде Сергей Зивенко. Спустя несколько месяцев Мингосимущества передает ФГУП госпакеты акций более чем 120 ликероводочных предприятий. После этого ФГУП меняет власть на этих предприятиях—в ряде случаев с помощью судебных приставов и ОМОНа.

Converted 12061.jpg

Converted 12062.jpg

Александр Романов
Владимир Свирский

Владелец контрольного пакета акций московского ликероводочного завода «Кристалл» — правительство Москвы — отправляет в отставку генерального директора предприятия Юрия Ермилова. На его место назначается Александр Романов. Однако старая администрация завода во главе с бухгалтером завода Владимиром Свирским отказывается признавать Романова. После этого сторонники Романова взяли «Кристалл» штурмом. Затем контрольный пакет акций завода Москва передала в «Росспиртпром». Руководство ФГУП уволило Романова, а на его место назначило сторонника господина Свирского — Сергея Лукашука. Однако в 2001 году Лукашук был уволен. Сейчас вокруг «Кристалла» продолжается судебная война, а раз в четыре месяца сторонники Владимира Свирского пытаются вместе с судебными приставами пройти на предприятие. Новая администрация их туда не пускает.

Вводится лицензирование оптовой продажи и производства табачных изделий. Эксперты утверждают, что это приведет к сокращению числа операторов рынка. Однако' в реальности никаких серьезных последствий лицензирование не принесло. А на следующий год лицензии на оптовую продажу сигарет были отменены.

Компания Unilever через Министерство по антимонопольной политике заставила российскую компанию «Петросоюз» убрать с ТВ рекламу «масла мягкого „Деревенского"»: на его этикетке изображена натуральная корова, а масло мягкое «Деревенское» на самом деле не масло, а маргарин. Это и возмутило Unilever, которая выпускает аналогичный продукт — маргарин Rama, но коров на этикетке не рисует.

Компания «Альфа-Эко» через три кипрских офшора покупает 50% акций Торгового дома поставщика двора его императорского величества П. А. Смирнова и потомков в Москве. Договориться с основателем торгового дома Борисом Смирновым новым акционерам так и не удалось. В результате офис торгового дома на Пятницкой новые акционеры взяли штурмом. После этого Борис Смирнов был отстранен от управления компанией.

***

Современность

Екатерина Игнатова

Значительную часть секторов продовольственного рынка России либо полностью, либо частично контролируют крупные иностранные компании. Поэтому продуктовый бизнес не обладает большим числом харизматичных фигур: многие ключевые решения по ведению дел на том или ином сегменте российского рынка являются результатом совместных обсуждений незаметных и непубличных иностранцев в тиши штаб-квартир Лондона, Нью-Йорка или Женевы. Однако говорить о том, что у отечественной «пищевки» совсем нет своих героев, нельзя. Они существуют и, как говорил Михаил Жванецкий, «очень неплохо выглядят».

Старые зубры

Converted 12063.jpg

Анатолий Даурский

Наиболее колоритная группа управленцев «пищевки» — это руководители предприятий, назначенные на свои посты, как говорится, «партией и правительством» и сумевшие не только удержать власть, но и стать владельцами крупных пакетов акций своих компаний. Яркий пример — группа предприятий «Красный Октябрь» и ее бессменный руководитель Анатолий Даурский, прошедший путь от инженера-механика на «Красном Октябре» до гендиректора крупнейшей в СССР кондитерской фабрики и президента правления одного из важнейших операторов кондитерского рынка России.

Converted 12064.jpg

Алексей Кочетов

Не менее авторитетными в этом отношении являются фигуры главы моспивкомбината «Очаково» а и руководителя хладокомбината «Айс-Фили» Анатолия Шаманова. Они также возглавили свои предприятия еще в советские времена и сейчас владеют значительными пакетами акций своих компаний. Наконец, к этой группе можно отнести самого главного пивовара страны — гендиректора пивоваренной компании «Балтика» Таймураза Боллоева. Правда, господин Боллоев свою трудовую карьеру начинал на пивкомбинате «Степан Разин», а на «Балтику» пришел лишь в 1991 году. Но сути это не меняет.

