Плохие вести из Коврова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Плохие вести из Коврова Предварительное расследование ситуации вокруг газеты “Ковровские вести” и ареста Николая Фролова и Валерия Загурского (Владимирская область)


" Необходимые пояснения В связи с арестом 27 ноября 2002 года редактора газеты “Ковровские вести” (в дальнейшем - “КВ”) Николая Фролова и руководителя издательской фирмы “Маштекс” Валерия Загурского Центром экстремальной журналистики проведено собственное расследование. Для изучения обстановки, получения более точной информации был совершен выезд город Ковров (мэр Арсентьев).

Город Ковров расположен во Владимирской области – губернатор Виноградов) – и насчитывает около 150 тысяч населения.
Следует отметить, что заинтересованность сторон в определенной интерпретации событий, информации, фактов, несколько осложнили ход расследования.
ВНИМАНИЕ! Вопрос установления виновности (или невиновности) Валерия Загурского и Николая Фролова в инкриминируемом им преступлении и вынесение по делу вердикта – прерогатива суда. Во избежание обвинений в разглашении материалов дела и нарушения тайны следствия, сообщаем, что данный отчет сделан на основе анализа информации полученной из доступных источников. Анализ всей ситуации проводился исходя из выявленного (и предполагаемого) интереса участников процесса, оценки действий участников, что позволило более четко представить картину произошедшего.
В целях недопущения межличностных конфликтов, исходя из интересов безопасности все собеседники в данном отчете обезличены. Исключение – должностные лица, защищенные высоким государственным статусом.
Контекст ситуации: затяжной конфликт между газетой “КВ” и городскими властями, тяжелая психологическая ситуация вокруг газеты “КВ”, конкурентная борьба между изданиями, масштабный передел собственности в городе, борьба за власть и влияние в г. Коврове с прямым участием СМИ, личный интерес фигурантов событий. Возможная деятельность Николая Фролова и Валерия Загурского не связанная с работой в “КВ”.
Обстоятельства ареста (исходная информация) 27 ноября около 21 часа московского времени в городе Коврове Владимирской области на перекрестке улиц Дегтярева - Свердлова, неподалеку от офиса редакции газеты “Ковровские вести” сотрудниками УФСБ по Владимирской области задержаны главный редактор газеты Николай Фролов (1967, г.р.) и руководитель издательской фирмы “Маштекс” Валерий Загурский (1956 г.р.).
Задержание производилось оперативными сотрудниками спецслужб на основании заявления мэра г. Коврова Вячеслава Арсентьева в отдел УФСБ (Лев Смирнов). (Заявление от 25.11.02 г. и санкции областной прокуратуры. С мэра Арсентьева взята подписка об ответственности за заведомо ложный донос). Сотрудники газеты задержаны по подозрению в вымогательстве в особо крупных размерах (ст.163 УК РФ), совершенное группой лиц по предварительному сговору. Инкриминируемая сумма вымогательства – $150 тысяч.
При задержании, по утверждению следствия, у Фролова и Загурского изъята спортивная сумка, в которой находилось наличными (!) 4 миллиона 900 тысяч рублей (рублевый эквивалент - $150 тысяч). Вечером того же дня Валерий Загурский и Николай Фролов были допрошены. Загурский воспользовался конституционным правом (ст.51 Конституции РФ) и отказался от дачи показаний. Николая Фролова допрашивают в присутствии адвоката до 5 часов утра. Объяснить происхождение такой суммы денег Николай Фролов якобы не может.
Участие в этом деле сотрудников УФСБ объясняется правом выбора заявителя (потерпевшего). Поскольку мэр Вячеслав Арсентьев обратился с заявлением именно в УФСБ, то местный отдел на основании заявления проводит оперативные мероприятия, после чего дело было передано по подследственности, т.е. в прокуратуру г. Коврова.
После задержания Фролова и Загурского доминируют две версии произошедшего.
Версии В Коврове озвучиваются две прямо противоположные версии произошедшего. Одна из них коллективная: принадлежит спецслужбам, органам следствия и мэру города Арсентьеву. Их пояснения мало чем отличаются. Вероятно, вынужденная роль ньюсмейкера отведена заместителю прокурора города М.Ю. Макарову. Мэр Арсентьев и Отделение УФСБ в Коврове от дополнительных комментариев отказываются, ссылаясь на информацию озвученную ранее.
Другая версия принадлежит представителям редакции “Ковровские вести” Любопытна позиция адвокатов всех участников процесса – никаких публичных комментариев. Как удалось выяснить, такое решение принято по совместной договоренности примерно 4 или 5 декабря с.г. После чего 6 декабря вокруг защиты Фролова начинают происходить не совсем понятные игры (см. архив рассылки Центра экстремальной журналистики). Не сомневаясь в соблюдении адвокатами норм профессиональной этики, важно отметить, что защиту Фролова представляет супруга одного из юристов Завода им. Дягтярева (далее – ЗиД), а защиту Загурского представляет московский юрист якобы приглашенный фирмой “Ринако”. Возможно, это простое совпадение.
