Плагиат в монографии Сергея Собянина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сергей Собянин: ничего личного. Всё чужое... Научный труд Сергея Собянина «не ворованный», но «составленный на заказ» — сам он его не писал.

Собянин

Последние эти предвыборные дни полны какого-то уж очень ощутимого, тугого напряжения. Время дорого. Так что давайте как-нибудь сразу о деле — не затягивая. Без лишних предисловий: вы и так ведь всё отлично помните.

Последние эти предвыборные дни полны какого-то уж очень ощутимого, тугого напряжения. Время дорого. Так что давайте как-нибудь сразу о деле — не затягивая. Без лишних предисловий: вы и так ведь всё отлично помните.

Про научно-теоретическое наследие ученого юриста Собянина поведем давно обещанный разговор. Работа проделана довольно серьезная, так что есть в чем отчитаться.

Месяц с небольшим тому назад, в конце июля, сообщество «Диссернет» пообещало своим читателям изучить вклад нынешнего исполняющего обязанности мэра Москвы в российскую юриспруденцию. Мне тогда довелось публиковать результаты диссернетовской экспертизы другого большого ученого на губернаторском стуле — и.о. главы Московской области Андрея Воробьева. И закончилась та публикация закономерным вопросом: долго ли теперь ждать экспертизы Собянина.

С тех пор участников «Диссернета просто издергали нетерпеливыми понуканиями и напоминаниями: ну когда уже, наконец, ну когда, не томите же уже, сколько ж можно… Вот, дождались.

Работа оказалась не простая. Прямо скажу, из всех исследований «Диссернета», которые интенсивно ведутся уже больше полугода, этот кейс оказался одним из самых сложных. При первом же беглом взгляде на научные работы, подписанные именем Сергея Собянина, становилось понятно, что тут придется изучить очень много документов и публикаций, которые могли бы стать первоисточниками этих текстов. Именно поэтому коллеги по «Диссернету» посоветовали мне обратиться, непосредственно в прямом эфире «Эха Москвы», во время очередной моей программы, к Собянину и его сотрудникам с предложением добровольно помочь проведению экспертизы. И я это сделал: сначала один раз, потом даже и второй, — обратился к Сергею Семеновичу, как это у них там пишется в ихнем документообороте, «с убедительной просьбой».

Никто ему, конечно, не предлагал «чистосердечно раскаяться и мирно сдаться». Мы ж понимали, что этого ни за что не будет. Но вот собрать исходные материалы научных работ и избавить нас от долгих и мучительных поисков этой литературы — по большей части, что уж греха таить, никому теперь не нужного устарелого архивного мусора, — это со стороны пациента было бы вполне разумным и достойным ходом. Ведь если он и правда когда-то САМ ПИСАЛ ЭТИ РАБОТЫ (или хотя бы как-то более или менее активно участвовал в в их подготовке), — исходные материалы должны были сохраниться. Ну, не в печке же, в самом деле, автор их сжег на второй день после публикации. Ведь если человек действительно делает какую-то серьезную интеллектуальную работу, он дорожит ее результатами. Так ведь? Ну так в чем же дело? Соберите и пришлите. Сколько можно в прятки играть…

Не внял Сергей Семенович. Вообще — даже не отозвался. Не снизошел.

Ну, ладно, обошлись без сотрудничества со следствием. Все, что на этом этапе было нужно, отыскали, и проанализировали сами. Не извольте беспокоиться, справились.

Давайте, однако, по порядку.

Случай Сергея Семеновича Собянина как соискателя ученых степеней в области юриспруденции (а он именно на этой ниве трудился в качестве «научного исследователя») — весьма нетривиальный. Он является НЕДОДОКТОРОМ юридических наук. То есть до доктора оставался ему буквально шажок. Но нет. Не сложилось.

Дело было так.

В марте 1999 года Сергей Собянин, в ту пору председатель законодательного собрания Ханты-Мансийского Автономного Округа (и, по должности, член Совета Федерации), защитил в Москве, в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (он же, для краткости, ИЗиСП) кандидатскую диссертацию на близкую и дорогую ему тему «Правовое положение автономных округов как субъектов Российской Федерации». Защита благополучно состоялась в назначенный день, и диссертанту выдали вожделенную корочку кандидата юридических наук.

