Плохие "Известия". Вагит Алекперов против Игоря Голембивского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Плохие "Известия". Вагит Алекперов против Игоря Голембивского Раскол в "Известиях". Уйдет ли в отставку главный редактор?

Вагит Алекперов, глава АО "ЛУКойл", владеющего почти половиной акций "Известий", устроил разбирательство с газетой. Нефтяной директор недоволен известинскими публикациями о миллиардах, якобы принадлежащих премьеру Черномырдину. По замыслу Алекперова "крайним" должен стать главный редактор газеты Игорь Голембиовский. Сместить его с поста "ЛУКойл" намерен на собрании акционеров 22 апреля. Определена и кандидатура преемника.

"Игорь Голембиовский начал открытую войну с Алекперовым на страницах "Известий". На прошлой неделе в передовицах газета дважды обвинила своего крупнейшего акционера "ЛУКойл" в попытке возрождении политической цензуры, а Вагита Алекперова - в нарушении обещаний не менять руководство газеты. Сторонники Голембиовского накануне собрания хотят заручиться голосами антилукойловских акционеров.

Борьба немого с красноречивым Главное преимущество Игоря Голембиовского в борьбе с нефтяным маршалом Алекперовым - его профессия. Свой козырь главный редактор "Известий" использует сполна. Свежие подробности конфликта публика своевременно получает непосредственно из газеты, работающей все еще под началом Голембиовского. 
"ЛУКойл" не пытается тягаться с командой редактора в информационной войне. Подчиненные Вагита Алекперова даже пресс-релиза ответного не издали. Пресс-служба нефтяной компании молчит. Здесь привыкли выяснять отношения другими методами. Вот и получается: бьются две стороны, а одна из них при этом успевает еще и громко комментировать ход поединка. Бой немого с красноречивым. 
По известинским же статьям дело выглядит так. 
Несколько месяцев назад "ЛУКойл" стал обладателем более 40% акций "Известий" - крупнейший, почти контрольный пакет. 
Поэтому после публикации 5 апреля пресловутой стенограммы заседания Конгресса США ("личное состояние Черномырдина - 5 миллиардов долларов") премьер якобы обиделся не только на газету, но и на его крупнейшего акционера. Да так, что отложил подписание важного для Вагита Алекперова документа о переуступке "Газпромом" "ЛУКойлу" 15% в консорциуме по освоению крупного нефтегазового месторождения в Казахстане. 
Г-н Алекперов, в свою очередь, якобы решил отыграться на главном редакторе "Известий". То есть поменять его и команду. Осуществить задуманное нефтяник решил так, как это принято в крупном бизнесе, да и госструктурах. 
Главный редактор (и, кстати, президент АО "Известия") Голембиовский был вызван "на ковер" в кабинет главы "ЛУКойла". 
Ему была предложена новая должность - председателя совета директоров "Известий". Президентом и главным редактором станут "люди от "ЛУКойла", якобы заявил г-ну Голембиовскому глава нефтяной компании. Благо и собрание акционеров, на котором можно провести все кадровые перемены, уже назначено на 22 апреля. 
Игорь Голембиовский предложил другой вариант: он уходит, но нового руководителя газеты будут выбирать журналисты. Алекперов не согласился. А Голембиовский отказался от новой предложенной должности. 
Дальше, как сообщают близкие к Алекперову источники, произошло нечто странное. 
После разговора с главным редактором Вагит Алекперов пребывал в прекрасном настроении. И говорил коллегам, что обо всем с "Известиями" договорился, а ситуация в газете под его полным контролем. 
Голембиовский же, вернувшись в редакцию, дал добро на срочную подготовку антиалекперовской публикации. Где были обидные для могущественного нефтяника сравнения с управдомом из "Бриллиантовой руки". 
Вагит Алекперов - опытный нефтемагнат, но газетный магнат пока начинающий. Вряд ли он ожидал, что разговоры о будущем принадлежащих "ЛУКойлу" "Известий" из его кабинета перейдут на страницы массового издания. Глава "ЛУКойла", привыкший к исполнительности подчиненных, обжегся на необычной для него психологии известинцев из команды Голембиовского. 
Демократия в действии Первым человеком в "Известиях" Игорь Голембиовский стал на демократической волне начала 90-х. 
К тому времени выходец из Тбилиси работал в газете ответственным секретарем. А главным был нынешний председатель Роскомпечати Иван Лаптев. В конце 80-х Лаптев увлекся политикой, стал видным депутатом и наконец в 1990-м променял редакцию на пост председателя одной из палат советского парламента. А сменивший его Николай Ефимов поставил Игоря Голембиовского на должность зама. Поначалу главный редактор и заместитель были даже дружны. Но потом вдруг стали оппонентами. Говорят, все началось со спора о позиции газеты по поводу решения Михаила Горбачева ввести военное патрулирование городов (знаменитое: "Кошмар, на улице язов!"). А затем уже Игорь Голембиовский стал все чаще спорить с шефом. 
Его позиция по многим вопросам была более демократической, а тогда это людям очень нравилось. Сотрудники редакции включились в соперничество главного и его заместителя. В основном на стороне последнего. Начался сбор подписных листов: "Кто за назначение Голембиовского главным?" Решение кадровых вопросов голосованием коллектива было в те времена в большой моде. За подписями бегали даже в редакционный буфет. 
Незадолго до августовского путча конфликт в "Известиях" разгорелся так сильно, что Ефимова и Голембиовского вызвал на беседу в Кремль председатель Верховного Совета Анатолий Лукьянов. Тогда он фактически был шефом газеты - ее полное название было "Известия Советов народных депутатов". 
Возвратившись от спикера, Голембиовский сообщил на редакционном собрании: "Лукьянов предложил мне уехать собкором в Испанию. я с ним согласился, но предупредил, что разговор этот доведу до сведения коллег". Тут - некстати для Ефимова и кстати для Голембиовского - случился путч. Заместитель главного редактора те дни провел в японской командировке, а главный редактор - в отпуске в Подмосковье. 
Тем не менее после ликвидации путча публикацию обращений ГКЧП на первой полосе припомнили именно Ефимову. Так судьба посадила Игоря Несторовича в кресло главного редактора. 
К этому времени "Известия" были одним из крупнейших и влиятельнейших изданий страны. С тиражом в десять миллионов экземпляров и особым духом внутри коллектива. Сотрудники газеты, на трудоустройство в которую существовали многолетние очереди, всегда чувствовали себя "необыкновенными людьми" - квартиры и автомобили в первые год-два работы, большие социальные льготы, всеобщий почет и уважение властей - и все остальное. Слово в "Известиях" значило многое. А бояться здесь привыкли только самую высокую власть. 
В 90-е газета получила независимость и от нее. В том числе экономическую. "Известия" - единственное из российских изданий, приватизированное "по Чубайсу", еще в 1992 году. Благодаря этому газета в отличие от других подобных печатных органов стала собственником здания, в котором издавна располагалась. А находится оно не где нибудь, а в самом центре Москвы. Тверская, 18, корпус 1. 
Большая часть акций изначально была распределена между сотрудниками. Сторонние структуры сразу же после приватизации начали скупку известинских акций. Но собрать пакет, достаточный для реального влияния на газету, все эти годы никому не удавалось. 
Пока наконец, в начале 1997 года, "ЛУКойл" не стал обладателем почти контрольного пакета. 41% голосов согласно сообщению самих "Известий". Хорошо информированные источники "Профиля" называют другую цифру - 48%. 
Голембиовский об отношениях с властью (из эксклюзивного интервью "Профилю" в ноябре 1996 года) "Профиль": Часто ли в вашем кабинете раздаются звонки с рекомендациями, просьбами сверху? 
И.Г.: Нет, слава богу, отучили. Говорю как на духу. Последний звонок даже не могу вспомнить. Были раньше звонки, но я научился отвечать. Я всегда отвечаю: "Вы знаете, куда звоните? Да, "Известия", но ведь это частная лавочка". (Форма собственности в "Известиях" - акционерное общество. - "Профиль".) 
Иногда звонят с просьбами напечатать ту или иную статью. я всегда вежлив: "Присылайте. Если подойдет - поместим в газете". Было время, председатель Центризбиркома Рябов присылал какие-то бумажки. я их все в корзину. Мотив прост: читателю неинтересно читать отчет о заседании избирательной комиссии. 
Или вот, вспомнил. Из аппарата ястржембского позвонили и попросили опубликовать первое радиообращение Ельцина. Вот, дескать, хотелось бы, чтобы вы успели. Я говорю: если это радиообращение, то мы отведем на него абзац, граждане же выслушают его по радио. Зачем дублировать, занимать полосу? 
Большая тройка и диалоги До "ЛУКойла" владельцем самого крупного пакета, порядка 18% акций, был Межпромбанк. Представители банка считают: чтобы на что-то влиять в АО "Известия", необходимы как минимум 25% акций. Если меньше - в совет директоров не пускают. 
Около двух лет банк тщетно пытался докупить акций до необходимого минимума. Как и другие сравнительно крупные акционеры (у компании "Тройка-Диалог" и у "Диалог-банка было что-то около 23% на двоих). 
Друг другу три крупные акционера акции продавать не хотели. А все остальные держатели акций "Известий" - нынешние и бывшие сотрудники газеты. Многие из них были согласны продать свои ценные бумаги, но руководство газеты это, мягко говоря, не приветствовало. Сотрудники "Известий" часто рассказывают друг другу байки вроде "мне сказали: продашь акции - уволим". 
Реестр акционеров "Известия" вели сами. Заведовал этим делом до недавних пор вице-президент АО (фактически коммерческий директор) Эдуард Гонзалез. Примерно к концу прошлого года два банка-акционера совсем разуверились в возможности собрать искомые 25%. Тут на горизонте как раз и появился "ЛУКойл". 
Точная сумма, за которую нефтяная компания купила у трех структур 41% "Известий", сторонами не называется. По неофициальным данным, для продавцов акций это была выгодная сделка. "Тройка-Диалог", видимо, кроме денег, получила еще и гарантии сохранить за собой помещения в "Известиях", которые там арендует. 
Скупленными процентами "ЛУКойл" не удовольствовался. И, по нашим данным, сумел приобрести еще около 7% акций. Между прочим, у высокопоставленных сотрудников редакции. 
Как это случилось - отдельная история. Главный участник которой - г-н Гонзалез. Вице-президент, в руках которого находился реестр и который, как говорят, авторитетно отговаривал коллег от продажи акций, в конце концов сам реализовал свой пакет. И позволил сделать это еще нескольким руководителям редакции. 
Сотрудники редакции, которым недавно удалось "подсмотреть" данные в реестре акционеров, выяснили, что большую часть своих акций продал и сам Игорь Голембиовский. Мотивы главного редактора туманны. Теперь "ЛУКойлу" не хватает всего двух процентов акций до полного контроля над АО. 
Эдуарда Гонзалеза коллеги обвинили в подыгрывании "вражескому" "ЛУКойлу". А Голембиовскому многие продолжают верить. Вице-президент обиделся и подал заявление об отставке. Но до собрания акционеров продолжает ходить на работу. 
Что есть у "Известий" Главная материальная ценность, принадлежащая АО, - современный восьмиэтажный офис по адресу Тверская, 18, корпус 1. Эксперты считают, что для нормального функционирования самой редакции вполне достаточно было бы двух этажей. Остальные шесть можно отремонтировать - и супердорогие офисные помещения в самом центре города готовы к сдаче в аренду. 
Издательство "Известия", которое было отделено от редакции в момент приватизации, и сейчас находится на балансе у управления делами президента (ведомство Павла Бородина), используя свои площади весьма эффективно. В здании издательства, фасад которого выходит на улицу Чехова, расположены казино и супермаркет. В соседнем доме - кинотеатр "Кодак-Киномир". 
Еще "Известиям" теоретически принадлежат права на прилегающую территорию - площадку перед фасадом здания редакции. Но правительство Москвы почему-то разрешило агентству "Рекламный мир" занять эту территорию на три года - и в прошлом году там вырос известный москвичам торговый комплекс. 
У "Известий" существует свой проект переоснащения на несколько миллионов долларов. Закупив специальную технику, можно было бы передавать макет газеты на места с помощью современных средств связи. Что дало бы выигрыш во времени и себестоимости той части тиража, которая распространяется далеко от Москвы. "ЛУКойл" устно уже выразил согласие участвовать в финансировании этого проекта. 
Кто кого переголосует Существует несколько версий, почему Игорь Голембиовский не нашел общего языка с Вагитом Алекперовым. 
Согласно первой, антилукойловские публикации на прошлой неделе стали чисто эмоциональной реакцией привыкшего к былой независимости главного редактора. По остальным, более циничным версиям, у г-на Голембиовского в шумной борьбе против Вагита Алекперова есть свой дальний расчет. 
