Плохие парни русского интернета

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Русский Forbes", март 2006

Плохие парни русского интернета

Виртуальное подполье. Порно, спам и пиратская музыка: кто и как зарабатывает на них в интернете

Александр Кондратьев

Недалеко от Киото, столицы Эквадора, уже несколько лет обитает небольшая, но сплоченная колония российских компьютерщиков. На профессиональных форумах в интернете они рассказывают коллегам про «вечный май», фрукты, живописные пейзажи и двухэтажные особняки «за сто с небольшим тысяч долларов». Что занесло в Латинскую Америку 30-летних программистов из России? Все они — adult webmasters (AWM), проще говоря, продавцы порнографии в интернете. Всемирная сеть не имеет границ и не знает расстояний, так что бизнес, который начинался в России, можно продолжать и в другом полушарии—подальше от московских морозов и милиции, не поощряющей такую деятельность.

Еще около 10 «мастеров» с семьями занимают многоквартирный дом на Кипре, большая колония порнодеятелей обосновалась в Праге. Однако и в России продолжают свою деятельность тысячи представителей «теневых» сфер интернет-бизнеса—продавцы порнографии, дешевой музыки,услуг спам-рассылки. Их совокупные доходы измеряются сотнями миллионов долларов, в лицо этих людей не знает никто. Однако Forbes удалось пообщаться с тремя «плохими парнями» российского интернета.

Больше тела

4 000 000 порнографических сайтов работает в интернете.
4 300 000 раз в январе 2006 года на «яндексе» был задан запрос «порно».
$25 000 - такова минимальная сумма, необходимая для создания полноценного платного порносайта с легально приобретенным контентом 
Internet filter review, Яндекс

В московском кафе мы беседуем с неким RedEye — под этим псевдонимом скрывается владелец нескольких порносайтов и создатель форума Crutop, на котором встречаются представители полулегальных областей рунета. Это невысокий, энергичный, немного нервный тип. Говорит быстро, много, громко, непрерывно курит крепкие Marlboro. Причины прихода в порнобизнес —самые банальные. Поздняя осень 1998 года, нашему герою 19 лет, только что женился, а родители не одобряют брака. Надо было зарабатывать на жизнь.

Как-то RedEye набрел в интернете на некое подобие учебника-инструкции по производству и поддержке порносайта. Заинтересовался. Заняв у знакомого $600, купил недостающую компьютерную технику. У другого знакомого была коллекция—14 гигабайтных кассет для стримера, около 100 000 «веселых картинок» в хорошем качестве. «Мы в течение месяца по 10 часов в день сортировали порнографию, несколько раз отсмотрели всю коллекцию, выбирая картинки без признаков копирайта. Долго еще потом не могли смотреть на эротику...»—жалуется RedEye.

Бизнес начали по стандартной схеме. Залили коллекцию на сайт, объявили обычные условия доступа — ознакомительный тур на день за пару долларов, месячный абонемент за $50. Для обработки платежей клиентов подключились к биллинговой компании. Услугами систем приема платежей с пластиковых карточек пользуются все интернет-магазины, но порноресурсы, как правило, обслуживают специализированные биллинговые фирмы (в случае RedEye это был iBill.com).

За первый месяц партнеры заработали $40, которые тут же потратили на закупку контента, а то владельцы прав на использованные картинки уже начали предъявлять претензии. Сегодня у RedEye около 90 подчиненных, порнографией занимаются только 40 человек, остальные — служащие почтенных финансовых компаний. В 2003 году RedEye вложил заработанные на «взрослом» интернете деньги в биллинговые компании StandartPay и Fethard Finance. Теперь у порномастера офисы в Москве и Уссурийске, Амстердаме, Барселоне, Риге и даже на Сейшелах. О своих доходах AWM предпочитает не говорить. Лишь туманно намекает на то, что его супруге бывает скучно в особняке на Рублевке, когда RedEye по делам застревает в Москве.

Зато как человек, организующий прохождение порноплатежей в Сети, RedEye охотно и со знанием дела рассказывает о чужих доходах. Сегодня торговля порноконтентом через Сеть— это отлаженная мировая индустрия с ежегодным оборотом в $2-2,5 млрд в год (данные исследования Internet Filter Review, которые RedEye считает верными). Учтены, разумеется, доходы продавцов относительно легальных фото- и видеопродуктов, произведенных с полного согласия совершеннолетних актеров. До $200-250 млн приходится на AWM из России.

Собственно продукт веб-мастера покупают у студий-производителей — таких в России около тридцати. За неплохой сет (20-40 кадров, один половой акт в развитии) нужно будет заплатить $90-250. По неписаному правилу интернетчики не общаются с производителями контента «вживую», только через Сеть. Дело не в различии менталитетов. Съемка порно—беспокойный бизнес, не очень согласующийся с Уголовным кодексом. Лучше не мараться.

Полученные материалы владелец размещает на платном веб-сайте. Основной потребитель такого продукта— иностранец с пластиковой карточкой. Всего в России около 40 AWM-компаний, каждая управляет десятком сайтов. Обычно это неприметное юридическое лицо (6-7 человек),арендующее помещение в офисе класса «В». Вид деятельности — «программирование и поддержка веб-сайтов, информационные услуги», бухгалтер исправно платит какие-то налоги. Типичный малый бизнес, одним словом. В среднем такая компания зарабатывает $120 000-140 000 в месяц, рентабельность 30%. RedEye знает о существовании двух российских компаний, зарабатывающих на продаже «обнаженки» $300 000-500 000 в месяц, но назвать их отказывается.

Отдельный (и самый многочисленный) класс AWM — одиночки, не имеющие своего продукта, но привлекающие посетителей на чужие платные веб-сайты (по AWM-терминологии, они «нагоняют трафик»). Чаще всего эти энтузиасты создают сложные системы бесплатных страничек, на каждой — пара картинок и приглашение посетить платные ресурсы. За эту деятельность сайты платят своим «агентам», в месяц выходит $2000-3000 на человека. Таких «агентов» в России — 5000-7000 человек, в США их в десять раз больше. Вся разница в том, объясняет RedEye, что для России это очень неплохие деньги, особенно в провинции. Поэтому российские мастера «адалта»—это люди с высшим образованием, начитанные, великолепно знающие компьютер.

Этих мастеров не мучает совесть — их деятельность, возможно, не совсем законна (см. справку), но она, по их убеждению, никому не приносит вреда и вряд ли в обозримом будущем перестанет приносить хорошие доходы. Возникают, конечно, текущие трудности. Я спрашиваю RedEye, почему он не хочет назвать мне своего настоящего имени. В ответ порномастер рассказывает леденящую душу историю.

В одном маленьком городе жил тихий компьютерщик. Никто и не знал, что содержание порносайтов приносило ему $30 000 в месяц, пока очкарик не возгордился и не нанял себе водителя— соседа по подъезду, чемпиона по каким-то единоборствам. Поглядел водила, как живет его новый работодатель... А через месяц в гости к порномастеру пришли местные силовики. Отвезли человека (для убедительности прихватив также его брата) в какой-то коттедж, приковали наручниками к батарее. Предложили отдать все, что уже накоплено, плюс 50% дохода от бизнеса.

Оставив в заложниках брата, герой отправился вроде как за деньгами. На самом деле—в мэрию, за помощью. Но идея защищать торговца порнографией от милиционеров только развеселила представителей власти. Спасибо, дали телефончик «товарища, который решает такие вопросы». Местный «дон Корлеоне», обитающий в трехэтажном кирпичном замке с узкими окнами-бойницами, решил проблему за $40 000 сразу и четверть доходов от бизнеса. После этой истории веб-мастер покинул родные места. Живет в другом городе. Бизнеса не оставил, но машину водит сам. И каждый раз вздрагивает, когда кто-то звонит в дверь. Понятно, что в таких условиях лишняя реклама не нужна никому из «взрослых» интернетчиков.

Или такая трудность. Интернет становится быстрее, и на смену картинкам приходят видеоролики. Клиенты любят связные сюжеты с текстом. Снимать в пристойных интерьерах, без типичных для порнолент 1990-х вытертых ковров и фанерных «стенок» операторы уже научились. А вот с языком проблемы. Субтитры англоязычным потребителям не очень нравятся. Приходится искать моделей, владеющих английским, а таких в России немного. Но и с этой задачей, надо думать, справятся. «Московские студентки все равно говорят по-английски лучше, чем пуэрториканки, которых снимают в Штатах»,—рассказывает RedEye.

Порнография. Законы.
Статья 242 УК РФ за «незаконное... распространение, рекламирование порнографических материалов...» предусматривает как штраф в размере от пятисот минимальных размеров оплаты труда (50 000 рублей), так и лишение свободы на срок до двух лет. Однако ни один интернет-продавец «взрослого» контента в России еще не испытал на себе действие этой статьи. Во-первых, в законе не содержится четкого определения порнографии. В каждом конкретном случае порнографию от эротики (которую закон не преследует) должен отличить совет экспертов. Во-вторых, российские интернетчики предпочитают размещать серверы с порнографической продукцией за пределами территории РФ, в тех государствах, где это не запрещено законом (это большинство стран, включая США). Как рассказывают в неофициальных беседах сами продавцы порнографии, сотрудники милиции регулярно «выходят с ними на прямой контакт», но все конфликты удается решить «в досудебном порядке» и не очень дорого.