Спустя 8 лет, в самом начале 2007-го, в столичном издательстве «Норма» вышла монография С.С.Собянина «Субъект Российской Федерации в экономическом и социальном развитии государства (компетенция органов власти и методы ее реализации)» на 349 полновесных страниц. Эта самая «Норма», надо заметить, — это такое «околоначальственное» издательство, считающееся как бы наследником старой доброй советской «Юридической Литературы», регулярно печатающее по госзаказу разнообразные учебники, кодексы, справочники и юридические словари (что категорически невозможно без очень глубокого укоренения во всяком судебно-правовой истэблишменте), и тесно связанное все с тем же самым приправительственным ИЗиСПом. В общем, совершенно понятно, что человеку, занимающему к тому времени пост главы Администрации Президента РФ, именно в такую «Норму» и была прямая дорога, и там его в любом случае просто обязаны были встретить как родного. Тем более, что путь через ИЗиСП был уже знакомый, проторенный.

Но публикацией книги дело не ограничилось. Аппетит пришел к Сергею Семеновичу то ли во время еды, то ли сразу после, но захотелось ему быть еще и владычицей морс… ну, то есть захотелось быть уже и доктором юридических наук. Валандаться же с диссертацией, только что завершив операцию с книгой, напротив, не хотелось. И тогда друзья из ИЗиСПа напомнили Сергею Семеновичу, что академическими правилами, в принципе, разрешена такая редкая процедура — защита докторской вовсе без докторской, непосредственно по книге. Это, на самом деле, довольно экзотический и не очень часто применяемый способ «остепенения». Обычно по книгам защищаются в двух ситуациях. Либо речь идет об очень большом ученом светиле, чей вклад в науку настолько очевиден ученому сообществу, что никому из коллег просто в голову не приходит требовать еще и каких-то специальных диссертаций. Либо, понятное дело, обнаруживается прихоть какого-нибудь важного Егопревосходительства.

Глава кремлевской Администрации, несомненно, достаточно большой начальник, чтоб ему принесли докторскую степень на серебряном блюде. Кто ж спорит. Вот и Сергей Семенович был настолько любезен, что разрешил коллегам сделать себе такой подарок. Тем более, что дело ерундовое: всего-то и нужен, плюс к уже отпечатанной книге, тридцатистраничный автореферат. Ну, и чтоб помощник побегал там недельку-другую, по разным оппонентам-рецензентам, с бумажками-подписями-печатями.

Этот автореферат докторской диссертации Сергея Собянина (на тему, добуквенно совпадающую с названием книги, и предназначенной к защите в том же ИЗиСПе, разумеется), до сих пор болтается, как ни в чем не бывало, на каких-то левых сайтах, где торгуют всяким дипломно-диссертационным вторсырьем. Более того. В сети до сих пор можно обнаружить кешированную ссылку на объявление с сайта ВАКа о дне, часе и месте защиты докторской Собянина. http://web.archive.org/web/20080229131546/http://vak.ed.gov.ru/announcements/yuridicheskie/628/

35115 original.png

Известно, что в этот день в ИЗиСПе не случилось ни пожара, ни наводнения, Диссертационный совет заседал и несколько защит состоялись. Но Сергея Собянина среди защитившихся не было. Не состоялась его защита и потом. Практически готовый, во всех деталях отработанный замысел он внезапно бросил. Отчего - доподлинно мы не знаем, можем только догадываться. Ну, а раз можем - так и догадываемся, не без этого. Впрочем, о сути наших догадок - чуть позже.

Короче говоря, вот из этих двух текстов - кандидатской диссертации-1999 и монографии-2007, породившей докторский "недодиссер", - и состоит подлежащее исследованию "Диссернета" научное наследие Сергея Собянина. Конечно, по ходу изысканий в наших руках собрался и гораздо более обширный "corpus Sobianianum", как, в соответствии с обычной диссернетовской традицией, именовали некоторые наши ученые эксперты коллекцию сочинений очередного "клиента". Но вот только за исключением двух упомянутых больших этих тестов - смотреть там не на что.

Это, кстати, один из главных методов первичного, но всегда дающего адекватный результат, анализа любой работы: сразу открыть последнюю страницу рукописи или автореферата и посмотреть, что там виднеется, в списке авторских публикаций.

В кандидатской Собянина на месте этого списка обнаруживается тощий столбик ровно из шести пунктов, три из которых - это интервью газете "Тюменские известия", передовица в газете "Новости Югры" и земетка в информационном бюллетене "Специфика, опыт, проблемы, перспективы".