Говорят, например, что главный редактор вполне может действовать в связке с неким пока остающимся в тени претендентом на контроль в газете. Роль Голембиовского, дескать, в том, чтобы продемонстрировать новым хозяевам: "Вот как с нами трудно!" - и привести их к мысли о продаже пакета. После чего на сцене появится покупатель. 
По еще одной, экзотической версии, главный редактор может находиться в сговоре с самим Алекперовым. Цель якобы доставить максимум неприятностей премьеру Черномырдину, но так, чтобы глава "ЛУКойла" выглядел непричастным к этой истории. В конце концов после "разборок" с неподконтрольными журналистами, сделав газету более лояльной к власти, Алекперов может добиться большего уважения со стороны самого премьера. А следовательно, и премьер может стать более сговорчивым в вопросах, касающихся казахстанского месторождения. 
Если последняя версия неверна (чему склонны верить наблюдатели, знающие особенности характера главных персонажей скандала), Игорю Голембиовскому и Вагиту Алекперову, возможно, еще долго предстоит выяснять отношения. Слишком похож этот конфликт на сотню других споров между крупными акционерами и администрацией приватизированных предприятий. Очень типичная для последних нескольких лет ситуация: акционер хочет что-то или кого-то поменять, а глава АО против. 
В этом случае несколько последующих стадий развития конфликта можно легко прогнозировать. 
Сторонники Голембиовского сейчас собирают по сусекам мелких держателей акций из числа бывших и нынешних работников. Держателям непроданных акций из числа "своих" предлагают передать Голембиовскому право проголосовать вместо них на собрании акционеров 22 апреля. Таким образом, теоретически главный редактор может собрать пакет голосов, сопоставимый с лукойловским, и превратить собрание в "битву гигантов". 
По нашим данным, пока у Голембиовского сбор голосов идет не так удачно. Это означает, что он может попытаться сделать испытанный на других АО ход - перенести проведение собрания на более поздний срок. Под предлогом, например, что не всем акционерам (и это будет, кстати, полной правдой) были вовремя отправлены уведомления о проведении собрания. А значит, по закону собрание не может считаться правомочным. 
"ЛУКойл" в этом случае, видимо, все равно попытается провести собрание в назначенный день. И изберет на нем нового президента АО вместо Игоря Голембиовского, а вместе с ним и новый совет директоров с большинством своих людей. 
Голембиовский, как это часто бывает в таких случаях, будет считать собрание и новое руководство АО незаконным и попытается доказать это в суде. И тогда в "Известиях" возникнет двоевластие. А взаимные судебные тяжбы могут затянуться как минимум на несколько месяцев. 
Если же главный редактор наберет до начала собрания достаточное количество доверенностей на право голосовать акциями мелких акционеров, он сможет не допустить принятия неугодных ему решений. 
На вопрос, кто к концу недели может стать главным редактором "Известий", есть целых три варианта ответа. 
Голембиовский останется, если сможет на собрании акционеров "переголосовать" Алекперова. 
Если случится обратное, "ЛУКойл", по нашим данным, предложит на пост главного Андрея Иллеша. Известный журналист, который несколько лет назад был членом совета директоров АО "Известия". А еще раньше работал в "Комсомольской правде" вместе с Виталием Игнатенко, нынешним гендиректором ИТАР-ТАСС. 
Впрочем, если дело на собрании дойдет до выборов нового главного, сотрудники редакции намерены предложить своего кандидата. Заместителя главного редактора Сергея Агафонова, автора антилукойловских заметок в газете. Г-н Агафонов имеет в своем активе немало громких публикаций. Он, например, первым в свое время раскрыл связь бывшего вице-премьера Олега Лобова с "Аум синрике". 
Говорят, что делегаты от коллектива предлагали вернуться в газету и Ивану Лаптеву. Но тот отказался: в Госкомпечати сейчас спокойнее. 
Голембиовский о личных планах (из эксклюзивного интервью "Профилю" в ноябре 1996 года) Сегодня мне интересен менеджмент. Уже сейчас газета занимает лишь 20-25 процентов моего времени. Остальное связано с функционированием акционерного общества, финансами, проектами. Когда мы окончательно структурируемся, я стану президентом АО "Известия". Будет нормальная структура - будет иной уровень управления. Но та же журналистская среда. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации