Плавучие АЭС: "хромая утка" Росатома

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Аргументы недели", origindate::28.06.2007, Фото: НГ

Плавучие АЭС: "хромая утка" Росатома

Глава Росатома Сергей Кириенко привык работать в "дружной" команде, которая не имеет ничего общего с ядерной отраслью

В недрах атомного ведомства страны разгорается скандал

Надежда Попова

Converted 24453.jpg После бодрых рапортов о том, что в России в ближайшее время будет построена флотилия из 7 плавучих атомных станций (по другим данным, из 15, а академик Евгений Велихов и вовсе озвучил цифру 150), стали раздаваться робкие вопросы: а потянем ли? а не опасны ли эти плавучие АЭС? как охранять будем?

Некоторые опасения по вопросу безопасности атомных поплавков выражают и ученые Института ядерных реакторов РНЦ «Курчатовский институт». Свои мысли вслух о дороговизне проекта озвучил министр Герман Греф. Но настоящим откровением стали признания одного из ведущих сотрудников Дирекции строящихся плавучих атомных теплоэлектростанций (ПАТЭС), который попросил встречи у журналистов «Аргументов неделi».

Резиновый Росатом

Как известно, с приходом в Росатом г-на Кириенко из его недр стали вымываться профессионалы. Причина? Кириенко привел свою команду. В основном это люди из его окружения в Нижнем Новгороде. Достаточно посмотреть биографии бывших комсомольско-молодежных работников – руководителя Росэнергоатома Сергея Обозова и главы Дирекции строящихся плавучих атомных теплоэлектростанций Сергея Крысова. Вот и 28 мая 2007 г. бывший министр финансов Нижегородской области Владимир Синицын перешел в советники главы Федерального агентства по атомной энергии. Это уже второй министр, который переходит из областного правительст­ва на работу в Росатом. Ранее (в 2006 г.) областное правительство покинул министр инвестиционной политики региона Сергей Крысов. В структуры Росатома несколько ранее ушел и заместитель губернатора Нижегородской области Валерий Лимаренко. Росатом, выходит, резиновый

Как видим, ничего общего с ядерной отраслью (как и с атомной безопасностью) команда Кириенко не имеет. Но именно эта команда собирается строить флотилию из нескольких плавучих атомных станций.

– Еще недавно стоимость проекта составляла 9 млрд. руб., – рассказал мой собеседник N. (мы не открываем имени атомщика по вполне объяснимым причинам), но майская смета составила уже 11,2 млрд. рублей.

А в декабре 2006 г. называлась иная цифра – 2 млрд. 609 млн. рублей. Выходит, за 5 месяцев затраты на ПАТЭС увеличились почти в 5 раз? Плавучая станция, еще не кинув свой «мертвый якорь», уже растет в цене.

– Наш проект – несамоходная баржа водоизмещением 24 тыс. тонн, – продолжает мой собеседник, – этакий неповоротливый дредноут времен Первой мировой войны. Гипотетически – это привлекательный объект для возможных террористических атак – на судне находятся 8 активных зон. Это те самые зоны, в которых есть ядерные материалы. Так что сопровождать такую «баржу» должны оперативные соединения Военно-морского флота. Но у нас никаких финансов не хватит, чтобы дать несамоходной барже подобное прикрытие. Об этом неоднократно заявлял адмирал Эдуард Балтин.

Почему мы не слушаем профессионалов? Допустим – первая строящаяся атомная плавучая АЭС в Северодвинске, которой дали имя Михаила Ломоносова, будет находиться в закрытой бухте под постоянной охраной. Но другие-то плавучие станции Росатом планирует выставить вдоль Северного морского пути. А чтобы забирать с ПАТЭС отработанное ядерное топливо, придется строить специальное судно – «довесок» к ПАТЭС. С ним эксплуатация плавучих АЭС становится и вовсе нерентабельной.

– Считаю, что российский проект ПАТЭС – это своего рода мина замедленного дейст­вия, – говорит мой собеседник.

N. пытался объяснить эти простые истины в структурах Росатома. Он – атомщик с почти 30-летним стажем работы. Трудился в отрасли при министрах Викторе Михайлове, Евгении Адамове, Александре Румянцеве. Занимал ответственные посты. Его просто обязаны были слушать новые бизнес-руководители. Но ни руководитель Росатома г-н Кириенко, ни глава Росэнергоатома г-н Обозов, ни начальник Дирекции строящихся плавучих теплоэлектростанций г-н Крысов не захотели этого делать. Позднее N. был избит в собственном гараже. Потом попал в странное ДТП. Потом взялись за его близких.

Урановый понтон у вулкана Фогу

Специалисты ЦНИИ имени академика Крылова в Петербурге (Комплексный научный центр мирового кораблестроения. – «АН»), так же как и мой собеседник, уверены в том, что плавучий понтон не является безопасным для хранения активных зон, выгруженных из реактора. Каждые 12 лет станция должна проходить заводской доковый ремонт. Что в это время должен делать потребитель? Сидеть без электроэнергии? Жечь костры из сена и соломы?

Но, похоже, замечания опытных ученых-атомщиков не останавливают Росатом: в начале июня делегация Росэнергоатома должна была осчастливить своим визитом такую африканскую страну, как Кабо-Верде. Цель – обсудить возможность поставки в Кабо-Верде, на остров Сантьягу, плавучей атомной станции.

– Да, мы были в Кабо-Верде, – рассказал корреспонденту «Аргументов неделi» руководитель Дирекции строящихся плавучих атомных теплоэлектростанций Сергей Крысов. – Подписали протокол о намерениях.

– Сергей Васильевич, но Кабо-Верде находится в одной из самых сейсмоопасных зон Африки, к тому же в стране много вулканов, а один из них, Фогу, дымится постоянно. Нет ли опасности в стоянке на «мерт­вых якорях» атомной баржи?

– А кто вам сказал, что район сейсмоопасный? Там все нормально. И кофе у них очень хороший…

К слову, сегодня консультации по поставкам ПАТЭС ведутся еще с 20 странами мира.

– С Мозамбиком, Намибией и ЮАР, – пояснил С. Крысов. – Плавучими станциями из России заинтересовались Индонезия, Индия и Вьетнам. И мы взаимодействуем с представительствами посольств либо энергетических компаний. Ведем расчеты. Плавучая АЭС привлекательна для Кабо-Верде и других стран Азии и Африки тем, что она еще способна опреснять мор­скую воду.

ПАТЭС на острове Русский

Сколько же ПАТЭС планируется соорудить в России?

– Реально – это Певек, Вилючинск, – перечисляет Сергей Крысов, – и возможно, плавучая АЭС появится на острове Русский. В сентябре состоится круглый стол по плавучим АЭС в Якутии.

Глава Министерства экономического развития и торговли Герман Греф уже выразил сильное сомнение в окупаемости затрат на сооружение плавучих АЭС. Оказывается, министр ознакомился с доводами атомщика N., который дал интервью «Аргументам неделi».

– Стоимость одного киловатта установленной мощности плавучей атомной станции – 7 тыс. 200 долларов. Это в 7 раз выше, чем в теплогенерации, – отметил г-н Греф. – Это все ляжет на бюджет и не окупится никогда.

Г. Греф предложил соорудить для начала первую ПАТЭС и посмотреть ее себестоимость для серийного строительства, а не утверждать всю программу сразу. Но ведомство Ки­риенко – только за серийное строительство: это позволит снизить стоимость ПАТЭС на 30–40%.

– Проектом создания плавучих станций заинтересо­вался даже «Газпром», – продолжает Сергей Кры­сов. – Руко­вод­ство «Газ­­прома» считает возможным применение ПАТЭС для энергообеспечения добычи и транспорта углеводородов на шельфе северных морей и полуострове Ямал. Для работы на Штокмановском месторождении потребуются 2 плавучие атомные станции и для разработки месторождений полуострова Ямал и прилегающего шельфа – еще 2 станции.

Росэнергоатом обещает к 2019 г. соорудить на Чукотке сразу 2 атомных поплавка. Об этом заявил гендиректор Росэнергоатома г-н Обозов на совещании по стратегии развития Чукотки в Анадыре еще в начале апреля. И уже в начале июня в Анадырь прибыла группа специалистов из Москвы. Делегацию возглавлял заместитель директора концерна Росэнергоатом Алексей Титов. На Чукотке были осмотрены 5 площадок. Для «стоянки» ПАТЭС выбрали местную прибрежную косу. Правда, есть одно маленькое «но» – тут стоят жилые дома. Не могут же они находиться по соседству со стоянкой ПАТЭС. Так что уже принято решение о расселении жителей. Стороны подписали протокол о намерениях. На сегодняшний день уже выполнены предпроектные исследования. Значит, вопрос со строительством второй «хромой» АЭС практически решен.

Почему уходят профессионалы

Пока материал готовился к печати, стало известно, что мой собеседник – атомщик с почти 30-летним стажем работы – уволен из Росатома.

– Сергей Васильевич, почему из Дирекции ушел специалист N.?

– Это очень банальная история. Человек оказался не на своем месте, он разбирался с проектированием ПАТЭС. Работал с документами. Не справился. У него были серьезные нарекания, поэтому я сначала перевел его на другую должность (понизил), но и там этот человек оказался не на месте. А потом он сам написал заявление об уходе.

– Сергей Васильевич, специалист N. – атомщик с 30-летним стажем работы. И нашел он очень серьезные недоработки в проекте плавучей станции…

– Мы этот вопрос уже решили. На его место пришел опытный специалист из Курчатовского института.

– На мое место пришел 68-летний пенсионер, который будет сидеть и молчать, – объяснил N. – Его и взяли с таким условием. А после того как я пригрозил рассказать все журналистам, меня и стали запугивать…

Что же происходит в Росатоме, в частности в Дирекции строящихся плавучих атомных теплоэлектростанций? Почему в ведомстве избавляются от профессионалов, которые находят погрешности в работе? И что в итоге поплывет к берегам Певека, Вилючинска и к острову Русский?

Может быть, пока не поздно, нужно еще раз подумать – а нужны ли нам «плавучие Черно­были»? Похоже, эти вопросы должны сильно заинтересовать и Счетную палату, и Генеральную прокуратуру страны, и ФСБ РФ.

На «Севмаше» – все по графику
ПЕРВАЯ ПАТЭС уже возводится в Северодвинске, на «Севмаше». Она была заложена 15 апреля с.г. Звонок в пресс-службу завода. Трубку берет ее руководитель Михаил Старожилов:

– Как идет строительство плавучей атомной?

– Все по графику, – отвечает Михаил Александрович.

– Никаких проблем?

– Да, у нас все хорошо.

То есть первую плавучую станцию все-таки сооружают… Технический проект прошел все необходимые государ­ственные экспертизы и получил лицензию на строительство в Ростехнадзоре у господина Пуликовского. Плавучая станция обладает пятью барьерами радиационной защиты, способна выдержать землетрясение силой 7–8 баллов по шкале Рихтера, падение на станцию самолета типа ЯК-40. И тем не менее, по мнению атомщика N., этого недостаточно, чтобы считать плавучие АЭС надежными и безопасными.

В отличие от блоков обычной станции реакторная установка плавучей АЭС работает на уране, который можно использовать для создания атомной бомбы. Ряд важнейших параметров реакторов КЛТ-40С, предлагаемых для ПАТЭС, сильно изменен по сравнению с прототипом – ледокольным реактором на ледоколах «Вайгач» и «Диксон». В частности, увеличена активная зона реактора.

И это чревато. Главным элементом ядерного реактора как раз и является активная зона. В нем размещается ядерное топливо и осуществляется цепная реакция деления.

Проект к тому же очень дорогой. Строительство береговых сооружений, обеспечивающих безопасность, оценивается в 10% стоимости всей станции. Причем эти расходы должны лечь на мест­ные бюджеты «портов приписки» атомных поплавков. К тому же доступ в эти северные районы есть только несколько месяцев в году. А если на станции ЧП? Ответов на эти вопросы нет.

Еще нужны средства на преобразовательные станции на берегу, ЛЭП, затраты на аренду земли, строительство инфраструктуры для персонала, который должен работать по вахтовому методу. И насколько безопасен будет вокруг плавучей станции уровень радиации? Каково радиационное воздействие на окружающую среду – почву и воду, флору и фауну? Ответов на эти вопросы тоже нет.

***

Справка «АН»

Крысоев С.В. Родился в 1955 г. в деревне Крысовы Кировской области. В 1977 г. окончил Государственный университет им. Лобачевского в г. Горький по специальности «Механика». 

С 1977 по 1992 гг. – стажер-исследователь, затем – ассистент, старший преподаватель, доцент кафедры теоретической механики Горьковского государственного университета им. Лобачевского.

1992–1996 гг. – инвестиционный консалтинг.

1996–1998 гг. – заместитель директора Российского федерального ядерного центра (г. Саров).

1998–2003 гг. – директор областного «Регионального агентства содействия инвестициям».

2003–2005 гг. – и.о. первого заместителя главы администрации Ненецкого автономного округа РФ.

Август 2005 г. – министр инвестиционной политики Нижегородской области.

С 2006 г. – руководитель Дирекции строящихся плавучих атомных теплоэлектростанций.

***

Комментарий

Герман Лукашин, эксперт по вопросам ядерной безопасности (г. Снежинск, Федеральный ядерный центр России):

– Похоже, Росатом не отдает отчета в своих действиях. Кстати, г-н Крысов – это не тот «знаменитый» назначенец Бориса Немцова, который устроил в Федеральном ядерном центре в г. Арзамасе-16 (Сарове) аварию с выбросом токсичных веществ? Если память не изменяет, то это были какие-то соединения кадмия… Беда российская в том, что комсомольско-молодежный балласт (а не актив), который профессионально не состоялся, оказался наверху, а не в трюме, где ему положено находиться. Потому-то корабль российский так неустойчив. Что же касается ПАТЭС… Здесь видны те же системные ошибки, как и при возведении Хранилища делящихся материалов (ХДМ) в Озерске. Отдельные из этих ошибок непростительны и крайне опасны. И в том и в другом случае имеет место поверхностный подход к анализу возможных «запроектных» событий. Ни ХДМ, ни ПАТЭС не выдержат не только ядерного удара, но даже и падения аэробуса. ПАТЭС к тому же не имеет защитного колпака. Ну а воздействие цунами они просто исключили из рассмотрения.

Похоже, в Росатоме строят атомные «замки» без учета специфики ядерных объектов.

***

Сергей Щербаков, эксперт по вопросам ядерной безопасности, бывший помощник главы Госатомнадзора:

– Еще в 1996 г. по ходатайству Бориса Немцова в закрытом Арзамасе-16 появился в должности заместителя директора Федерального ядерного центра некий Сергей Крысов. Все действия нового заместителя директора, имевшего более чем общие представления о ядерной отрасли и радиационной безопасности, свелись к неудавшимся попыткам внедрить рыночные механизмы в ядерном центре. Но после аварии на производстве, когда под угрозой поражения токсичным кадмием оказались промышленная площадка и вычислительный центр, Крысов перебрался вместе с Немцовым в Москву.

***

Из рассекреченных архивов КГБ:

Служба безопасности Украины разместила на своем официальном сайте рассекреченные материалы КГБ Украины с подробностями ЧП на Чернобыльской АЭС. Они свидетельствуют, что неполадки на атомной электростанции начались задолго до взрыва четвертого энергоблока. Из 121-го архивного документа украинского КГБ следует, что в конце 1970 – начале 1980-х строительство и работа ЧАЭС сопровождались многими проблемами. Еще в 1984 г. специалисты сделали вывод о том, что 3-й и 4-й блоки ЧАЭС имели серьезные конструктивные недостатки, из-за которых начали разрушаться перекрытия блоков. В 1984 г. на 3-м энергоблоке были обнаружены трещины в плитах перекрытий, смещения ригелей и плит.

А грохнуло все это в апреле 1986 г. Неужели мы хотим повторения чернобыльской трагедии?