План "Барбадоса"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая Газета", origindate::16.06.1999

План "Барбадоса".

На этом далеком острове скрыты многие тайны странного банкира Егиазаряна

Арсен Рстаки

У каждого времени свои герои, свои типажи. Ашот Геворкович Егиазарян как раз из тех людей, кого по праву можно назвать "героем" посткоммунистической России. Трудно даже вспомнить, сколько раз его имя фигурировало в наших журналистских расследованиях. Примерный семьянин, талантливый ученый (доктор наук), Егиазарян вовремя уловил пронесшийся над страной ветер перемен и с головой ушел в бизнес, став банкиром. Успешно похоронив несколько крупных коммерческих структур, принес тем самым огромные убытки как государству, так и его гражданам. Сам же на этом деле заработал десятки миллионов долларов.

В последнее время серьезно увлекся любительским видео. Один из авторов бестселлера "Тихие шалости человека, похожего на генерального прокурора". Сейчас находится в США.

Так получилось, что отъезд Егиазаряна в Америку в середине прошлого месяца почти день в день совпал с отзывом лицензии и началом процедуры банкротства некогда могущественного "Уникомбанка". Достаточно символично, если учесть, что своим крахом этот банк во многом обязан именно Ашоту Геворковичу.

История, о которой речь пойдет ниже, началась таким же жарким летним днем - 13 июня 1996 года.

Первый вице-глава администрации Московской области Виктор Власов пришел в областную Думу с предложением о покупке контрольного пакета акций "Уникомбанка", дабы превратить его таким образом в "родной" - губернский. Перспектива заполучить в собственность один из крупнейших банков страны выглядела весьма заманчивой. Действительно, хотя у "Уникома" и были на тот момент некоторые трудности, связанные с задержкой платежей, но его активов с лихвой хватило бы, чтобы не только рассчитаться со всеми кредиторами и акционерами, но и спокойно работать дальше.

На вопрос депутатов: а кто же будет владеть остальными сорока девятью процентами акций? - первый замглавы заявил, что стратегические партнеры для этого администрацией области уже найдены. Мол, такие монстры отечественной экономики, как РАО "ЕЭС России" и "Норильский никель", просто спят и видят, как бы поучаствовать в деле процветания "Уникомбанка". Последние сомнения у народных избранников отпали, когда Власов уверил их, что приобретение контрольного пакета акций "Уникома" обойдется областной казне в весьма незначительную сумму - где-то 60 млрд рублей.

Депутаты проголосовали "за".

На этом, собственно, радужная часть нашей истории и заканчивается. Все дальнейшие события вряд ли могут внушить хотя бы мало-мальский оптимизм. Однако обо всем по порядку.

Создание "губернского" банка - залога будущего безбедного существоавния Московской области и ее жителей - началось, как водится, с формирования новой команды. Кресло председателя совета директоров "Уникома" занял сам Виктор Власов, а председателем правления была назначена Нина Галаничева, до этого работавшая заместителем начальника Московского областного казначейства. Видимость полного государственного контроля за новоявленным держателем бюджетных средств была обеспечена.

Тут-то на горизонте и появился Ашот Егиазарян. Появился тихо, без лишней рекламы - и сразу же занял место первого заместителя председателя совета директоров "Уникома". Причем пришел не один, а, как говорится, с друзьями. В одночасье у "Уникома" появилось аж пять новых акционеров - контролируемый Егиазаряном банк "Русский дом" и еще четыре малопримечательных коммерческих конторы, которые если и были известны в мире большого бизнеса, то только своими "родственными" отношениями с Ашотом Геворковичем. А что же обещанные РАО "ЕЭС" и "Норильский никель", спросите вы? Видимо, это был просто блеф, рассчитанный на благодарные уши народных избранников. Именно Егиазарян стал тем самым стратегическим партнером, которого администрация Московской области выбрала для управления своими бюджетными средствами. И, похоже, выбор этот был сделан не случайно.

Известно, что любимое детище Егиазаряна - Московский национальный банк, который за несколько лет своего существования сумел пройти путь от крупнейшего банка России до полного банкрота, - давно вызывал у подмосковного чиновничества нескрываемую симпатию. МНБ были доверены святая святых региона - счета областного казначейства. Естественно, что в этой связи Ашот Геворкович был хорошо знаком с госпожой Галаничевой, которая, напомню, занимала в казначействе вторую позицию. Думается, что именно Галаничева, став председателем правления "Уникома", распахнула перед Егиазаряном и его людьми ворота банка, отрекомендовав обаятельного бизнесмена как надежного партнера и высококлассного специалиста.

Так или иначе, переехав в Даев переулок (адрес "Уникомбанка"), Егиазарян с первого дня повел себя на новом месте как полноправный хозяин. Особо не церемонясь, он сразу же разместился в самом большом кабинете банка, переселив своего непосредственного шефа Виктора Власова в куда более скромные апартаменты. Коллеги относились к происходящему снисходительно, списывая столь своеобразную активность Егиазаряна на его молодость, амбициозность и некоторые черты восточного характера. Да и вообще стоило ли обращать внимание на такие мелочи, если каждый житель Подмосковья знал - и это постоянно и везде деклалировалось, - что контрольный пакет акций "Уникома" принадлежит администрации Московской области.