В автореферате несостоявшейся докторской - наборчик, конечно, уже пожирнее, из 37 пунктов, и занимает он три с половиной страницы. Правда, треть из них - опять газеты и журналы, где в одну кучу свалены все те же утлые "Новости Югры", какая-то глянцевая "Элита-Регион", дежурное интервью в "Эксперте", взятое таинственным корреспондентом по имени "Иван Петров", загадочный текст в альманахе с дивным названием "Деловые женщины на Большом Урале", экономическое эссе для журнала "Чиновникъ", размышления о судьбах "общественно-политической литературы" в журнале "Уральский Федеральный округ", мощный очерк под заголовком "Сделано многое. Предстоит еще больше!" в журнале "Тюменская область сегодня", и прочая, прочая информационно-периодическая дребедень. Далее следует, как это неизбежно бывает в высоконачальственной "научной" практике, целая вереница публикаций, которые в нормальных ученых кругах обычно именуют "карманными": то есть напечатанными в ведомственном издании, так или иначе зависимом от самого автора, - на сей раз это "Журнал российского права", где сам же Сергей Собянин, уже сделавшись важной кремлевской шишкой, много лет числился почетным председателем Редакционного совета, а издателем состоял все тот же материнский институт ИЗиСП. Ну и наконец - главы и статьи в настолько же "карманных" сборниках, выпускавшихся под редакцией директора ИЗиСП академика РАН Талии Хабриевой, исполнявшей, по чистой случайности, роль научного руководителя Собянина при подготовке несостоявшегося недодиссера.

Тоска, в общем, и полная безысходность.

Но погодите минуточку. О чем это мы вообще? Мы же не собирались тут всерьез исследовать вклад партийно-хозяйственного руководителя - с практически пожизненным стажем - в реальную науку. Мы же отлично понимаем, что все это у них там такая элитно-коммунальная игра. Не существует и не может существовать никакой реальной научной деятельности, которую вел бы какой-нибудь действующий "карьерный администратор", вся жизнь которого посвящена медленному и неуклонному взлезанию по должностной лестнице.

Мы же тут все в своем уме, и взялись за все эти экспертизы не для того, чтобы установить, действительно ли достойны остаться в истории мировой и отечественной юриспруденции научные исследования человека, который много лет верой и правдой служил управляющим то богатейшей нефтяной губернией, то кремлевским чиновничьим аппаратом, то мэрией двенадцатимиллионной столицы. Мы же не верим ни одной секунды ни в то, что можно быть одновременно оперной примой и главврачом ветеринарной клиники, ни в то, что бывают президенты банков, в свободное от инвестиционной активности время составляющие венки сонетов, ни в то, что на воле попадаются главы президентских администраций, увлеченные теорией конституционного права. Нет, не верим. Совсем.

И зачем же мы тогда в эту понарошечную ученость лезем? Зачем в ней опять роемся?

А затем, не поленюсь я объяснить в двадцать пятый раз, что нас интересует не состоятельность научного текста сама по себе, а доброкачественность человека, который его подписал. И который - с теми или иными основаниями - утверждает, что это его текст, его труд, его достижение и его ответственность. Мы смотрим на человека в его диссертацию как в лупу. И видим ясно, чего он, по большому счету, стОит, на что он, в действительности, способен и на какие сделки с какой частью своей совести готов пойти, если очень понадобится. Мы изучаем человека "в диссертационном положении", словно летчика на центрифуге: как он отреагирует на моральные перегрузки, сохранит ли здравый рассудок при высоком давлении и все-таки стошнит ли его, если придется вертеться уж слишком быстро.

В случае с политиком, нам важно знать, сохранились ли в нем какие-то следы нормальной человеческой - да нет, не морали, откуда бы ей там взяться, - а просто представления о достойном и, наоборот, о стыдном. Нам интересно: насколько легко и обильно он врет, и в какой мере он склонен к обыкновенному воровству. Для политика это все-таки важные характеристики, правда же? И мы исходим тут из того, что присваивая себе ученую степень, человек стремится не к тому, чтобы окружающие всерьез поверили, будто перед ними настоящий ученый, чего-нибудь профессор или где-нибудь даже завкафедрой, - а к тому, чтобы у него получилась какая-то особенно прекрасная репутация. Вот это главное: мы устанавливаем именно РЕПУТАЦИОННУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. В случае с политиком - она же и политическая.

Так понятно?

Ну вот. А теперь посмотрим что с этой ответственностью получилось у Сергея Собянина, и в каком виде он слез с этой чертовой центрифуги.

Должен вам сказать, что наши эксперты совершили просто невероятное. Они прочли - да! прочли! - и кандидатскую диссертацию Собянина, и его, простигосподи, монографию. Последняя, кстати, вышла весьма значительным для научной работы тиражом аж 1000 (одна тысяча) экземпляров. И теперь я могу вас уверить: один экземпляр совершенно точно имел своего читателя! Даже нескольких читателей, да.

Не говоря уж о диссертации, которую вообще прочла целая толпа народу, потому что мы общими усилиями не только ее отсканировали, перевели в текстовый формат и прогнали через знаменитую "диссерорубку профессора Ростовцева" (а заодно и через программу "Антиплагиат"), но и отправили почитать нескольким серьезным специалистам в различных областях российского права.

