Пластмассовая женщина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Из чего выросла Елена Батурина

1285743691-0.jpg Владелица «Интеко» Елена Батурина, чье состояние оценивается в 2,9 млрд. долларов, всегда настаивала, что создала бизнес-империю благодаря своим личным качествам, а не удачному замужеству с Юрием Лужковым. Однако другие девелоперы не верят, что после отставки мужа ее бизнес уцелеет, и ждут распродажи московских активов «Интеко». А банковские аналитики вообще предсказывают снижение цен на недвижимость в столице.

«Интеко» существует столько же, сколько и брак Елены Батуриной с Юрием Лужковым. Свой бизнес она начинала с братом Виктором в 1991 году с производства пластмассовых изделий, общий объем этого рынка оценивается только в $50-60 млн в год. В 2001 году госпожа Батурина первый раз инвестировала в недвижимость, купив московский ДСК-3 (производит стройматериалы для панельного строительства). Подробности той сделки никогда не раскрывались. Доля пластика начала снижаться: в 2007 году она приносила «Интеко» уже немногим более 10% оборота. «К этому бизнесу владелица «Интеко» относится до сих пор трепетно: при устройстве на работу соискателю обязательно нужно знать, что компания начинала с выпуска тазиков»,— говорит один из бывших сотрудников. Масштаб «Интеко» рос: в 2005 году компания продала доли в семи ранее приобретенных цементных заводах «Евроцементу» Филарета Гальчева за $800 млн, по экспертным оценкам.

Затем снова начала инвестировать в цемент, но в основном строила недвижимость — и жилую, и коммерческую. Текущий девелоперский портфель — более 6 млн кв. м, в собственности компании также 400 га земли (активы см. на схеме). По итогам 2010 года выручка «Интеко» прогнозируется на уровне 25-30 млрд руб. Теперь госпоже Батуриной принадлежит 99% ЗАО «Интеко», еще 1% на балансе самого ЗАО, у брата давно отдельный бизнес. По данным Forbes, стоимость активов Елены Батуриной достигает $2,9 млрд, она одна их трех богатейших бизнес-леди мира.

Оппоненты Юрия Лужкова неоднократно обвиняли его в протекции «Интеко». Но в самой компании утверждают, что ее доля в городских заказах на строительство жилья составляет всего 2%. Влияние Елены Батуриной было почти безграничным, рассказывают бизнесмены. Первый гендиректор IKEA в России Леннарт Дальгрен в своей книге «Вопреки абсурду. Как я покорял Россию, а она — меня» написал, что из-за разногласий с Еленой Батуриной ритейлер не смог построить свой торгцентр на Кутузовском проспекте. Адвокаты владельца Russian Land Шалвы Чигиринского в Высоком суде Великобритании заявили, что у владелицы «Интеко» были намерения отобрать у бизнесмена 23,35% акции Sibir Energy (см. «Ъ» от 14 июля). Депутат Госдумы Ашот Егиазарян настаивает, что у него отобрали 51% гостиницы «Москва», и этому способствовали владелица «Интеко» и ее супруг. В интервью The New Times от 20 сентября госпожа Батурина заявляла: «Я в свое время не полезла в гостиницу «Москва» осознанно … Он (мэр.— «Ъ») мне говорит: «Нет, сюда лучше даже не лезть. Не надо,— говорит,— пойдут там, ну…» В смысле, пойдет большое-большое дерьмо».

Главное преимущество у госпожи Батуриной было в том, что она могла обладать информацией о ликвидных участках в городе, считает гендиректор «Треста 1991″ Татьяна Пальчикова. «Очевидно, что вся документация по московским землям у компании юридически чистая. Лужков же не самоубийца, чтоб отдавать земли «Интеко» просто так»,— добавляет она.

Глава SHolding и экс-чиновник столичного стройкомплекса Алексей Шепель считает, что новый мэр должен провести ревизию всех постановлений правительства, по которым «Интеко» и его «дочки» получали участки. «Я думаю, могут выявиться немало нарушений»,— говорит он. Сама же госпожа Батурина на вопрос The New Times о возможном ее уголовном преследовании заявила: «Я надеюсь, что люди, которые принимают решение, это люди с определенной моралью. И то, что им подсовывают, не означает, что это будет подписано».

«Так как Лужков ушел не по своей воле, значит, договоренности с властью достигнуты не были, а значит, нет никакой защиты»,— предполагает один из собеседников «Ъ». «Скорее всего, по отношению к структурам, близким к экс-мэру и его команде, будут организованы проверки, искать нарушения будет прокуратура. Это входит в методологию любой смены власти: новая команда не хочет брать на себя «косяки» старой и ищет нарушения в ее деятельности»,— рассуждает глава ФСК «Лидер» Владимир Воронин. Другой участник рынка отмечает, что передел московских активов «Интеко», причем тех, о которых общественности ничего не известно, скорее всего, будет, но не в виде продажи. «Активы отойдут к компаниям, близким к федеральным структурам, безденежно. Сейчас те проекты, которые надо согласовывать в Москве, ничего не стоят»,— отмечает собеседник «Ъ». Впрочем, считает гендиректор «Пробизнес девелопмент» Дмитрий Ковальчук, если активы «Интеко» будут забираться «топорным образом», то это будет негативным сигналом для других инвесторов сворачивать бизнес в Москве, что едва ли пойдет на пользу новому мэру.

Сразу после конфликта Юрия Лужкова с Кремлем западные СМИ стали сообщать, что госпожа Батурина пытается вывести свои активы через зарегистрированный ею в Австрии фонд Beneco. «Интеко» это опровергает. Вчера представитель компании Геннадий Теребков заявил «Ъ», что госпожа Батурина находится на рабочем месте, и компания планирует работать в обычном режиме.

Во вчерашнем обзоре банк UniCredit Securities пишет, что «отставка Юрия Лужкова может привести к существенным последствиям для российского рынка недвижимости»: «Потенциально она может вызвать сброс объектов недвижимости и снижение цен на них». Партнер Московской центральной биржи недвижимости Артем Цогоев считает, что смена власти в городе может привести к снижению цен через полтора-два года, если новому мэру удастся, например, в обмен на снижение доли города и на преференции заставить девелоперов продавать часть жилья по низким ценам. Тогда цены на жилье в Москве могут снизиться не более чем на 10% по сравнению с нынешними $4 тыс. за 1 кв. м, полагает эксперт.

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::29.09.10