Забегая вперед, скажу, что вся эта уверенность была не более чем иллюзией. Талантливо разработанной и гениально продирижированной аферой. Вы не поверите, но то, что Московская область не имеет и никогда не имела контрольного пакета акций "Уникомбанка", губернские власти открыли для себя (или сделали вид, что открыли) только в середине прошлого года! Как такое могло произойти, лично для меня до сих пор загадка. Но факт остается фактом.

А пока... Подобной иллюзии - мол, всё под надежным контролем - администрации области, с чьей легкой руки в "Уником" была вколочена львиная доля средств подмосковных бюджетников, вполне хватило, чтобы больше года практически никак не вмешиваться в деятельность уполномоченного банка. Это был самый черный год для "Уникома" и самый удачный для банкира Егиазаряна.

Первое же проявление любви губернских властей к своему "детищу" в виде договора о доверительном управлении ценными бумагами стало для Ашота Геворковича настоящим подарком судьбы. 24 июня 1996 года администрация области передала "Уникомбанку" облигации внутреннего валютного займа на общую сумму 656 миллионов долларов. Дескать, вернете через двенадцать месяцев вместе с полутора процентами номинальной стоимости. Этого срока для Егиазаряна было вполне достаточно. Дольше задерживаться в "Уникоме" он и не планировал.

Не буду описывать всю схему хитроумных банковских комбинаций, проделанных Егиазаряном с вверенными ему ценными бумагами, лишь скажу, что в результате с июля по октябрь 1996 года облигации были распылены по близким к Егиазаряну структурам (в основном через "умирающий" Московский национальный банк), где и потерялись. Короче говоря, облигации были самым банальным образом проданы.

Занимавшиеся впоследствии расследованием этих сделок правоохранительные органы даже сумели отыскать некоторые полученные от аферы деньги. Например, около 63 миллионов долларов обнаружились аж на живописном острове Барбадос, в банке "Louis d'Or Investment".

Но тогда, летом-осенью 1996 года, об этом мало кто подозревал. Ашоту Геворковичу доверяли безгранично. Почему? Скорее всего, у администрации не было другого выхода. Так получилось, что из всех первых руководителей "Уникомбанка" доктор наук Егиазарян был, пожалуй, единственным профессионалом, досконально знающим все тонкости работы с финансами. Его начальник, председатель совета директоров Власов, хоть и числился первым заместителем губернатора Тяжлова по экономическим вопросам, в банковских делах был, мягко выражаясь, не дока. Другое дело - председатель правления "Уникома" Галаничева, также человек администрации. В силу занимаемой должности она просто не могла не заметить трудовых "подвигов" Егиазаряна. Впрочем, прямых подтверждений ее причастности к махинациям нашего героя у меня нет, так что оставлю право делать выводы о деятельности Нины Павловны на посту главного губернского банкира администрации области, местной Думе и избирателям Подмосковья.

Тем временем Егиазарян все больше входил во вкус. Реально ощутив прелесть работы с бюджетной "халявой", Ашот Геворкович, не мудрствуя лукаво, практически внаглую начал уводить из "Уникома" деньги. Каким образом? Приведу лишь один конкретный пример.

Весной 1997 года "Уникомбанк" выдал некоему ЗАО "МТТ-Инвест" три кредита на общую сумму 4,5 млн долларов. Кредиты были выданы под поручительство созданного Егиазаряном акционерного общества "Уникоминвест-Центр", хранившего на тот момент в банке 10 миллионов долларов собственных средств. Так вот, когда настало время возвращать долги, выяснилось, что "МТТ-Инвест" - абсолютно неплатежеспособная структура. Никаких активов, сплошные убытки. Кинулись было в "Уникоминвест-Центр", а там... на депозите нулевой остаток. Оказывается, уже через несколько месяцев после получения кредитов это акционерное общество сняло со своего счета в банке все до цента.

Вообще веселая это контора - "Уникоминвест-Центр". Фактически учрежденная "Уникомбанком", она играла на рынке ГКО его же деньгами, в результате чего по итогам 1997 года заработала порядка 150 млрд рублей. Однако делиться прибылью с "мамой" наотрез отказалась, заявив, что у нее теперь совсем другие хозяева. Пока фирма крутила деньги "Уникома", банк каким-то таинственным образом потерял все свои акции в этом предприятии.

Егиазарян творил, что хотел. Но при этом неизменно выходил сухим из воды. Даже когда пришла пора возвращать администрации Московской области пресловутые облигации внутреннего валютного займа, Ашот Геворкович и тут ухитрился втюхать своим "стратегическим партнерам" дырку от бублика. Представьте картину: ценных бумаг нет (все проданы). Денег тоже нет (они на Барбадосе и в иных, не менее экзотических местах). После всяких там зачетов, перезачетов и прочей банковской суеты "Уником" остается должен области ни много ни мало 350 млрд рублей. Уж не знаю, как Егиазарян сумел убедить своих друзей-чиновников, да только погашалась эта задолженность по следующему сценарию.

152 млрд рублей были закрыты путем передачи областной администрации примерно двух миллионов привилегированных акций "Уникомбанка". Для тех, кто не знает, поясню: привилегированные акции дают право только на получение дивидендов (коих, к слову, здесь никто отродясь не видел).

Остальную сумму - 200 млрд - губерния получила в виде нежилых зданий, расположенных в нескольких городах Подмосковья и ранее принадлежавших местным филиалам "Уникомбанка".

Как следствие - вместо обещанных живых денег "любимый" банк рассчитался с бюджетниками Московской области несколькими чемоданами никому не нужных бумажек и малопривлекательными постройками в Мытищах, Королеве и Дедовске. Что же касается нашего героя, то Егиазарян в очередной раз вышел из сложной ситуации без потерь. Что ему недвижимость какого-то там "губернского" банка! Он готов был раздать, а точнее - продать, ее всю.

Хотя нет... Самое роскошное центральное здание в Даевом переулке Ашот Геворкович все же приберег для себя. Операцию отъема дома у законного владельца Егиазарян провернул в свойственном ему стиле - быстро и эффектно.

17 сентября 1997 года при его активном участии на базе "Уникомбанка" создается ООО "Даев Плаза" с уставным капиталом 432 млрд рублей. В качестве вкладов в уставный капитал вносятся то самое здание в Даевом переулке (422 млрд) и еще 10 млрд основных средств. Причем "Уником" выступает как единственный учредитель данной структуры. Каково же было удивление сотрудников банка, когда через два месяца выяснилось, что "Уником" владеет всего двенадцатью долями в "Даев Плаза", а остальные 88 он якобы передал фирмам "Уникоминвест-Центр" и "Windham Limited" (обе полностью контролируются Егиазаряном).

Как? На каком основании? Эти вопросы и по сей день остаются без ответа.

Выкачав за год из банка практически все, что только возможно, Егиазарян немного успокоился. С началом 1998-го его коммерческая активность заметно спала. Отойдя от дел, Ашот Геворкович равнодушно наблюдал за бездарными потугами областной администрации вдохнуть жизнь в только что старательно обескровленный им банк. Егиазарян как никто понимал, что сделать это уже невозможно. А посему последние полгода своего пребывания в "Уникоме" зампредседателя совета директоров прожил на широкую ногу, ни в чем себе не отказывая.

Согласно смете расходов организации за первые шесть месяцев 1998 года, всего на обслуживание совета директоров банка было затрачено 1,6 млн деноминированных рублей. Из них на обслуживание Егиазаряна - 1,3 миллиона. Примечательно, что Ашот Геворкович был единственным из руководителей "Уникома", кто пользовался за счет банка личной охраной. Безопасность "ценного" сотрудника за тот же период обошлась "губернскому" банку в 760 тысяч деноминированных рублей. Бесспорно, Егиазаряну было что терять и чего опасаться.

В июне прошлого года Ашот Геворкович помахал "Уникомбанку" ручкой, оставив администрацию Московской области с кучей долгов, пропавшими облигациями, потерянной недвижимостью и украденными госсредствами.

На этом нашу историю можно было бы и закончить. И все же рискну рассказать еще об одном эпизоде. В свое время в отдел расследований "Новой газеты" попала запись телефонного разговора между большим начальником из ОНЭКСИМбанка (назовем его Х) и его любопытствующей знакомой, также имеющей отношение к миру большого бизнеса (назовем ее Y). Сразу оговорюсь: речь в нем шла в основном о вещах, не имеющих к теме сегодняшней публикации никакого отношения. Хотя был там прелюбопытнейший поворот...

"Y: Я хотела выяснить по поводу Егиазаряна. Кто такой? Что за человек, чем занимается?

X: Очень шустрый молодой человек... Я лично с ним не знаком... С одной стороны, он без мыла влез к нам.

Y: Это куда - к вам? В систему, что ли?

X: В систему. В результате у него был "Уникомбанк".

Y: А кто он был в "Уникоме"?

X: Он его отымел.

Y: А "Плаза" какая-то, с которой связывают еще имя Ашота?

X: Не знаю... Он там у себя - в своих перстнях, кольцах, браслетах, цепях - в Даевом переулке. Не знаю, что там. Это "Уникомбанк".

Y: Он в "Уникомбанке" в Даевом переулке?

X: Сидит он там. У него там кабинет. Но он к "Уникомбанку" не имеет никакого отношения. И не имел. Аккуратнее. Это единственное, что я могу сказать".

Вот так - просто и ясно: "Он его отымел".

И все же самым темным пятном в этой истории для меня остается истинная роль, которую сыграли высокопоставленные чиновники администрации Московской области в деле разворовывания "Уникомбанка". И не важно, имели они при этом свой корыстный интерес или нет. В любом случае их действия можно квалифицировать либо как хищение, либо как преступную халатность.

И коль уж мы говорим о том, что Егиазарян "отымел" "Уником", то справедливо будет сказать, что в результате администрация Московской области "отымела" собственных избирателей.