Мусорная почта

40% спам-сообщений в мире рекламируют лекарства 
и медицинско-оздоровительные услуги.
В россии этой теме посвящены 11% сообщений.
15 минут занимает рассылка рекламного сообщения на 1 млн адресов в сети
Лаборатория Касперского, Sophos PLS

Порномастера прячутся только от рэкетиров — остальной мир их либо любит, либо просто не замечает. Поэтому RedEye беседовал со мной лично, потягивая свежевыжатый яблочный сок (порномастер любит пиво, но в тот момент алкоголь был неуместен—у дверей кафе его ждал новенький BMW 7451л). Некто Demetrius согласился общаться со мной только дистанционно, через интернет. Demetrius—один из ведущих российских спамеров. В числе врагов этих «предпринимателей»—решительно все пользователи интернета.

Моему собеседнику, по его словам, 25 лет, он москвич. Источники в Сети утверждают, что его настоящее имя — Дмитрий Новгородцев. Demetrius это отрицает.

В 1996 году Demetrius решил устроиться на работу системным администратором или программистом. Для этого разослал резюме по 4000 адресов электронной почты с помощью собственноручно написанной программы.

Использовать стандартную почтовую программу для такой масштабной рассылки было бы слишком утомительно.

Откуда взял адреса? Собрал в интернете с веб-страничек, с помощью другой, тоже своими руками изготовленной программы. Ковровая бомбардировка помогла: уже на следующий день после рассылки молодой компьютерщик нашел работу. Параллельно начал продавать созданные им программы рассылки спама.

Через год была создана компания Demetrius Software, которая занималась спамом и продажей программного обеспечения для массовых рассылок. Эффективность такой деятельности, со слов Demetrius, велика: рассылка объявления о продаже программ по 10 000 адресам обеспечивает сбыт в среднем 50 копий при исчезающе малой себестоимости самой рассылки.

В 19 лет Demetrius купил себе машину, в 21 год—квартиру. Еще пару лет назад Demetrius и его коллеги охотно полемизировали в Сети о моральной стороне своего бизнеса. Спам, говорили они, — единственное эффективное средство рекламы для малого бизнеса. Рассылка электронной почты по миллиону адресов стоит около $90. Если у вас на рекламу есть не больше пары сотен долларов, ничего, кроме спама, вы не найдете.

Сейчас спамеры делают свое дело молча. Уровень неприязни к распространителям «мусорной» рекламы растет вместе с количеством этого мусора. В 1997 году спам занимал около трети всего почтового трафика, в 2005-м —уже около 80%. Когда в июле 2005 года в Москве был убит глава «Центра американского английского» Вардан Кушнир, один из самых известных спамеров Сети, тысячи пользователей открыто выражали свою радость в интернете (для справки: следствие установило, что убийство Кушнира не было связано с его профессиональной деятельностью).

Шквал «мусорной» рекламы породил новую отрасль — разработку программного обеспечения для защиты от спама. Началась обычная борьба «брони» и «снаряда». Когда-то от значительной доли спама можно было избавиться простым составлением «черного списка» адресов, откуда вы не хотите принимать электронную почту. Сегодня для рассылок используются случайные компьютеры, каждый раз новые. Как рассказывает руководитель группы спам-аналитиков «Лаборатория Касперского» Анна Власова, спамеры все чаще кооперируются с творцами компьютерных вирусов. Вирусописатели за определенную плату инфицируют любые подключенные к интернету компьютеры таким образом, чтобы спамеры могли использовать их для фоновой рассылки мусорной почты без ведома владельцев. Аренда 3000-5000 компьютеров-«зомби» у вирусописателей стоит от $300 до $3000.

Защитные программы теперь отсеивают спамерские письма по характерным словам (виагра, заработок и т. п.), номерам телефонов (нередко во многих рассылках рекламируется одна и та же фирма), стилю оформления. В ответ у мусорной рекламы появляются лишние буквы, намеренные ошибки в текстах, объявления в виде картинок. Так спамеры «пробивают» установленные в компаниях или на серверах бесплатной почты фильтры.

Порог вхождения в этот бизнес низок (нужно всего лишь купить или написать программу рассылки), поэтому даже в России работают сотни самодеятельных спамеров. Однако серьезных, высокопрофессиональных групп «мусорщиков» во всем мире не более десятка. Demetrius руководит одной из них. Уже больше года основным рынком для Demetrius является Америка (здесь можно заработать значительно больше, чем в России). В США у Demetrius постоянные заказчики, которые платят не за количество посланных писем, а за результат — 20-40% от общей выручки с клиентов, привлеченных при помощи спама. Для программного обеспечения речь идет даже о 50%. О своих доходах Demetrius, по традиции, не говорит, но предлагает обратить внимание на «одного американского знакомого, получающего $5000-7000 в день, и это не так уж много для нашего дела».

Спамеры всего мира зарабатывают $10-15 млрд в год, дать более точную оценку этого теневого бизнеса эксперты затрудняются.

В любом случае, считает Demetrius, век спама ограничен. Через несколько лет интернет-технологии изменятся, и массовые рассылки из неустановленного источника станут невозможны. Что тогда будут делать спамеры? Например, брать на раскрутку сайты-клиенты, гарантируя им первые места в результатах поиска по ключевым словам. Для этого придется вступать в противостояние с поисковыми машинами—играть с ключевыми словами, вводить в заблуждение поисковых роботов. Деятельность тоже не вполне общественно полезная, но, по крайней мере, не насилующая почтовые ящики граждан.

Спам. Законы.
В нынешнем российском законодательстве нет прямого запрета на рассылку рекламы по электронной почте (спама). Противники спамеров между тем утверщают, что авторы «мусорных» рассылок нарушают массу других законов. Например, в Законе «0 рекламе» записано: «Если деятельность рекламодателя подлежит лицензированию, в рекламе должны быть указаны номер лицензии, а также наименование органа, выдавшего эту лицензию». Но часто ли вы видели номер лицензии в спаме, посвященном, например, лекарствам? Статью 273 УК РФ («Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ») спамеры нарушают, когда используют вирусы для сбора адресов электронной почты или для рассылки рекламы через зараженные ПК. К моменту подписания этого номера в печать Госдума приняла во втором чтении новую редакцию Закона «0 рекламе», которая запрещает распространение рекламы в компьютерных сетях без предварительного согласия адресата. Кодекс об административных правонарушениях сулит за нарушение законодательства о рекламе штраф до 500 МРОТ (50 000 рублей). Но чтобы взыскать штраф со спамера, нужно его сначала найти. Можно штрафовать указанного в спаме рекламодателя, но для этого придется доказать, что он сознательно заказал и оплатил спамеру незаконную рассылку.

Чистое звучание

7 из каждых 10 mp3-файлов с российских сайтов cкачивают иностранцы.
10 центов в среднем стоит mp3-файл на российском платном сайте.
Расценки сайта Itunes.com - 99 центов за композицию.

Владелец сайта mp3search.ru считает себя вполне легальным бизнесменом и потому не скрывает своего имени. Сергею Арсентьеву 27 лет, по образованию он юрист, с десятилетнего возраста безвылазно сидит за компьютером. Еще в школе он написал базу данных для отца, занимавшегося недвижимостью. В 1999 году из-под пера программиста вышла программа поиска в интернете музыкальных композиций, записанных в формате MP3. В 2000 году Арсентьев с несколькими партнерами открыл проект mp3search.ru. Вскоре на этом ресурсе появился собственный раздел с платными музыкальными файлами. Уже в 2004 году поисковую часть сайта закрыли—зачем пропагандировать чужие ресурсы?

По данным Международной федерации звукозаписывающей индустрии (International Federation of the Phonographic Industry, IFPI), общий объем мирового рынка легальных МРЗ-файлов —$1,1 млрд в год. Российские сайты, по оценкам главы московского офиса IFPI Игоря Пожиткова, продают музыки на $5-10 млн. Их рентабельность не менее 30%. В том числе не меньше $ 1 млн в год имеют два лидера этого рынка — allofmp3.com и рассматриваемый нами mp3search.ru Сергея Арсентьева. Однако IFPI не считает его продавцом легальной музыки.

Арсентьеву хотелось бы, чтобы производители музыки его не замечали. Интернет-продавцы МРЗ-файлов не обязаны получать предварительного разрешения правообладателей на продажу музыкальных композиций. Они вольны сами определять цены на предлагаемую продукцию (см. справку на стр. 54). Наконец, они не обязаны перечислять авторские вознаграждения непосредственно правообладателям. Достаточно просто того, что mp3search.ru отдает около 10% своихдоходов Российскому обществу по коллективному управлению правами авторов в сферах мультимедиа, цифровых сетей и визуальных искусств (РОМС). Если правообладатель хочет получить свою долю, пусть разбирается непосредственно с РОМС. Добиться авторских отчислений от авторского общества бывает непросто, но Сергея Арсентьева это, разумеется, не заботит.

Есть особо настырные российские правообладатели, заставившие mp3search.ru платить им напрямую, — например, наследники Владимира Высоцкого. Зарубежные музыкальные компании пока не получают из рунета ничего: нет смысла ругаться за копейки. Иностранцев в принципе не устраивает установившаяся в России стоимость МРЗ — около 10 центов за композицию. Крупные звукозаписывающие концерны считают, что каждая композиция должна стоить раз в 10 больше. Иначе будет разрушен бизнес западных сайтов — ведь интернет един, и жители других стран свободно могут скачивать музыку из России.

Между представительствами звукозаписывающих гигантов и российскими МРЗ-сайтами идет затяжная война. Рекорд-лейблы пытаются вообще запретить деятельность mp3search и ему подобных. Например, используют такой аргумент — закон позволяет передавать цифровую музыку по кабелю в коммерческих целях, тут не придерешься, но где продавцы взяли цифровой контент? Скопировали на сервер с компакт-дисков? А вот этого без разрешения правообладателя делать нельзя. Глава mp3search.ru Арсентьев спокойно возражает: на его сайт все музыкальные файлы поставляют пользователи по схеме «закачал песню на сайт — можешь одну скачать бесплатно». Пользователи, конечно, поступают незаконно— но попробуй их засуди.

И allofmp3.com, и mp3search.ruуже пережили визиты представителей МВД и изъятия серверов «на экспертизу». Изъятый в октябре один из серверов mp3search ценой в несколько десятков тысяч долларов и пока не вернули.

На переговорах о присоединении России к ВТО представители нашей страны выслушивают немало претензий по поводу авторских прав. Сергей Федотов, председатель правления Российского авторского общества, уверяет, что в Закон «Об авторском праве и смежных правах» уже в ближайшее время будут внесены изменения. Например, продажу МРЗ-файлов в интернете можно будет производить только с прямого разрешения правообладателей.

Но Сергей Арсентьев к этому уже подготовился. Он утверждает, что сегодня mp3search.ru приносит ему лишь 20% всех доходов. Прочие способы заработка ни у кого не вызывают вопросов. Например, арсентьевская фирма X-Media по заказу тех же западных рекорд-лейблов занимается оцифровкой музыкальных архивов. Динамично развивается основанная Арсентьевым служба realmusic.ru. Сегодня это место встречи самодеятельных музыкантов, где они могут бесплатно разместить и обсудить свои записи. В будущем владелец намерен публиковать на дисках самые популярные песни с realmusic.ru, заниматься продюсированием обнаруженных на сайте талантов.

Стремление выйти из сумрака вообще характерно для наших героев— порномастеров, спамеров, цифровых пиратов. Очень многие, накопив денег, уходят в более спокойные виды бизнеса — обычно тоже в Сети. «Мы, второе поколение интернета, пришли в Сеть, когда очевидные денежные ниши были разобраны, — говорит RedEye. — Есть старые брэнды—такие как «Яндекс», «Рамблер», Mail.ru, «Озон». С первым поколением у нас взаимно настороженные отношения. Мы, все остальные, нормально общаемся между собой».

Бывшие порнографы продают в Сети цветы, руководят онлайновыми финансовыми системами. Знают ли жены, с чего начинали их мужья? Конечно, знают. Как относятся? Нормально. RedEye заявляет, что в жизни AWM ведут себя гораздо скромнее, чем среднестатистические российские бизнесмены. Порно для него — просто «работа». Набор цветных точек на мониторе компьютера.

Музыка. Законы
Музыкальная радиостанция за час вещания успевает передать в эфир полтора десятка песен. Необходимость заранее испрашивать разрешение на трансляцию у правообладателей всех этих композиций парализовала бы работу диск-жокея. Поэтому Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» разрешает публичное исполнение фонограмм, их передачу по кабелю или в эфир без согласия правообладателей, После осуществления акта трансляции радиостанция должна перечислить авторское вознаграждение организации, осуществляющей коллективное управление интеллектуальными правами. По российскому законодательству такую организацию может создать любой обладатель авторских и смежных прав — то есть вообще любой гражданин, сочинивший, к примеру, песенку. Для легализации деятельности радиостанции ей обязательно нужен договор с одним из таких авторских обществ. Минимальный размер авторского вознаграждения закон не определяет, как правило, вопрос решается на уровне договоренности радиостанции и защитника интеллектуальной собственности. Можно договориться и на 10 рублей в год. При чем тут интернет-сайты, торгующие МРЗ-файлами? По российскому законодательству они приравнены к радиостанциям — ведь они передают цифровую информацию по кабелю.