Версия следствия По версии следствия (обобщенно: мэр, УФСБ и прокуратура г. Коврова), Фролов и Загурский на протяжении продолжительного времени вели кампанию по дискредитации главы города Коврова Арсентьева Вячеслава Тимофеевича, публикуя критические заметки на страницах газеты “Ковровские вести”. При этом якобы неоднократно намекали мэру, что если он будет платить Фролову и Загурскому некую сумму, то они изменят информационную политику издания в отношении мэра Арсентьева. По версии следствия, вымогательство денежных сумм в обмен на лояльность издания якобы началось еще раньше. Изначально сумма предполагаемого “отката” укладывалась в 60 тысяч рублей (около $2000). Со временем Фролов и Загурский “наглели” – стали требовать доллары, суммы существенно возросли. Всю осень 2002 года они якобы продолжали давить на мэра и вымогать деньги, за некий компрометирующий материал, касающийся деятельности мэра, а так же его родных и близких. Согласно версии следствия, мэр Арсентьев ни разу не платил Фролову и Загурскому. Но после того как вымогаемая сумма возросла якобы до $300 тысяч (вероятно ли такое?), то 25 ноября 2002 года мэр пишет заявление в отдел УФСБ г. Коврова в отношении действий Фролова и Загурского. Спецслужбы принимают решение провести операцию по задержанию “вымогателей” с “поличным”, под контролем выдав им первую часть требуемой суммы. Как утверждается, все действия фиксировались спецслужбами с применением средств технического контроля и наблюдения (скрытая съемка, аудиозапись и т.п.).
Данную версию подтвердил в личной беседе Макаров Михаил Юрьевич, заместитель прокурора города Коврова. Сам прокурор города Галкин накануне событий находился на больничном листе, а во время операции спецслужб убыл в служебную командировку (весьма типичная ситуация, когда для первого лица есть риск оказаться в двусмысленной ситуации).
Макаров признал, что и Фролов и Загурский личности неординарные. Николай Фролов весьма талантливый историк, неоднократно публиковал очень интересные исследовательские работы по истории города и области (данный факт признан даже оппонентами). Любопытная деталь - под стеклом рабочего стола Макаров хранит визитку Николая Фролова и вырезанные из газет заголовки. Так же он завел папку с вырезками из различных изданий комментирующими арест Фролова и Загурского (вероятно, отслеживает информационную “накачку” ситуации и реакцию СМИ на происходящее).
Вместе с тем, Макаров заявил, что, дескать, Загурский “мутная” личность: в 80-х года был фигурантом уголовного дела по знаменитой ст.88 УК РСФСР (незаконные валютные операции), но от ответственности ушел, т.к. “валютную” статью отменили в разгар следствия. Фролов, мол, привлекался к административной ответственности за проведение несанкционированного митинга возле мэрии. Да и в редакции практиковалось использование “пиратских” (контрафактных) программ на компьютерах (момент про пиратские программы - без комментариев). Мнение Макарова о деятельности газеты “КВ” в целом, носит скорее оценочный и эмоциональный, но не правовой характер. На вопрос о существовании законных правил разрешения информационных споров сообщил, что пока дело разберут, да и не ясно какое будет решение. При этом ссылался на опыт судебных разбирательств между мэром Москвы Лужковым и тележурналистом Доренко.
К тому же, по мнению зам. прокурора (и мэра города тоже), журналисты научились писать так ловко, что и особого предмета для разбирательства в гражданском процессе может и не быть, хотя негативное мнение уже сформировано.
По существу дела подтвердил ранее озвученную информацию, что Фролов и Загурский якобы неоднократно занимались вымогательством в отношении мэра и пояснил, что существует подтверждающая запись, где якобы Фролов говорит мэру Арсентьеву о возможной лояльности, “называет народ быдлом”, “поймите - это бизнес такой”, “да вы у нас, Вячеслав Тимофеевич, будете как Путин”. Дату фиксации подобных откровений Макаров уточнять не стал, уйдя от ответа общей фразой о том, что следствие предприняло все меры для фиксации события преступления.
На вопрос о чрезмерности суммы (150 тысяч долларов США) Макаров пояснил, что речь шла о том, что Загурский и Фролов пугали мэра тем, что якобы поедут на родину Арсентьева в Чувашию, снимут там первые попавшиеся коттеджи и под видом журналистского расследования опубликуют эти данные, приписав коттеджи мэру. “А у мэра там престарелые родители, вы понимаете их реакцию на подобные измышления” - сказал Макаров. На реплику о том, что если статья в газете не соответствует действительности, то есть гражданский процесс и есть уголовная ответственность за клевету, повторил тезис о том, что пока суд разберется, пока установит истину, то время уйдет, а ведь материал уже опубликован, мнение о том что “мэр–вор” будет сформировано. После чего вновь вернулся к примеру “Лужков-Доренко”.
Происхождение “подставной” суммы в $150 тысяч объяснил так: это сумма НЕ принадлежит бюджету, эта сумма НЕ принадлежит спецслужбам. На этом был сделан особый акцент. “Откуда тогда?” (реакция на вопрос – как показалось: легкое замешательство в поисках наиболее подходящей или удобной формы ответа ) - весьма загадочно пояснил, что “Арсентьев, скажем, занял эти деньги у частного лица (!!!), под честное слово (???)”. Кто этот щедрый (и, заметим, рисковый) человек? – “ничего ответить не могу”. Передача денег на операцию от “спонсоров” оформлена документально.
На вопрос - что могло подвигнуть двух людей, отнюдь не бандитов, пойти на столь криминальное дело как вымогательство, у мэра (!) и весьма огромной суммы? - Макаров высказал мысль о том, что Фролов и Загурский решили: Арсентьев человек состоятельный. Хотя даже ему не совсем понятно, на чем основывались их умозаключения, и почему они решили что “мэр-вор”, ведь доказательств этому они не приводят. По утверждению Макарова, образ жизни мэра Арсентьева не позволяет сделать выводы о его богатстве – “скромен в быту, на работу, бывает, ездит на общественном транспорте…”.