Что характеризует данную группу? По общему мнению, к сильным сторонам патриархов можно отнести доскональное знание особенностей производства (сказывается инженерное образование), а также редкое умение наладить взаимопонимание с местными властями. Даже в самые сложные периоды жизни Юрия Лужкова ни руководитель «Очаково», ни руководитель «Красного Октября» ни разу не выступили против московского мэра. Более того, когда Анатолия Даурского спросили, какую политическую партию он поддерживает, глава «Красного Октября» четко ответил: «„Отечество"». Московское правительство не оставалось в долгу. Например, масштабная реконструкция производства на «Очаково», по слухам, не обошлась без прямой или косвенной поддержки столицы. По крайней мере, как считают конкуренты «Очаково», своих денег комбинату на подобные мероприятия вряд ли бы хватило.

Именно поддержка московского правительства в конце концов предопределила победу Анатолия Шаманова в борьбе с другим акционером «Айс-Фили» — компанией «АльтерВест». В результате глава «АльтерВеста» Виктор Лутовинов был вынужден отказаться от борьбы за кресло гендиректора хладокомбината. Аналогичная ситуация с «Балтикой», которая формирует около 10% бюджета Санкт-Петербурга. Практически на любом официальном мероприятии компании присутствует губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев. А когда пивовары начали борьбу с главным санитарным врачом России Геннадием Онищенко, именно Яковлев первым из губернаторов открыто призвал отправить главу Госсанэпидемнадзора в отставку.

Что касается слабых сторон зубров отечественной «пищевки», то к ним относится в первую очередь весьма своеобразный подход к сбытовой политике. Как правило, именно на предприятиях, возглавляемых зубрами, наиболее часто встречаются такие вещи, как ценовые войны между дилерами, недостаток товара на складе и прочие «детские болезни» дистрибуции. Другое направление,которое также можно считать ахиллесовой пятой этого типа руководителей, является рекламная политика. Зубры нередко принимают весьма деятельное участие в разработке рекламной кампании своего предприятия. А так как у человека, разменявшего шестой десяток, представление о «рекламе как двигателе торговли» весьма своеобразное, то и телевизионный ролик получается соответствующий.

Увы, ряды патриархов отечественной «пищевки» постепенно редеют. Во-первых, сказывается возраст, во-вторых — идет давление со стороны молодых и агрессивных конкурентов или акционеров.

Так, этим летом продал свой пакет Нефтехимбанку и занял почетную должность председателя совета директоров Владимир Михайловский — теперь уже бывший генеральный директор крупнейшей в России фабрики по производству макаронных изделий «Экстра М». До своего назначения на должность главы «Экстра М» господин Михайловский, точно так же, как Анатолий Даурский, работал инженером на своем предприятии.

В середине прошлого года пришлось покинуть свой пост еще одному гендиректору «инженерного» происхождения — руководителю московского ликероводочного завода «Кристалл» Юрию Ермилову. Ермилов заменил в середине 90-х годов умершего генерального директора «Кристалла» Владимира Ямникова и, в свою очередь, стал жертвой борьбы между московским правительством и администрацией завода.

Молодые львы

Converted 12065.jpg

Рустам Тарико

Не менее примечателен другой полюс управленческого состава отечественной «пищевки» — молодые руководители и владельцы, собственными руками создавшие весьма крупные компании, контролирующие сейчас весомые доли рынка.

Один из наиболее ярких примеров — глава компании «Руст» Рустам Тарико. В начале 90-х господину Тарико, бывшему тогда студентом, пришла в голову светлая идея продавать импортные продукты питания, украшавшие прилавки валютных «Березок», за рубли. Сначала господин Тарико на выставке «Консумэкспо» уговорил итальянскую компанию Ferrero дать ему партию шоколадных наборов Kinder Surprise в товарный кредит. Первая партия разошлась, что называется, на ура. За ней последовала вторая и третья. Затем один из менеджеров Ferrero рассказал о русском бизнесмене своему приятелю, работавшему в Martini, и будущий глава «Руста» получил фуру с Martini, разумеется, в товарный кредит. Фура была привезена в Елисеевский гастроном и разгружена самим господином Тарико. Несмотря на то что Martini в рублевом эквиваленте стоил фантастические по тем временам деньги, с прилавков Елисеевского его в буквальном смысле слова смели. Так господин Тарико получил эксклюзивные права на дистрибуцию Martini. После Martini был SmirnoffJohnnie Walker и другие известные марки спиртного. А сейчас он контролирует продажи 60-70% всего элитного алкоголя в России. Правды ради нужно отметить, что на рынке элитного алкоголя, который сформировался, по сути, лишь в середине 90-х, существует еще как минимум десяток компаний, созданных аналогичными self made men по аналогичной же схеме. И господин Тарико выделяется из общей массы конкурентов не столько «творческим путем», сколько большим количеством эксклюзивных контрактов с крупными западными производителями дорогого спиртного.

Весьма выделяется еще один представитель молодых управленцев — гендиректор федерального государственного унитарного предприятия (ФГУП) «Росспиртпром» Сергей Зивенко. До недавних пор рынок массового алкоголя (в первую очередь к нему следует отнести водочный сегмент) полностью контролировался многочисленными зубрами — директорами водочных заводов, сидящих на своих местах по два десятка лет и прошедших непростой путь от стажеров на наливном штуцере напитка крепостью до сорока до главы предприятия. Чем занимался господин Зивенко до того, как занял кресло гендиректора «Росспиртпрома»,— неизвестно. По крайней мере, сам глава ФГУП о своем прошлом не рассказывает. Очевидно лишь одно: до своего назначения на пост руководителя ФГУП глава алкогольного ведомства к производству водки никакого отношения не имел.

Тем не менее теперь господина Зивенко, поставившего под свой контроль более 130 предприятий по производству горячительного, в отрасли уважают и даже немного побаиваются. Интересно, что при формировании управленческого состава «Росспиртпрома» глава ФГУП наряду с молодыми львами пригласил на работу и несколько старых зубров, которые умеют говорить на одном языке с большинством директоров российских ЛВЗ. Что во многом и определило успехи «Росспиртпрома» в многочисленных войнах за ликероводочные заводы.

***

Тенденции

Дмитрий Добров

Формирование продовольственного рынка завершилось еще три года назад — после августовского кризиса 1998 года. И это неудивительно. Относительно скромные начальные вложения в бизнес и ни с чем не сравнимая ликвидность продуктов питания привели к тому, что рынок еды, выпивки и курева еще в середине 90-х был быстро занят и успешно поделен российскими и иностранными компаниями. Тем не менее уже к концу этого года на некоторых рынках опять начнутся серьезные структурные изменения. И причины этого просты — кризис перепроизводства и действия властей, в очередной раз предпринимающих масштабную попытку «отрегулировать» сразу несколько товарных групп.

Из грязи в князи

Наиболее яркий пример грядущего кризиса перепроизводства со всеми вытекающими отсюда последствиями (разорением предприятий, дистрибуторов и пр.) демонстрирует табачный рынок России. Хотя еще десять лет назад сигарет катастрофически не хватало. Ситуацию тогда спасли транснациональные табачные компании — Philip Morris, BAT и R.J.Reynolds (сейчас JTI), осуществившие по соглашению с советским правительством централизованные поставки курева. Благодаря именно этим компаниям в нашей стране и возник кризис перепроизводства. Иностранцы, оценив перспективы рынка (Россия занимает второе место после Китая по размерам потребления табачных изделий), либо быстро скупили самые перспективные фабрики вроде «Явы», «Дуката» или табачной фабрики имени Урицкого, либо построили новые современные производства. После этого они в короткие сроки завалили Россию сигаретами.

По официальным данным, в прошлом году на рынке оказалось 340 млрд сигарет (330 млрд — собственное производство и около 10 млрд — импорт). А потребление табачных изделий в России в лучшем случае составляет 270-280 млрд, хотя большинство аналитиков считают, что не больше 250 млрд.

До недавнего времени российскую табачную промышленность спасали Украина и другие страны СНГ, выкупавшие 30-60 млрд сигарет в год. Такая активность объяснялась разницей в акцизах на табачные изделия в России и сопредельных странах. Так, украинский акциз на сигареты без фильтра (основной предмет экспорта российской табачной промышленности) до середины прошлого года составлял десять гривен ($1,8) за 1 тыс. штук, в России — всего 7 руб. ($0,25) за 1 тыс. штук.

Однако украинское правительство такое положение дел не устраивало, и акциз на «бесфильтровку» неуклонно поднимался. И теперь излишки российского производства стали оседать на складах дистрибуторов и производителей табака. И если иностранные компании (им сейчас принадлежит 11 крупнейших фабрик) такое положение вещей могут безболезненно терпеть неограниченное время, то для российских предприятий и дистрибуторов затоваривание оказалось смерти подобно.

Первыми стали вымирать мелкие региональные фабрики, выпускавшие в основном неликвидные «сигареты овальные класса пятого». И если в середине прошлого года в России было около 120 «разнокалиберных» табачных производств, то сейчас их осталось всего 70. Их число будет снижаться и дальше.

Во-первых, у небольших производств нет денег на развитие. Во-вторых, в прошлом году их лишили возможности выпускать самую популярную в России марку сигарет — «Прима». Этим товарным знаком сейчас владеет ассоциация «Табакпром», объединяющая около 25 крупнейших производителей. Чтобы стать участником ассоциации (и получить право на выпуск «Примы»), нужно заплатить вступительный взнос в размере $500 тыс. Таких денег у мелких фабрик не было и в лучшие годы их жизни.

Остается добавить, что через год табакопроизводителям придется решать еще одну проблему. Правительство хочет получать с табачного бизнеса значительно больше, нежели получает сейчас. В июле заместитель министра финансов Сергей Шаталов заявил, что табачники живут «в налоговом раю», и к 2003 году акцизы на табачные изделия будут существенно повышены. В принципе основания для подобных высказываний есть. Сейчас доля акциза в пачке сигарет не превышает 40%, тогда как в большинстве западных стран этот показатель в два раза больше.

Не менее печальная картина и в стане дистрибуторов. Мелкие компании, работающие на региональном рынке (их число превышает 1000), сейчас либо разоряются, либо становятся филиалами крупных московских дистрибуторов. И никаких шансов на изменение этой тенденции нет. В условиях затоваривания рентабельность работы оптового звена сейчас не превышает 2-5%, что при накладных расходах по транспортировке и складированию сигарет явно недостаточно.

Горькая жизнь производителей сладкого

В табачном бизнесе государство только планирует «регупировать процессы», а на рынке сахара это происходит уже давно. Каждый год правительство устанавливает новые правила игры. И каждый год признает их «не оправдавшими ожиданий».

Сахарный рынок России, объем которого оценивается в 5-7 млн т в год, формируется за счет двух источников сырья — сахара-сырца, поставляемого из стран Латинской Америки (из него вырабатывается порядка 70-80% всего сахара, продаваемого на нашем рынке), и сахарной свеклы, выращиваемой в России. Прожить без импортных поставок Россия не может: свекловичные хозяйства не в состоянии обеспечить перерабатывающие заводы собственным сырьем. Но и прекратить производство сахарной свеклы тоже нельзя. Во-первых, это приведет к массовой безработице в «свеклосеющем поясе» России. Во-вторых, страна будет полностью зависеть от мировых цен на сырец.

Найти оптимальный баланс между импортным сырцом и отечественной свеклой правительство может лишь одним способом — ограничив ввоз сырца. Но ограничивать нужно так, чтобы не возник дефицит. Иначе подорожает не только сахар,но и продукция кондитерской,хлебопекарной и других пищевых отраслей, где этот товар используется в качестве сырья. А этого уже не поймут широкие слои населения.

В 1997-2000 годах основным способом ограничения импорта сырца становились сезонные пошлины (обычно 40-70% от таможенной стоимости), которые вводились на период уборки и переработки сахарной свеклы (август—ноябрь). Но результатов они не давали: в преддверии сезонных пошлин импортеры сырца завозили товар впрок и спокойно распродавали его во второй половине года. В результате цены на сахар падали, а представители свекловодческих хозяйств в очередной раз обвиняли правительство в игнорировании их интересов.

Чтобы исправить ситуацию, в декабре прошлого года правительство ввело тарифные квоты на ввоз сырца в размере 3,65 млн тонн до конца 2001 года. Сырец, поступающий в рамках квоты, облагался пошлиной в размере 5%. Сверхквотный товар попадал под пошлину 30%, но не менее 90 евро за тонну. Казалось, что эта мера поможет ограничить импорт сырца и позволит свекловодам наконец получить прибыль.

Но реальность обманула ожидания. Лоты на поставку сырца в рамках квоты распродавались на специальном аукционе, состоявшемся в ноябре прошлого года. На аукционе стоимость лотов поднялась до такого уровня, что ценовые преимущества между импортом квотного и внеквотного сырца сошли на нет. В результате объем поставок внеквотного сырца составил более 1,5 млн тонн (то есть около 20% от потребностей рынка), победители аукциона понесли существенные убытки, а цена на сахар как была $430-450, так и осталась.

Свекловоды опять возопили о помощи и потребовали от правительства ввести сезонные пошлины во второй половине этого года. Но тут уже возмутились поставщики внеквотного сырца, которые резонно заметили, что менять правила игры в этом году нечестно. Правительство с ними согласилось.

А 1 августа комиссия по защитным мерам во внешней торговле установила правила ввоза сырца в 2002 году, которые, по сути, представляют собой симбиоз всех тех мер, которые правительство использовало в 1997-2000 годах.

Как и в нынешнем году, в рамках квоты будет импортировано 3,65 млн тонн сырца, а пошлина на квотный сырец составит 5%. Пошлины на внеквотный сырец с 1 января 2002 года будут значительно повышены и составят 40% от таможенной стоимости, но не менее 120 евро за тонну. При этом с 1 июля будущего года (т. е. фактически с момента начала уборки свеклы) в России начнут действовать сезонные пошлины на ввоз сахара-сырца в размере 50%, но не менее 150евроза тонну.

Без сомнения, совокупность пошлины на внеквотный сырец и, по сути, запретительной сезонной пошлины сократит внеквотные поставки сырца до минимума. Это означает, что на рынке не будет излишков сахара и цены на него поползут вверх на радость российским свекловодам. Однако эксперты опасаются, что подорожание сахара окажется серьезнее, нежели ожидается.

Кроме того, многие специалисты утверждают, что квота в размере 3,65 млн слишком мала для России. Например, в этом году баланс сахарного рынка составил около 6,5-7 млн тонн (3,65 млн — квота, 1,5 млн тонн — свекловичный сахар и 1,5 млн — сверхквотные поставки). Как уже говорилось выше, в будущем году сверхквотных поставок не будет. То есть на рынке образуется дефицит в размере 1,5 млн тонн. И покрывать этот дефицит будет контрабанда сахара из стран СНГ.

Правда, как заявил глава Минэкономразвития Герман Греф, в 2003 году тарифного квотирования сахара-сырца не будет, так как эта мера не • слишком эффективна. Вместо нее правительство разрабатывает новые меры по регулированию сахарного рынка. В общем, «кто не спрятался — я не виноват».

Удар по ногам

Если для импортеров сахара-сырца тарифные квоты стали привычным делом, то для импортеров мяса такой способ ограничения импорта будет в новинку. В середине лета группа депутатов внесла в Госдуму поправки к закону «О таможенном тарифе», предусматривающие введение импортных тарифных квот на продукцию не только из развивающихся, но и из «иных» стран. Главная цель поправок — введение тарифных квот на импорт куриного мяса.

Еще за два месяца до депутатской инициативы специалисты Минсельхоза хором заговорили о необходимости ограничения импорта «ножек Буша» и проведения антидемпингового расследования. Но директора птицефабрик так и не смогли предоставить информацию об умышленном занижении цен на американские окорочка. И тогда глава Минсельхоза Алексей Гордеев озвучил новую мысль: импорт куриного мяса требует тарифного квотирования по той же схеме, что и сахар-сырец. Но мешала одна проблема: в законе «О таможенном тарифе» тарифное квотирование предусмотрено только для сельхозпродукции из развивающихся стран. США к таковым не относятся, а именно оттуда поступает две трети импортной курятины. Теперь Минсельхоз пробует провести через Думу соответствующие поправки в закон.

Внесенные депутатами поправки касаются не только мяса птицы. По слухам, в Минсельхозе планируют распространить принцип квотирования и на говядину со свининой. Но ограничение их импорта потрясений на рынке не вызовет. Размеры квот по говядине или свинине будут сопоставимы с реальным объемом импорта за последние год-два, а уровень пошлин на внеквотные поставки составит 50%. Другое дело — мясо птицы. При объеме ввоза в 1,1-1,2 млн тонн предлагаемый размер квоты почти втрое ниже — 400 тыс. тонн. При этом по сути запретительная пошлина на внеквотный импорт (100% от таможенной стоимости) фактически ставит на нем крест.

По общему мнению, предложенные депутатами поправки имеют все шансы быть принятыми уже в конце осени, что позволит ввести квоты на мясо птицы в 2002 году. Что последует за этим? В «Росптицесоюзе» считают, что нехватку импортной птицы с лихвой покроют отечественные птицефабрики, причем серьезного роста цен на курятину не будет.

Импортеры придерживаются иной точки зрения. По их мнению, российская птицеводческая отрасль за год не в состоянии покрыть дефицит рынка в размере 500-600 тыс. тонн, который возникнет в результате введения квот. Поэтому импорт курятины в нашу страну уменьшится незначительно. Но большая его часть опять станет контрабандной.

Правы импортеры или нет — очевидно одно: введение квот приведет к серьезным перестановкам на рынке мяса птицы.

Водка в огне

Если табачный рынок измучен кризисом перепроизводства, а рынок сахара— избыточным вмешательством государства, то на водочном рынке сочетаются оба этих явления.

С 1 июня в России введена новая система уплаты акциза (так называемый расщепленный акциз). Раньше 100% акциза на алкоголь уплачивал производитель. Он же наклеивал на бутылки акцизную марку. По новой схеме, наклеив акцизную марку, производитель уплачивает лишь 50% от ставки акциза. После этого товар поступает на региональный акцизный склад. Там на бутылку наклеивают

еще одну так называемую региональную специальную марку, а оставшиеся 50% акциза платит оптовик, когда забирает товар со склада.

Кроме того, часть продукции может поступать в торговлю напрямую с завода, который в этом случае платит все 100% акциза и клеит на бутылку обе марки — акцизную и региональную. Все акцизные платежи пойдут в федеральный бюджет, который затем перечислит 50% регионам.

Схема введена для того, чтобы снять запреты властей на продажу «чужой» водки в своих регионах. Ведь при новой системе взимания акциза региональный бюджет будет получать доход не только с производства, но и с реализации водки.

И вот 1 июня все легально работающие ликероводочные заводы страны дружно встали: введя новые правила уплаты акциза, государство не успело наладить производство региональных спецмарок. Кроме того, практически во всех регионах отсутствовали акцизные склады.

К концу лета МНС выдало разрешение на открытие почти тысячи акцизных складов и с грехом пополам наладило выпуск спецмарок. Но акцизных складов и налоговых инспекторов, контролирующих отпуск продукции, по-прежнему не хватает.

Проблема с акцизами — не единственное, что волнует участников рынка. Не меньше беспокойств вызывает федеральное государственное унитарное предприятие (ФГУП) «Росспиртпром», созданное год назад и контролирующее

около 130 предприятий по производству водки и спирта.

С начала года ФГУП начало борьбу с менеджментом принадлежащих ему, но пока неподконтрольных предприятий. Уже к середине лета сопротивление директоров удалось сломить: на всех предприятиях прошли годовые собрания, и места в советах директоров заняли представители ФГУП.

Теперь перед «алкогольным министерством», как часто называют ФГУП, стоит не менее сложная задача — реальное управление водочным хозяйством. Именно это и вызывает наибольшие опасения у независимых операторов рынка.

Алкогольный рынок страдает от кризиса перепроизводства не меньше, чем табачный. В советские времена в России было около 200 ликероводочных заводов, и дефицита водки не наблюдалось. Сейчас в нашей стране, по данным МНС, чуть более 600 предприятий (не считая производителей «левака» и самогонщиков). В результате средняя загрузка мощностей легальных производителей не превышает 30%.

Понятно, что с «леваком» и самогоном «Росспиртпрому» не справиться. Однако освободить рынок для своих предприятий можно за счет прямых конкурентов «Росспиртпрома» —легально работающих ЛВЗ. А ресурсов для этого у ФГУП предостаточно.

Во-первых, по соглашению с Минсельхозом «Росспиртпром» теперь принимает участие в выдаче квот на • спирт абсолютно для всех предприятий отрасли. Иными словами, один из операторов рынка имеет весьма серьезный инструмент для давления на других операторов. Правда, этим инструментом в ФГУП пока не пользовались. Но исключать такой возможности нельзя. По крайней мере, руководство компании «Союзплодимпорт» (акционер калининградского завода РВВК-СПИ) уже оспорило соглашение Минсельхоза и ФГУП в Московском арбитраже.

Во-вторых, есть и другие инструменты давления. В одном из своих интервью гендиректор ФГУП Сергей Зивенко заявил, что не исключает возможности закрытия технически плохо оснащенных ЛВЗ России. Но на вопрос, есть ли такие у ФГУП, глава «алкогольного министерства» энергично ответил: «Нет».