Вот, например, вполне типовой отзыв, из нескольких аналогичных, которые мы получили: написан он известным российским правоведом, профессором кафедры государства и права в одном из престижнейших московских университетов, и в то же время партнером крупного адвокатского бюро.

"...Это не диссертация, а справка скорее. Первое. Для меня есть следующие важные критерии: А) Полнота охвата предыдущих источников. Этого нет.... Б) Новизна. Этого тоже нет: вместо научных положений - общие слова, вместо новых идей – констатация общеизвестного. В) Наличие критики взглядов предшественников (в увязке с 2 предыдущими пунктами), чтобы показать свой вклад. И даже этого тут нет. Г) Определенная рисковость отстаиваемых идей, что связано с новизной. Науку движут гипотезы, а не повторение старого. Этого тем более нет. Второе. Диссертация более чем на 50 % состоит из материалов, посвященных разбирательствам в КС. На этой основе можно было бы сделать интересную работу, и на нее нужен был акцент, но его не вышло. А там масса любопытных юридических проблем возникала..."

Эта самая кандидатская Собянина между прочим посвящена довольно интересному, на самом-то деле, предмету: разграничению полномочий и компетенций между властями Федерации и отдельных субъектов в России. Для страны, в которой мы живем, это исключительно напряженный и полный драматического смысла сюжет. Но боже ты мой, как же было смертельно скучно про это и говорить, и думать большинству людей, которые писали на эту тему диссертацию для Собянина. Там все дело рассматривается, конечно, на примере двух недалеких от карьеры диссертанта автономных округов - Ямало-Ненецкого и Ханты-мансийского, и их отношений с федеральным Центром. Сначала они написали главу про правовое положение автономных округов (то есть того, что в разные времена на их месте было) с дореволюционных царских времен и до самой Конституции 1993 года. Потом занялись проблемами разграничения предметов ведения уже в период действия нынешнего основного закона. И наконец в последней,третьей главе углубились в перипетии процесса в Конституционном суде РФ, рассматривавшего в 1997 году запрос о проверке конституционности нескольких положений Устава Тюменской области (в которую территориально и входят оба округа), и о толковании некоторых положений самой конституции.

Первые две главы - вполне идеальный образец откровенного, никак и ничем не маскируемого создателями переливания из совершенно пустого в абсолютно порожнее. «Как показывает опыт отношений между заинтересованными сторонами, договорные отношения возможны только тогда, когда стороны в полной мере действуют в строгом соответствии со всеми правовыми нормами, установленными в Конституции Российской Федерации», - наносят они на бумагу, потому что нельзя же эту бумагу сдавать в переплетные работы просто чистой. «Все положения Устава пронизаны мыслью, что отношения автономного округа со всеми субъектами Российской Федерации, включая Тюменскую область, должны основываться на Конституции, устанавливающей равенство субъектов и на вытекающей из него свободе волеизъявления»,- прилежно выводят они дальше. «В Ханты-Мансийском автономном округе залогом плодотворной деятельности всех государственных органов считаются постоянные рабочие контакты законодательной и исполнительной ветвей»,- сообщают они воображаемому читателю. И наконец решаются на смелую констатацию: «Внимание к интересам человека в вопросах отношений между конкретными округом и областью, которые не всегда можно считать безоблачными, представляется обоснованным».

Правда, человек, которому досталось писать в собянинскую диссертацию кусок про процесс в Конституционном суде, как-то даже увлекся этим сюжетом. У нас есть сильное подозрение, что это был не унылый референт-компилятор, вроде тех, что ковыряли две первые главы, а хороший юрист, подготовленный специалист, непосредственно участвовавший в судебных слушаниях.

Один из ключевых экспертов "Диссернета", знаменитый Doctor-Z пишет в своем отзыве о кандидатской Собянина: "Страницы 113-141 стилистически очень резко выбиваются из всего остального повествования. Они написаны как блог, живым разговорным, а иногда даже публицистическим языком неравнодушного человека, явно бывшего участником обоих слушаний в КС. Примерно в таком стиле я рассказываю моим знакомым о февральском заседании КС, в котором сам участвовал... Степень эмоциональности, самокритичность и постоянная ругань в адрес КС, на мой взгляд, делают своершенно неправдоподобной версию, что это писал референт. Референт может текст украсть, а может в лучшем случае написать добротно. Но референт никогда не будет эмоционально привязываться к тексту, который составляет для начальника..."

Вот именно такого рода наблюдения заставляют нас сделать вывод, что текст диссертации написан НЕСКОЛЬКИМИ РАЗНЫМИ РУКАМИ. И за исключением вот этого относительно небольшого фрагмента с "репортажем" о Конституционном суде, он ужасен.

Но тут я снова возвращаюсь к рецензии, полученной от уже процитированного выше профессора-правоведа: "Итог: ничего нового и скучно, общие слова и прописные истины, рассказанные специфическим птичьим псевдонаучным языком. Но проблема-то в другом: 80–90% диссертаций именно такие же или еще хуже. Стиль такой, времена испортились. Я всегда считал и считаю, что в целом вина не на диссертанте (у него опыта может не быть, он может не знать, что такое наука, он, в конце концов, может быть глуп и не осознавать этого), а на руководителе, кафедре, оппонентах, диссертационном совете, ведущей организации и ВАКе. В итоге из 15 моих аспирантов до защиты дошли только 2, прочие барьер не взяли..."

Вот такой вердикт, который мы в итоге всех мучений получили. Это очень плохая, безнадежно скучная, пустопорожняя, набитая тривиальными пошлостями и изложенная деревянным жаргоном отписка, созданная на заказ несколькими ремесленниками.

Но вот какую важную особенность здесь следует иметь в виду: эта работа - именно составленная на заказ, выпиленная холодными халтурщиками, но НЕ ВОРОВАННАЯ.

Да, именно так: за исключением мелких случайных "включений" наши эксперты не нашли в ней крупных заимствований. Объясняется это просто: временем и местом ее изготовления. 1998 год, когда корпели собянинские референты, - эпоха фактически "доинтернетовская", особенно в отдаленной провинции, где и шла, по всей видимости, работа. Это ясновельможный заказчик мог проводить время в столице, наезжая сюда по своим сенаторским надобностям. А скромная обслуга-то его трудилась в Ханты-Мансийске. Оцифрованных материалов тогда было мало, об удаленном электронном доступе к фондам больших библиотек и архивов можно было только мечтать. Так что особенно не развлечешься копи-пастом. Над исходными текстами приходилось сидеть в обыкновенных читальных залах и архивных хранилищах, нужные фрагменты перенабирать вручную, текст писать фактически заново, рассовывая по нему цитаты и ссылки.

Таков в точности и случай с кандидатской работой, которую Собянин повез потом защищать в Москву. Создана она была по распространенным тогда технологиям ручного диссероплетения по начальственному заказу: эти тексты сочиняли на заказ безвестные "писаря", а не передирали с готового лихие диссерорезы.

Почему мы с такой уверенностью можем это утверждать?

А потому что у нас в руках есть вторая работа за собянинской подписью - его недодокторская монография, созданная как раз уже в полноценную "цифровую эпоху". О, да. Это совсем, совсем другой случай.

Вот вам и второй приговор по кейсу исполняющего обязанности московского мэра: в отличие от кандидатской диссертации, книга Сергея Собянина, при помощи которой он едва-едва не обзавелся докторской научной степенью, - создана при помощи масштабных, систематических заимствований чужих текстов.

Надо, однако, отметить, что это совершенно не тот случай разудалого грабежа - иногда десятками, а случается и сотнями, страниц подряд, - с которым "Диссернет" регулярно сталкивается, проводя экспертизы диссертаций разнообразных депутатов, сенаторов, губернаторов, прокуроров, полицейских генералов и прочего вороватого народца. Это вам не случай благородного генерала Владимира Васильева, которому тупо всучили готовую диссертацию йехудепутата Абельцева. Это не печальная история о жмотничестве губернатора-миллиардера Владимира Груздева, который купил себе диссер в какой-то копеечной лавочке, судя по тому, что товар ему отпилили одним ворованным куском, длиной в 168 страниц. Это не демонстративное бесстыдство Павла Астахова, который сначала нарезал себе огромными ломтями кандидатскую, а потом еще и продал практически ее же второй раз в виде докторской.

Нет. Тут случай гораздо более драматичный. Сергей Собянин явно не забывает известную мудрость про то, что "мы не настолько богаты, чтоб покупать дешевые вещи". На себе экономить он не намерен. И уж ему-то диссертацию вытачивают по высшему разряду. Класса люкс, с четырьмя степенями усиленной защиты.

Один из отцов-основателей "Диссернета", блогер afrikanbo, изобретатель "диссерорубки професссора Ростовцева", посмотрев на случай монографии Собянина, констатировал, что тут мы имеем дело с "кейсом для Врониплага". Он имел в виду, что ситуация с экспертизой этой книги больше напоминала задачи, с которыми приходилось сталкиваться немецкому сообществу искателей научного плагиата, работающему на всемирно знаменитом сервере VroniPlag. Участникам немецкого проекта чаще всего приходится сталкиваться со случаями очень "мелконарезанного" плагиата, когда изучаемые тексты оказываются смонтированы из посторонних заимствований, взятых буквально по строчке, по фразочке. Такой характер заимствований определяет и технологию поиска по методу "муравейника": сотни энтузиастов разбирают исследуемый текст на небольшие фрагменты, иногда меньше страницы, изучают каждый по отдельности на предмет источников похищенного текста, а потом собирают результаты в общую копилку.