О решении вопроса об изменении меры пресечения заявил, что суд изучив материалы дела, не смог принять иного решения кроме как оставить арестованных под стражей.
Макаров лично допрашивал Фролова после задержания. На допросе присутствовал адвокат. Объяснить происхождение денег Фролов не смог и, по словам Макарова, уже дал некие признательные показания и выразил готовность помочь следствию. По словам Макарова очевидно, что это дело “чистая уголовщина”, дело “без двойного дна” и политической подоплеки (попытался акцентировать на этом внимание). “Они теперь утверждают, что пошутили. Это, мол, шутка была такая. А раньше чем думали когда травили мэра?”.
Лейтмотив всей беседы - мысль о том, что они “зарвались и обнаглели”, и поэтому “действовали без особой опаски, считая, что останутся безнаказанными”.
Речь: уверенная, попытки сыграть на эмоциях собеседника (фразы о затравленном мэре и его престарелых родителях). Все звучит в обвинительном ключе. Очевидна попытка убедить собеседника в своей правоте и отсутствии иных мотивов, кроме как торжество законности. Акцентирует внимание собеседника на твердой доказательной базе. Наверное справедливо (со своей позиции) считает невозможным опубликовать через СМИ хотя бы часть материалов оперативной разработки, поскольку это может быть истолковано как давление на суд и общественное мнение (на фоне развернутой в прессе кампании против “КВ” и его авторов это звучит странно). Предполагает, что адвокаты предпримут массу усилий и используют любые поводы для развала дела. В местной прессе, несмотря на утверждения о мощной доказательной базе, утверждает, что если следствию времени не хватит, то сроки по делу будут продлены. Такое противоречие объясняет загруженностью следователей другими делами (по сути - уход от ответа).
На вопрос о связи ареста Фролова и Загурского с переделом собственности на Заводе им. Дегтярева (о нем чуть ниже) уклончиво и весьма осторожно высказал мысль, что увязывать можно разные события, хотя “вот была заметка в газете (показал вырезку), о том, что “КВ” просили поддержки у москвичей, (“Ринако”) в освещении событий через федеральные СМИ”. Данный тезис о просьбе в помощи опровергается и назван редакцией “КВ” провокацией.
При общении возникает ощущение некой эйфории в настроении прокурора. Похоже, воспринимает арест газетчиков как личную победу.
Как выяснилось, со слов сотрудников редакции “КВ” оказывается, у прокуратуры есть свои претензии к “КВ” за ряд шуток и сарказмов, отпущенных авторами в адрес прокуратуры. После чего в разговоре с сотрудниками “КВ” прокурорские работники высказывали личные обиды и пообещали разобраться с изданием при первом же случае.
Интересный момент. Съемочной группе программы Евгения Ревенко “Вести недели” - Илье Канавину получившему комментарий у заместителя прокурора, удалось провести встречу с мэром Арсентьевым. Как стало известно, практически ни на один вопрос РТР мэр Арсентьев не дал вразумительного ответа, чем поверг в недоумение съемочную группу. Сюжет, снятый группой Ильи Канавина по неизвестным причинам в эфир РТР выпущен не был.
Версия “КВ” По версии “КВ” арест редактора и издателя - провокация властей проведенная руками спецслужб. Все инспирировано мэром Коврова Вячеславом Арсентьевым и руководством Завода им. Дягтярева (далее ЗиД) Тменовым. Цель – расправиться с неугодным изданием, порой может и скандальным, критикующим мэра, любых чиновников и директоров за недостатки в работе.
В редакции подтвердили, что действительно в разное время Фролова и Загурского к себе ПРИГЛАШАЛ мэр Арсентьев и предлагал разнообразные формы сотрудничества с редакцией вплоть до вхождения мэрии в состав учредителей издания и частичного финансирования из городского бюджета. В обмен мэрия требовала изменить информационную политику издания на более лояльную. Проще говоря, от издателей требовали прекратить критику городских властей. Все встречи, включая последнюю, проходили (обратите внимание) по ИНИЦИАТИВЕ мэра Арсентьева. Фролов и Загурский неоднократно отказывались от предложений мэра, оставляя за собой право определять информационную политику издания, тем самым сохраняя аудиторию и высокий тираж. Все факты давления на редакцию немедленно становились предметом гласности, что еще больше выводило из себя должностных лиц.
Более того, и Фролову и Загурскому неоднократно говорили, что они “допрыгаются”. Так, в начале осени 2002 года Загурский под каким-то формальным предлогом был приглашен в прокуратуру города, где от Загурского потребовали изменения политики издания и длительное время “промывали мозги” (факт профилактических бесед с газетчиками подтвердил зам. прокурора М. Макаров – “мы их предупреждали”). По словам сотрудников издания, Загурский вернувшись в редакцию, рассказал о том, что предпринята очередная попытка “переформировать” информационную политику газеты “КВ”, прокомментировал общий смысл беседы в прокуратуре фразой: “Тебя посодют, а ты не пиши чего не следует”. Арест Фролова и Загурского в редакции связывают исключительно со строптивостью издания. Также удалось установить, что другого бизнеса никто из арестованных не вел. “Николай писал исторические книги, а Валера их издавал. И газета - самоокупаемая, реклама идет, так как тираж высокий”, - пояснили сотрудники редакции “КВ”.
По убеждению редакции, власти давно хотели уничтожить газету любыми способами. Характерным штрихом к конфликту является арест оргтехники и паралич работы редакции летом 2001 года. Возбужденное уголовное дело по статье 129 УК РФ “Клевета” прекращено за отсутствием состава преступления (дело заводили по заявлению руководства ЗиД).
