Плагиат в кандидатской министра транспорта Соколова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Плагиат в кандидатской министра транспорта Соколова Идентичные отрывки иной раз отличаются лишь тем, что "века" заменены на "вв.", "годы" — на "гг." Оригинал этого материала
© "Новая газета", 31.01.2014, Научная степень — пятно на репутации?, Фото: via "Новая газета", Иллюстрация: dissernet.org

Никита Гирин

848be235b8fa1c07e2fd87dec33b959ca05367f1.jpg
Максим Соколов
«Диссернет» обнаружил [#ankor1 масштабные заимствования] в кандидатской диссертации министра транспорта России Максима Соколова. Совпадения с более ранними работами других авторов найдены на 108 страницах труда Соколова. Совпадения, выражаясь по-научному, не оформленные в соответствии с правилами цитирования. Идентичные отрывки иной раз отличаются лишь тем, что «века» заменены на «вв.», «годы» — на «гг.»… [...]

В 2008 году в Санкт-Петербургском государственном университете Максим Соколов защитил диссертацию «Развитие акционерного учредительства и фондового рынка в России (1870–1914 гг.)». Вот, к примеру, страница 30 этой работы:

«В этот период предпринимались попытки создания коллективно-корпоративных предприятий, закончившиеся неудачей. Акционерная политика в конце 1890-х — 1900-х гг., как и вообще в царствование Николая II, по-прежнему строилась на сочетании незыблемых принципов с гибкой тактикой. Русский исследователь конца XIX — начала XX вв. И. Слиозберг, рассуждая о действиях правительства, способствовавших подъему акционерного учредительства конца XIX в., писал…»

А вот страница 67 докторской диссертации «Акционерное предпринимательство в экономике России: исторические формы и теоретические концепции», 2002 год. Автор — Сергей Владимирович Лукин, выпускник того же СПбГУ.

«В этот период предпринимались попытки создания коллективно-корпоративных предприятий, закончившиеся неудачей. Акционерная политика в конце 1890-х — 1900-х годах, как и вообще в царствование Императора Николая II, по-прежнему строилась на сочетании незыблемых принципов с гибкой тактикой. Русский исследователь конца XIX — начала XX веков И. Слиозберг, рассуждая о действиях правительства, способствовавших подъему акционерного учредительства в конце XIX века, писал…»

Объемные совпадения с работой Лукина найдены «Диссернетом» на 30 страницах труда Соколова. На оставшихся 78 страницах его работы, попавших под подозрение, есть совпадения с диссертацией Артема Валентиновича Смирнова «Государственное регулирование рынка частных ценных бумаг в России (1890–1914 гг.)». Она была защищена в 1999 году под руководством Геннадия Григорьевича Богомазова, который затем был и научруком Соколова. Признаки «заметания следов» — те же. «Пролонгирование» заменено на «продление», «текст» на «документ», «русских» на «российских», «облигационеры» на «владельцев облигаций», «неразрешимая задача» на «трудную»…

В общем, тратить на эти примеры место в газете попросту жалко. А вот рассматривать постраничную сравнительную таблицу на сайте «Диссернета» — увлекательно.

Диссертационные скандалы начались год назад, и случай с министром Соколовым далеко не самый веселый. Благодаря «Диссернету» мы многое повидали. Чего стоит один депутат Игошин, заменивший "шоколад" из чужой диссертации на "мясо" в своей. От стыда никто не умер.

Но известен и один (!) весьма достойный поступок. Руководитель департамента науки в московском правительстве Алексей Комиссаров попросил Высшую аттестационную комиссию аннулировать его ученую степень и разрешить повторное написание работы с публичной защитой. (После публикации «Диссернета» и обращения его сооснователя Сергея Пархоменко, конечно.) И заговорили о Комиссарове: белая ворона, современный, состоявшийся, адекватный чиновник…

Соколов в наших глазах тоже подавал надежды. «Мы знаем, что срок оспаривания научных степеней, полученных до 1 января 2014 года, составлял три года, — написали мы в аппарат Соколова. — Однако считаем, что подозрения в недобросовестно написанной диссертации недопустимы для имиджа министра».

Мы предположили, что небольшое интервью могло бы стать публичной формой преодоления возникшего «недоразумения». В конце концов, мы не можем утверждать, что Максим Соколов злонамеренно воспроизвел 108 страниц чужих текстов без ссылок на их авторов. И вообще — сделал ли это сам Максим Соколов? Всякое бывает…

Однако министр ответил нам: «Моя диссертация прошла процедуру публичной защиты и была единогласно одобрена Диссертационным советом такого авторитетного вуза, как Санкт-Петербургский государственный университет. Диссертационный совет не нашел в ней никаких нарушений. В течение трех лет — срока, установленного законодательством для оспаривания ученых степеней, никаких претензий в адрес диссертации высказано не было».

Обескураживающий ответ министра, ни одного слова лжи. Но нет ни объяснения, ни согласия на наше предложение, ни отказа. Написал бы уж прямо: «Идите лесом! Не пойман — не вор».

«Других комментариев не будет», — уточнил пресс-секретарь Минтранса Тимур Хикматов.
***
2bbe48d562a23a5c0c3c8c46829d5cffe4e15a49.jpg