Почти так же пришлось работать и с экспертизой монографии Собянина. Потребовалось мобилизовать целый взвод экспертов-волонтеров и посадить их за собянинский текст, чтобы они постепенно начали нащупывать использованные для его составления источники. Работа эта не закончена и сегодня. Нет никаких сомнений, что с каждым следующим днем список исходных публикаций, использованных для компиляции монографии 2007 года, будет пополняться. Вот здесь постепенно формируется справочная таблица, в которую эксперты собирают найденные фрагменты по мере их обнаружения. Любой желающий может пойти и полюбоваться собственными глазами на всю коллекцию.

Но и того, что экспертиза выявила на настоящий момент, более чем достаточно, чтобы утверждать: да, книга С.С.Собянина "Субъект Российской Федерации в экономическом и социальном развитии государства (компетенция органов власти и методы ее реализации)" - несет на себе отчетливые признаки массовых "криминальных" заимствований.

Полюбуйтесь на несколько характерных примеров:

35703 original 1.jpg

Типичная ситуация для заимствований собянинского типа: на одной странице - два разнородных источника. Проект губернаторского постановления (втянутый в текст без всяких ссылок на источник, без указания на то, что это фрагмент официального законодательного акта, а просто представленный как часть "повествования), и тут же рядом - несколько абзацев из самого что ни на есть хрестоматичнойго ВУЗовского учебника одного из крупнейших российских государствоведов профессора Августа Алексеевича Мишина.

36049 original 2.jpg

Тут тоже источник довольно немудрящий - учебное пособие, хотя и гораздо менее известное, нежели труд профессора Мишина. Обратите внимание, что текст не перемещается в книгу Собянина в "непереваренном" виде. Его кропотливо подтачивают, подпиливают во многих местах, меняя фразы иногда сугубо косметически (здесь и далее в таких случаях различия отмечены желтым маркером), иногда и более или менее содержательно (подчеркнуто синим). Однако если не полениться прочесть оба текста, становится совершенно ясно, что это именно один текст, а не просто случайное совпадение двух самостоятельных сочинений, написанных на сходную тему и использующих одну и ту же терминологию.

36204 original 3.jpg

Снова инкорпорированный в текст фрагмент официального документа. Здесь тоже видны следы многочисленных маскировочных усилий. Но обнаруживается еще один забавный артефакт: монтировщик текста аккуратно и заботливо выкидывает неприятное для заказчика - крупного чиновника-администратора - упоминание о негативном влиянии на окружающую действительность такого явления как "наличие громоздкого аппарата управления на всех уровнях власти". В самом деле, какому заслуженному "аппаратчику" приятно будет такое прочесть...

36441 original 4.jpg

А вот это уже пример довольно неосторожного заимствования. Фрагмент выдернут из статьи, одним из авторов которого является Талия Хабриева, директор того самого института Института законодательства и сравнительного правоведения, в котором готовится и монография и будущая защита ее в виде докторской. Дополнительной пикантности положению добавляет тот факт, что именно госпожа Хабриева исполняет в этой истории роль научного консультанта (то есть научного руководителя) соискателя докторской степени Собянина. Как мы с вами понимаем, без согласия высоких сотрудничающих сторон такая покража невозможна. Стащить кусок текста у собственного научного руководителя и остаться незамеченным - сложно, так ведь? При этом речь опять-таки не идет о добросовестном цитировании (тут нет, как видите, ни ссылок в тексте, ни сносок). И на случайное совпадение опять-таки не сошлешься. Достаточно прочесть абзацы справа и слева, чтобы убедиться: это один и тот же текст, хоть и аккуратно подгримированный.

36717 original 5.jpg

Еще один - совсем другой - сборник статей под редакцией все той же Талии Хабриевой. Мастера-диссерорезы, как видим, совершенно не стесняются будущего научного руководителя своего заказчика. Вообще, обилие заимствований из текстов, так или иначе связанных с ИЗиСПом, его сотрудниками, его изданиями, его публикациями, - заставляет предположить, что именно где-то тут поблизости и располагалась та диссерорезная фабрика, на которой была выточена монография Собянина, которую он впоследствии ровно тут же, не вынося за порог, и издал, а потом и попытался защитить в виде диссертации.

Опыт изучения всей этой отросшей вокруг нас индустрии фальшивых диссертаций принес нам печальный опыт знакомства с одним очень важным явлением российской околонаучной действительности: процедурой обслуживания клиентов "под ключ". Рекламу такой услуги вы почти всегда обнаружите на мусорных сайтах, гарантирующих любому желающему диссертацию быструю и необременительную защиту по любой теме за пять минут и за три копейки. Но есть сильное ощущение, что такими же формами специфического сервиса могут теперь похвастаться и серьезные научные институты.

Но никаких доказательств того, что случай Собянина - это как раз вот такой образец обслуживания "по полному циклу", у нас нет конечно. Да и откуда бы им, доказательствам, взяться? Одни только безответственные фантазии у нас, ничего более.

А вот, собственно, то, чем эти фантазии больше всего и питаются.

36899 original 6.jpg

Труды Александра Николаевича Черткова, старшего научного сотрудникв ИЗиСПа, в то время кандидата юридических наук (теперь он уже, конечно, доктор), оказались источником самых значительных заимствований для книги Собянина. Сфера научных интересов Черткова - "разграничение предметов ведения и полномочий, статус субъектов Федерации, совершенствование субъектного состава РФ, как указывает информационный портал "Юридическая Россия", - очень близко соответствовала той "специализации", которая должна была образоваться у Собянина в результата появления у него толстой правоведческой монографии. А диссертация Черткова - "Оптимизация законодательного регулирования в сфере совместного ведения Российской Федерации субъектов Российской Федерации" - просто выглядела "тематическим близнецом" книги, готовящейся для важного по заказчика. В результате работы Черткова дали для недодиссера Собянина больше, чем какой бы то и было другой источник, из всех обнаруженных к сегодняшнему дню.

Заимствования из Черткова происходят в книге Собянина по типичному, хорошо изученному и описанному еще немецкими антиплагиатчиками, методу под названием Bauernopfer - "жертва пешки". Хитрость заключается в том, что источник заимствования благополучно упоминается в списке литературы и где-нибудь в тексте даже делается корректная ссылка на него. Но тем временем в другую часть работы протаскиваются заимствованные куски без всяких кавычек, ссылок и вообще каких-либо упоминаний автора.

Фрагмент, который приведен чуть выше - из более ранней книги Черткова (2005 года), которая более или менее полностью поглотила его кандидатскую (защищенную в 2002-м). И почти все фрагменты, позаимствованные из этой монографии Черткова при изготовлении текста Собянина - присутствовали уже в диссертации. Это совершенно исключает возможность "обратного плагиата": то есть невозможно предположить, чтобы это, наоборот, Чертков когда-то что-то взял из более ранних публикаций Собянина, а потом этот текст перекочевал обратно к изначальному автору. Такая версия не работает просто потому, что в 2002 году, когда Чертков уже защищал свою первую диссертацию, никаких таких публикаций Собянина не существовало в природе.

Но Чертков так удачно подходит для тематики Собянина, что мастера-копипастеры прямо не могут удержаться, и тащат жирные, нажористые куски и из второй - более поздней - его книги (вышедшей в 2006-м):

37370 original 7.jpg

Как видим, тут уже никто почти ничего не маскирует мелкой правкой и тонкой ретушью. Текст разве что пытаются слегка подсократить.

Зрелище этих сочных ломтей чужого текста как-то даже поначалу шокирует в очень кропотливо и прихотливо собранной, надерганной мелкими фрагментами монографии Собянина. Черткова тянут, бывает, и еще большими кусками. Вот, к примеру, уже не две, а три страницы подряд:

37604 original 8.jpg

А вот и вообще что-то почти невообразимое: компиляция из фрагментов Черткова - причем, вперемешку сразу из обеих его книг, - аж на шести страницах книги Собянина подряд:

37634 original 9.jpg

Эксперты, любовавшиеся всей этой мощью и удалью виртуозов компиляции, в конце концов задались вопросом, не это ли увлечение в конце концов подвело организаторов докторской защиты для крупного и значительного клиента. Мы ведь помним, что конвертировать уже опубликованную монографию в докторскую ученую степень Сергею Собянину отчего-то не удалось. Не от того ли, что с заимствованиями из книг Черткова как-то неудобно получилось? Штука ведь в том, что этот самый Александр Николаевич Чертков уже много лет отправляет в Институте законодательства и сравнительного правоведения РАН важную должность Ученого секретаря того самого диссертационного, которому досталась защита Собянина. Не получилось ли тут неожиданной коллизии, когда Ученый секретарь - одно из тех лиц, что по определению несет персональную ответственность за качество защищаемых в данном научном центре диссертаций, - обнаружил, что ему предлагается иметь дело с работой, битком набитой заимствованиями из его же собственных работ...

Колнечно, "Диссернету" очень хотелось бы услышать комментарий на эту тему у самого доктора Черткова. Пока нам, к сожалению, не удавалось выйти с ним на связь. Может быть, эта публикация подвигнет его на то, чтобы высказаться по такому увлекательному поводу?..

Ну что же. Честно говоря, мне кажется, что тут уже можно и остановиться. Сообществу "Диссернет", затеявшему по собственной инициативе эту экспертизу, картина, пожалуй, ясна. Случай Сергея Собянина, к сожалению, оказался, может быть, несколько более сложным, трудоемким и запутанным, по сравнению с большинством дел о ворованных диссертациях и монографиях, - но по существу своему ничем особенным от них не отличающимся. За научными исследованиями видного отечественного правоведа Собянина отчетливо просматриваются рога и копыта аферистов, которые помогали ему фальсифицировать его научные работы.

Вот так каждый раз: надеешься, надеешься на чудо. Пытаешься дать очередному пациенту шанс, изо всех сил веришь, что не все вокруг способны на ложь и лицемерие. Но тебя раз за разом возвращают к суровой, практически неотвратимой действительности. И ты понимаешь истинный смысл расхожего выражения "ничего личного".

Ничего личного - это когда всё чужое. Ну да.

А мы-то, наивные, трогательные, доверчивые люди, еще предлагали ему добровольно нам в наших исследованиях посодействовать. Эх... Никак мы не избавимся от этих остатков человеколюбия.

Сообщество «Диссернет» нашло «некорректные заимствования» в монографии мэра Москвы Сергея Собянина

Об этом сообщается на сайте проекта.

Монография «Субъект Российской Федерации в экономическом и социальном развитии государства: Компетенция органов власти и методы ее реализации» была опубликована в 2007 году. На некоторых её страницах эксперты обнаружили значительные заимствования.

«Монография должна была стать основой для докторской диссертации Собянина <...>, защита которой была намечена на 23 мая 2007 г., но по таинственным причинам не состоялась», — отметили эксперты «Диссернета».

В аннотации экспертизы указаны источники, с которых были заимствованы элементы монографии Собянина. Больше всего заимствованного текста принадлежит некоему Черткову А.И., работы которого были опубликованы ранее, в 2005 и 2006 годах. В научной среде встречаются упоминания Черткова А.Н. — это доктор юридических наук Александр Чертков, названия его научных трудов практически идентичны тем, что приводит «Диссернет».

Комментарии пресс-службы мэрии до публикации заметки получить не удалось.

Один из основателей проекта «Диссернет» Сергей Пархоменко ранее рассказывал в своём блоге, что экспертиза над работой Сергея Собянина велась ещё в 2013 году. Мэру предлагалось предоставить исходные материалы научных работ, чтобы заранее доказать свою причастность к исследованию. Такое обращение к Собянину Пархоменко дважды озвучил в эфире «Эха Москвы», однако, по его словам, мэр проигнорировал запрос «Диссернета».

«Собрать исходные материалы научных работ и избавить нас от долгих и мучительных поисков этой литературы — это со стороны пациента было бы вполне разумным и достойным ходом. Ведь если он и правда когда-то сам писал эти работы (или хотя бы как-то более или менее активно участвовал в в их подготовке), — исходные материалы должны были сохраниться. <...> Не внял Сергей Семёнович. Вообще — даже не отозвался», — написал Пархоменко. Он также рассказал о подробностях того, как не состоялась защита докторской диссертации Собянина, когда он занимал должность руководителя администрации президента. В итоге основатель «Диссернета» пришёл к выводу, что научный труд Сергея Собянина «не ворованный», но «составленный на заказ» — сам он его не писал.

В сообщении Пархоменко от 2013 года подтверждается, что в работе Собянина присутствуют многочисленные заимствования из диссертации сотрудника Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Александра Николаевича Черткова.

В отделе конституционного права, где Чертков занимает должность ведущего научного сотрудника, «Йоду» сообщили, что связь с ним давно потеряна. «Он уже давно не приходит, мы не знаем, как с ним связаться», — сообщили «Йоду» в отделе.


Ранее «Диссернет» обнаружил плагиат в диссертации руководителя департамента торговли и услуг Алексея Немерюка, в работе судьи Натальи Дударь, которая занималась «болотным делом». Кроме того, депутат Мосгордумы Платонов отказался от докторской степени, полученной с помощью плагиата.

«Йод» разобрался, как устроен «Диссернет», а также выяснил, откуда в правительстве Москвы столько чиновников с поддельными диссертациями и зачем им нужны учёные степени.

Ссылки

Источник публикации