Судебные иски на публикации иногда поступают, но, как правило, либо требования истцов оставляют без удовлетворения, либо областной суд возвращает их на новое рассмотрение, где истцы игнорируют судебные заседания по собственным искам. В результате многие дела оставляют без рассмотрения.
Отсутствие проигранных дел объясняют, в том числе, осторожным обращением с текстами (построение фраз и т.п.) или документированностью газетных материалов. В редакции существует практика вычитки статей накануне выхода в свет, их анализ на возможность предъявления исков “героями” публикаций. Один из последних исков - защита “чести и достоинства УВД г. Коврова”.
Как установлено, обострение отношений с властями произошло после победы на выборах команды “КВ”. Получив статус депутатов городского совета журналисты начали добывать более значимые материалы путем депутатских запросов. На основе полученной информации начались публикации, которые задевали различные, в том числе негласные интересы элит и первых лиц города.
Считают, что, возможно, Фролову и Загурскому создали ситуацию – либо физическое устранение, либо “берите деньги и заткнитесь”. По версии некоторых работников “КВ” они выбрали деньги (жизнь), после чего произошло задержание и возникло дело о вымогательстве.
Прокуратура, по мнению собеседников, факты встреч и бесед с Фроловым и Загурским интерпретирует в свою пользу, толкуя обрывки фраз как вымогательство. В “КВ” искреннее убеждены, что мэр специально вел (под запись) провоцирующие разговоры с Фроловым и Загурским, те в свою очередь принимая участие в разговорах с мэром отвечали соответственно контексту и теме разговора.
Важно, что сотрудниками редакции подтвержден факт появления неких посредников накануне конфликта вокруг ЗиДа. О чем шла речь в беседе точно сказать могут только Фролов и Загурский, но на совете редакции было принято решение о сохранении нейтралитета в конфликте вокруг ЗиДа, поскольку на данном предприятии работает огромная масса читателей “КВ” (около 10 тыс. человек).
Считают, что изменение информационной политики издания приведет к падению доверия, а значит, тиража и многие проблемы будут скрываться от общественности.
После ареста Фролова и Загурского редакция фактически осталась без лиц принимающих стратегические решения, что может поставить под угрозу существование издания. Многочисленные критические комментарии в областной прессе связывают с личной неприязнью комментаторов к изданию, их близостью к заинтересованным в деле лицам, а также острой конкурентной борьбой на рынке СМИ.
Справка История газеты “Ковровские вести” насчитывает 4 года. Созданная осенью 1998 года газета изначально задумывалась как коммерческий проект, ориентированный на самую широкую аудиторию. Многими оценивалась как “желтая газета”, тем не менее, публикующая заметки весьма талантливых авторов. Со временем газета набрала мощные обороты, вышла на самоокупаемость, стала эффективным рекламным носителем, заняв по тиражам лидирующие позиции не только в городе Коврове, но и во всей Владимирской области. Для сравнения: тираж регионального еженедельника “МК во Владимире” по области 7500, общий тираж “КВ” только в г. Коврове доходит до 30000 экз. Выходит три раза в неделю, что позволяет весьма оперативно отражать события в городе. Данный факт, по меркам города с населением в 150 тысяч человек, является уникальным.
Со временем информационная политика издания плавно меняется и приобретает яркий социально-политический оттенок. От дешевых сенсаций переходит к публикациям заметок политического характера. В сферу внимания попадают темы коррупции, передела собственности, нечистоплотности чиновников, нарушений прав человека и законности. При этом издание сохраняет открытость позиций по отношению к читателям. Газете верят. Аудитория широкая, и, судя по тиражу, устойчивая – от пенсионеров до первых лиц области. Удерживается обратная связь с аудиторией – в редакцию постоянно идут люди, пишут письма, несут свои заметки (по настоящий момент). По сути, газету редакция выпускает совместно с читателями.
Само издание и его деятельность разные люди оценивают по-разному, но важно что газету читают. Цена в розничной продаже приемлемая - 2 рубля 50 копеек. Имеет телепрограмму, массу различных объявлений, размещает рекламу.
Получив широкий охват аудитории редакцией “КВ” предпринимается успешная попытка влияния на политическую ситуацию. В частности группа кандидатов обозначенная в общественном мнении как “Команда “КВ” одерживает победу на выборах депутатов в Городской Совет г. Коврова. Влиятельность издания трудно оспорить. Характерный штрих: мэр Арсентьев лично наносил визит в редакцию с целью уточнения позиции депутатов от редакции “КВ” по важным вопросам деятельности в Горсовете. Очевидно, власти к газете хотя и вынужденно, но прислушиваются. Соответственно, люди связанные с изданием пользовались в обществе если не уважением, то влиянием.
Свой авторитет как инструмента управления “КВ” подтверждала на практике. Отмечены случаи, когда через газету собирались митинги протеста по тому или иному поводу. Таким образом, следует признать, что газета “КВ” в городе с населением в 150 тыс. человек волей-неволей стала не только успешным проектом, но и эффективным инструментом управления политической ситуацией в городе. Имеющий высшее управленческое образование Николай Фролов до ареста серьезно рассматривался как один из предполагаемых кандидатов на пост мэра города.
С “КВ” пытается конкурировать официальная газета “Знамя труда” со сходным графиком выхода, но значительно меньшим тиражом. Примечательно, что костяк “КВ” начинал карьеру в “Знамени труда”.
На почве политической успешности и критических статей в адрес властей возник устойчивый конфликт между изданием и администрацией Коврова и примыкающей к мэрии элитой.
Последние резонансные темы разрабатываемые “КВ” – выборность мэра (до сих пор назначается горсоветом). Отсюда – обвинения в дестабилизации обстановки в городе и утверждения, что депутаты от “КВ” ведут “травлю” мэра с целю поставить “своего мэра”. Вне всяких сомнений, что издание активно участвует в политической игре.
Вывод, указывающий на причину противостояния с властями: издание “КВ” не только газета, но полноценный и весьма эффективный инструмент управления общественным мнением, что, несомненно, представляет своеобразную угрозу для любой действующей власти.
Хроника событий Для того чтобы более полно представить картину произошедшего необходимо принять во внимание события, развернувшиеся в городе накануне ареста Николая Фролова и Валерия Загурского.
Осень 2002 года. Переговоры между “КВ” и мэрией о смене состава учредителей затянуты и, по сути, окончились ничем; Вскоре, Валерий Загурский приглашен на “политинформацию” в прокуратуру, где открытым тестом получает устное предупреждение; Мэрия время от времени встречается с представителями редакции и ведет переговоры с надеждой на смену информационной политики издания. В комментариях сотрудников редакции это были “разговоры ни о чем”.
Середина октября 2002 года. Группа МДМ, в лице кампании “Ринако” начинает агрессивные действия в отношении ЗиДа. Очевидно, ФПГ хочет “войти” на предприятие и проводит политику замены руководства ЗиДа, на менеджмент МДМ- “Ринако”. Вокруг предприятия разгорается конфликт. Редакцию “КВ” посещают посредники от конфликтующих сторон с предложением принять участие в освещении конфликта. Редакция принимает решение – полный нейтралитет и освещение событий на свое усмотрение. Нынешнее руководство ЗиДа с “КВ” в конфликте, “Ринако” – для них “чужаки”. Таким образом, влиятельное издание остается вне зоны “боевых действий”, а значит неподконтрольно ни одной из заинтересованных сторон и в любой момент может помешать одной из них.
11 октября 2002 года. В связи с обострением ситуации газета “Знамя труда” публикует официальное заявление главы города В.Т. Арсентьева под заголовком “Нужна ли Коврову дестабилизация?”, в котором мэр обвиняет депутатов горсовета Николая Фролова и Ирину Табацкову (редакция “КВ”) в связях с некими силами желающими развивать свой бизнес и попытках смены руководства города. Заявление мэра напоминает предвыборную агитку (хотя выборов нет).
12 ноября 2002 года. Совет директоров Коврова, глава администрация города, председатель городского Совета народных депутатов, руководство ОАО "ЗиД" делают публичное заявление о том, что крупнейшее градообразующее предприятие Коврова - ОАО "Завод им. В. А. Дегтярева" находится под угрозой захвата.
16 ноября 2002 года. ООО "Элитпромтех" являясь владельцем 10% голосующих акций Открытого акционерного общества "Завод им. В.А. Дегтярева" требует созвать и провести внеочередное общее собрание акционеров ОАО "Завод им. В.А. Дегтярева". Самый важный вопрос повестки дня – смена Генерального директора предприятия. Ковровская элита под угрозой смещения.
19 ноября 2002года. Николай Фролов встречается с мэром города и якобы в беседе озвучивает сумму - $150 тысяч. Детали содержания беседы информатору неизвестны.
23 ноября 2002года. Руководством ЗиДа организован митинг трудящихся против прихода на завод МДМ-РИНАКО. Собрание акционеров сорвано и перенесено на 20 декабря. Чем закончится борьба не ясно. За месяц влиятельная газета “КВ” может поменять расклад в пользу одной из сторон, но не идет на сотрудничество. Вероятно, с Фроловым и Загурским продолжаются приватные переговоры.
25 ноября 2002года. В УФСБ поступает заявление мэра Арсентьева в отношении Николая Фролова и Валерия Загурского по факту вымогательства (дата обращения мэра в УФСБ озвучена в официальной версии, и уже после ареста Фролова и Загурского. Ее достоверность у многих вызывает сомнения);
26 ноября 2002 года. Газета “Знамя труда” публикует гневное интервью прокурора города Галкина А.И., в котором обвиняет “КВ” и его авторов во всевозможных информационных грехах (ложь и клевета), утверждает что “КВ” “травит” мэра Арсентьева, сообщает о подготовке исков в суд и материалов в МПТР о вынесении предупреждения газете. Газета под угрозой серьезной административной атаки. Ситуация для Загурского и Фролова весьма настораживающая, но оба чувствуют себя уверенно. Почему они спокойно контактируют с мэрией с которой находятся в остром конфликте?
Вечером того же дня, около 19 часов. Согласно информации ряда областных изданий (косвенно подтверждено сотрудниками “КВ”) – автомашина “Жигули” Загурского обливают бензином, но поджечь не успевают (или не хотят?). Возможно, расчет был на то, что Валерий Загурский, выйдя из редакции, начнет прикуривать возле машины. Загурский, по словам сотрудников, отреагировал на это происшествие шутливой фразой: “Грязный танк в бою не виден”. Данная информация может быть подвергнута сомнению, поскольку официальных заявлений от Загурского в правоохранительные органы не поступало.
27 ноября 2002 года. Мэр Арсентьев в 7 часов утра звонит домой Николаю Фролову и договаривается о встрече. (Вероятно, это устоявшаяся практика общения). Вечером Фролов и Загурский около 20 часов отправляются в мэрию. Проводят там некоторое время. Затем якобы с сумкой выходят из мэрии, садятся в машину и едут в сторону редакции “КВ” по улице Дегтярева, но проезжают мимо редакции. На перекрестке Свердлова-Дегтярева их блокируют оперативники спецслужб. При досмотре автомашины изымают сумку с деньгами – 4 миллиона 900 тысяч рублей ($150 тысяч ).
28 ноября 2002 года. Мэр, УФСБ, прокуратура проводят экстренную пресс-конференцию, на которой заявляют о чрезвычайном происшествии и аресте газетчиков, обвиняя их в вымогательстве. Вокруг “КВ” разворачивается “разоблачительная” информационная кампания в духе советской пропаганды.
В начале декабря Фролову и Загурскому предъявлено обвинение в совершении преступления по ст.163 УК РФ. Мера пресечения – содержание под стражей.
Война акционеров и “КВ” Для того, чтобы понять связь событий на ЗиДе с арестом, а также серьезность намерений сторон в конфликте между руководством ЗиД и акционеров необходимо знать: Завод имени Дягярева специализируется на выпуске продукции оборонного назначения. В частности выпускает стрелковое оружие, переносные ЗРК “Игла” и оборудование для производства ядерного топлива. По данным “Ъ” в 2001 году балансовая прибыль завода составила 680, 5 млн. руб., а выручка - 2, 4 млрд. руб. ( для интересующихся – о хронике событий, действиях “Ринако” и прочих деталях конфликта на ЗиДе, следует смотреть публикации в деловой прессе).
Важно: “ЗиД” является градообразующим предприятием. Это значит, что во многом руководство предприятия оказывает прямое влияние на ситуацию в городе, в том числе и на действия первых лиц. Получается своеобразная зависимость главы города от настроений промышленной элиты. Таким образом, мы имеем модель противостояния элиты города (директора, администрация города и т.д.) с посторонней для них ФПГ. В случае замены руководства завода последует неизбежная ротация в элите, и вероятна попытка замены мэра города путем всенародных выборов, чему мэрия активно сопротивляется.
В простом выражении сложилась модель “ковровцы” против “москвичей”. Между ними, в силу своей влиятельности оказалось издание “Ковровские вести”, по большому счету став заложником ситуации. Прямой интерес всей городской элиты – удержание власти и контроля над ситуацией.
Анализ версий Конструкция ситуации, если верить версии следствия, выглядит следующим образом: два весьма грамотных человека примитивно шантажируют мэра некими разоблачениями. У мэра сдали нервы – он обратился в спецслужбы. “Обнаглевшие и зарвавшиеся”, утратив всякую бдительность, не стесняясь, ходят в кабинет к главе города и требуют выплаты огромных сумм. Спецслужбы провели операцию и задержали вымогателей. Сумма велика, но и давили на мэра нарушением благополучия родных ему людей – тут, дескать, любые деньги заплатишь. Они просили $300 – дали половину, все зафиксировали и арестовали. “Мэр- жертва”. С точностью до наоборот звучит версия “КВ”, где “жертва” - журналисты.
Обращает на себя несколько любопытных моментов, которые остались за кадром.
1. Обескураживает сама сумма предполагаемой выплаты и это справедливая реакция, поскольку вопрос ставился – “Какой силы должен быть компромат, чтобы иметь такую цену?”. То есть наличие компромата подразумевалось самой постановкой вопроса. Но, по утверждению прокурора, компромат Фролов и Загурский лишь предполагали сфабриковать (снять в Чувашии некие коттеджи и опубликовать их как имущество мэра) в случае невыплат требуемых денег. Несуразно, хотя бы потому, что есть 129 стать УК – в случае установления факта клеветы – это правовые последствия, почти гарантированный суд и возможный срок. Также логично предположить, что стоимость компромата такого характера явно не $150, а уж тем более не $300 тысяч. Во всяком случае рынок компромата за материалы подобного характера таких цен не знает. Следует добавить фразу Фролова сказанную в мэрии о Чувашии, что “Никто никуда не поедет” (информация почти официальная).
2. Машина Фролова и Загурского с деньгами двигалась по ул. Дегтярева. Заметим, что, получив огромную сумму Фролов и Загурский, не разъехались по домам (оба живут в абсолютно противоположной стороне от места перехвата). Блокирование машины и задержание Фролова и Загурского произошло около 21 часа и сразу после того, как они проехали, видимо вопреки ожиданиям, мимо редакции “КВ”. Возникает вопрос – почему оперативные службы не довели объект до конечной точки и не там произвели задержание? По одной из версий потому, что буквально через квартал по этой же улице расположено здание ФСБ и прокуратуры (оба ведомства в одном здании. Только входные двери с разных сторон). Возможно, машина направлялась именно туда. Ответ могут дать только Загурский и Фролов. Хотя по неофициальной информации Фролов якобы объяснил, что “ехали в лес пересчитать” (на ночь глядя в лес и с 5-ю миллионами?). Но в это мало кто верит. Более логично было бы предположить три варианта:
А) Фролов и Загурский вели свою игру (или что-то заподозрив приняли решение направиться в ФСБ) и взяв деньги у мэра решили сдать их ФСБ для того чтобы подставить и дискредитировать сентьева, например, заявлением о даче взятки;
Б) они ехали на встречу с людьми, которых спецслужбы почему-то не захотели высветить в данной ситуации (возможно, представители Ринако?);
В) Проехав мимо редакции “КВ” Фролов и Загурский смазали планируемый финал операции ФСБ и спровоцировали задержание до прибытия в конечный пункт.
3. Далее, привлекает внимание определенность (точность, фиксированность) суммы - $150 тысяч, не меньше, а именно $150. Логично предположить, что для задержания “обнаглевших” вымогателей достаточно зафиксировать факт передачи ЛЮБОЙ суммы, например, от 1 тысячи до 50 тысяч. Тем не менее, для передачи Фролову и Загурскому собирают именно $150 тысяч (уверяют, что на ней настаивал Фролов). Деньги организаторы операции берут:
А) у частного лица (по версии прокуратуры)
Б) по версии мэра:
- деньги “дали в правоохранительных органах” - газета “Молва”
- собрали промышленные предприятия (неофициальный комментарий);
Последняя версия, скорее всего, верна и совпадает с информацией полученной по альтернативным каналам. Предположительно деньги давало руководство ЗиДа, находящегося в конфликте с редакцией “КВ”.
4. При совершении каких-либо противоправных действий исходят из того, что все действия могут фиксировать как объект шантажа, так и спецслужбы. Также можно было предполагать, что, находясь в системном конфликте с властями, и редакция, и отдельные персоналии находятся “в разработке”. Все действия Фролова и Загурского в данной ситуации прямо таки сквозят НАРОЧИТЫМ отсутствием элементарной осторожности. Следствие это объясняет “наглостью и чувством безнаказанности” Фролова и Загурского. Но так ли это? К тому же такие действия не совсем вяжутся с личными качествами Фролова. Николай Фролов многими опрошенными охарактеризован как человек педантичный, любящий точность, склонный анализировать любые детали. Как пояснили, у Загурского другой характер – несколько беззаботный, жизнерадостный человек. Тем не менее, он имел печальный опыт общения со спецслужбами в 80-х годах в качестве фигуранта по ст.88 УК РСФСР. Неужели ни тот, ни другой не анализировали события накануне и находясь в конфликте с властями так легко попались и подверглись столь серьезному обвинению?
Ответы на многие возникающие вопросы может дать версия, составленная с некоторой долей допущений, но на основе информации полученной в ходе расследования городе Коврове.
Версия ЦЭЖ Фролов и Загурский на протяжении длительного времени действительно встречаются с мэром. Предмет разговоров – лояльность газеты “КВ”. Но разговоры не дают результата. Возможно, во время бесед Фролов и Загурский обозначили свою позицию - лояльность стоит дорого. Как издатели они понимают, что в случае смены информационной политики успешный проект “умрет” растеряв большую часть аудитории. Поэтому речь могла заходить о финансировании или продаже проекта. Судя по всему, это делалось не всегда в корректной, двусмысленной форме. Мэр не знает что делать со строптивой газетой. Критика и нелестные отзывы со страниц издания продолжаются. Неоднократные “собеседования” не дают результата. Вскоре на территории города разгорается конфликт вокруг Завода им. Дегтярева. Московская ФПГ ведет агрессивную подготовку к атаке на директорат предприятия. Очевидно, что в атаке будут задействованы СМИ. Назревает информационная война. В мэрии мобилизуют все информационные ресурсы. Редакция “КВ” – занимает нейтральную позицию. В ходе разговоров между мэром и Фроловым, вероятно, заходит речь о PR.
После обсуждения вопроса, Фролов и Загурский берутся выступить ПОСРЕДНИКАМИ между мэрией и федеральными СМИ для размещения (или оплаты блокады) публикаций в московской прессе (для несведущих – есть такой бизнес). Обозначается сумма - $300 тысяч (вполне логичная). Первый транш - $150 (тоже логично). Мэрия объявляет о соборе денег, чем и занимается руководство ЗиД. На данном этапе Фролов и Загурский выступают партнерами мэрии и не обращают внимания на разносы в СМИ в адрес “КВ”, поскольку в проекте участвуют не как издатели “КВ”, а как ЧАСТНЫЕ лица. При этом им, вероятно, обещано вознаграждение 5-15% от общей суммы.
Деньги собирают, но накануне сделки в мэрию поступает информация о контактах Загурского и Фролова с посредниками противоположной стороны (РИНАКО). Возможно, кто-то из окружения Арсентьева (или спецслужбы) имея свои претензии к “КВ” преподносит информацию соответствующим образом. Собирается “тайная вечеря” городской элиты, где выражается недоверие действиям Фролова и Загурского и принимается решение об обезглавливании редакции и выбивания из расклада редакции “КВ”. Мэра уговаривают (убеждают) написать на них заявление, тем более есть данные оперативной разработки, где фигурируют переговоры о крупных деньгах, что вполне можно интерпретировать как вымогательство.
Первоначальный план выглядит так: деньги передаем, доводим объект до редакции. Объект заходит в редакцию - проводим задержание, после чего редакцию опечатываем. Редакция закрыта на законных основаниях. Руководители проекта арестованы. В СМИ выбрасываем PR-связку “газета – вымогатель”.
Фролов и Загурский считая, что работают с ПАРТНЕРАМИ ничего не подозревают и тогда их действия логичны. Они ведут себя естественно и спокойно.
Облитый бензином автомобиль Загурского трактуют как происки ЗиДа после контактов с “Ринако”. Т.к. партнером по проекту является не ЗиД, а мэрия.
27 числа в 7 утра Арсентьев звонит Фролову и сообщает о готовности первого транша для оплаты проекта. Вечером происходит встреча и передача денег. Характерно, что Фролов доверят мэру, поскольку есть информация о том, что сумма даже не пересчитывается. Не пересчитывается она потому, что Фролов берет деньги на проект в интересах мэрии, считая что обман невыгоден мэрии.
Далее, Загурский и Фролов по дороге в редакцию вероятно что-то заподозрив, внезапно меняют маршрут и проезжают мимо редакции. Поняв, что их подставили, находят единственное решение – отмстить - сдать деньги в прокуратуру или ФСБ, тем самым подставив мэра. Соответственно, пытаются двигаться по направлению к зданию местного ФСБ. Оперативники моментально реагируют на изменение маршрута и производят задержание на перекрестке до прибытия машины в конечную точку.
Николай Фролов и Валерий Загурский – под арестом и выведены из игры. Редакция хотя и функционирует, но осталась без лиц принимающих решения – путь для переговоров с “КВ” и оказания давления, по сути, открыт.
Кому выгодно? На этот вопрос вполне можно ответить, поскольку дивиденды достаются ВСЕМ, КРОМЕ Загурского и Фролова, редакции “КВ” и мэра Арсентьева.
Перечень интересов участников процесса: 1. Фролов и Загурский (предполагали гонорар) – арестованы;
Прокуратура Коврова – официально и довольно громко рапортует об успехе в борьбе за законность. Скрытый интерес – демонстрация силы и наказание строптивого издания; (личные счеты сведены?) 
ФСБ – громко рапортует о блестящей операции и задержании вымогателей в особо крупных размерах; В СМИ подпущена версия, что Загурский являлся членом партии Лимонова (НБП), что придает особую (политическую) значимость операции; 
Завод им. Дегтярева – деньги целы, критиковавшая их газета “КВ” наказана. Возможны переговоры с редакцией “КВ” о поддержке ЗиДа в конфликте с РИНАКО. Вероятно, с помощью “КВ” рассчитывают организовать массовые выступления трудящихся против менеджмента МДМ. В случае если массовые выступления перерастут в беспорядки вину возложат на “КВ” и МДМ. 
МДМ –РИНАКО –потеря вероятных партнеров в лице Загурского и Фролова по блокаде массовых вступлений рабочих ЗиДа. Восстановление имиджевых потерь обернется дополнительными затратами. С другой стороны – путь к перговорам с изданием также открыт; 
СМИ активно комментирующие арест газетчиков. – По сути моральное уничтожение конкурентов. Резкие реплики в адрес “КВ” - реализация вероятных личных обид. Большинство выступает с позиции морализаторства. 
Редакция “КВ” (коллектив и авторы) – получила мощную порцию негатива от конкурентов. Лишилась менеджмента. Находится под угрозой давления со стороны заинтересованных лиц. 
Мэр города Ковров Вячеслав Арсентьев (заявитель) – наверняка отрезал от себя возможные деловые контакты на конфедициальной основе (обычная практика первых лиц), поскольку ни один визитер не может быть уверен в сохранении тайны переговоров и бесед. Во-вторых, среди населения только подчеркнул свою неприязнь к прессе, в частности к тиражной газете “Ковровские вести” чем нанес своему имиджу непоправимый ущерб. 
Дополнительная информация. Фактор НБП (партия Э. Лимонова) Через несколько дней после ареста совершенно неожиданным образом конкуренты “КВ”, вероятно с подачи спецслужб, начали муссировать связку “Ковровские вести” - Национал-большевики. Валерий Загурский объявлен членом НБП.
Необходимо отметить, что в прессе Владимирской области неоднократно предпринимались попытки связать информационную политику издания с эпатажем и радикализмом НБП. “КВ” неоднократно обвиняли в связях с НБП и назвали газету прототипом “Лимонки”. Как стало известно, в некоторые общественные организации по разным каналам поступала информация с просьбой отнестись к ситуации в “КВ” и аресту руководителей издания с осторожностью, поскольку газета тесно связана с экстремистами из НБП.
Как удалось выяснить, Валерий Загурский никогда в НБП не состоял (информация пущена через областные СМИ).
Действительно, в “КВ” публикуют свои работы два члена НБП: это Сергей Громов и Ирина Табацкова. Своей партийной принадлежности никогда не скрывали. Изучение архивов газеты “КВ” показало, что ни сама НБП, ни ее идеология на страницах издания не пропагандировались. По мнению депутата Ирины Табацковой, “политические симпатии мы оставляем при себе. “КВ” не партийная газета и когда мы пишем о проблемах города, о коррупции и нарушениях прав граждан, то выступаем как обычные авторы”.
Некоторые выводы Исходя из анализа ситуации, есть основания предполагать, что:
Николай Фролов и Валерий Загурский помимо деятельности в редакции “КВ” участвовали в другом проекте в качестве посредников и как частные лица; 
Газета “Ковровские вести”, являясь активным игроком на информационном и политическом поле, попала в “ножницы” конфликта между московской ФПГ и местной элитой и оказалась в центре игры более высокого (жестокого) уровня; 
Относительно обвинений в отношении Фролова и Загурского в совершении преступления по ст. 163 УК РФ однозначных выводов сделать невозможно, поскольку это прерогатива суда, а материалы дела для изучения и анализа пока недоступны; 
Одной из задач решенных властями г. Коврова, вне всяких сомнений, является расправа с неугодным изданием; 
Арест представителей “Ковровских вестей” – опасный прецедент для всего медиа-рынка России, поскольку уровень коррумпированности, как чиновников, так и СМИ, к сожалению, достаточно высок и создает предпосылки к подобным ситуациям 
Служба расследований
www.cjes.ru
Москва – Ковров - Москва
Декабрь 2002 года
P.S. Служба расследований Центра экстремальной журналистики выражает искреннюю благодарность, всем кто в ходе работы (гласно и негласно) содействовал сбору информации. Отдельное спасибо всей прессе Владимирской области за столь яркие выступления, что позволило отчетливо увидеть картину взаимоотношений между журналистами областных изданий и более взвешенно подойти к изучению вопроса."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации