Побег из "Аэрофлота"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Московские новости", origindate::15.01.2002, Фото: Lenta.Ru

Побег из «Аэрофлота»

Громкое дело передано в суд и обещает немало «сюрпризов»

Игорь Корольков

Converted 12531.jpg

Александр Красненкер и Николай Глушков

Редкое расследование, которое ведет Генеральная прокуратура, завершается столь успешно, а потому уже один этот факт дает повод в канун судебного следствия внимательнее посмотреть на дело, в котором фигурируют известные в стране люди.

Что же произошло в 1996 — 1997 годах в «Аэрофлоте»?

Версия защиты

К 1996 году «Аэрофлот» пришел с печальными результатами. Парк самолетов изношен, денег не всегда хватало, чтобы купить горючее и выплатить зарплату сотрудникам. Компания оказалась на грани банкротства. Нужны были новые менеджеры, способные в критической ситуации генерировать смелые идеи, предлагать нестандартные решения. Маршал Евгений Шапошников, возглавивший ОАО «Аэрофлот», нашел таких людей в ЛогоВАЗе. Его первым заместителем стал кандидат физико-математических наук Николай Глушков, заместителем по коммерции и рекламе Александр Красненкер. Глушков предложил отказаться от прежней, порочной, схемы работы «Аэрофлота».

Суть идеи такова. На то время «Аэрофлот» имел за рубежом 160 своих представительств. Все они, как пчелы, зарабатывали для компании деньги, но несли этот мед не в один общий улей, а использовали каждый по своему усмотрению. Глушков предложил распыляемые средства аккумулировать в одном месте. Это повысило бы эффективность управления финансовыми потоками и дало бы возможность временно концентрировать свободные ресурсы на счетах представительств «Аэрофлота» за рубежом.

Если эти, прямо скажем, немалые деньги разместить во влиятельной фирме, чье руководство обладает авторитетом и связями, это позволило бы привлечь солидный кредит для решения финансово-экономических проблем «Аэрофлота». В качестве такой фирмы Глушков предложил швейцарскую «Андаву».

Предложение Глушкова рассмотрели на правлении компании и одобрили его. Маршал Шапошников издал соответствующий приказ, Глушков и Красненкер, исполняя,решение коллегиального органа, направили в российские представительства телеграммы с требованием 80 процентов валютной выручки перечислять в Лозанну на счет «Андавы».

Концентрация валюты на едином казначейском счете позволила привлечь крупный кредит, на который «Аэрофлот» купил 10 «боингов».

Защита считает, что у следствия не было никаких оснований для возбуждения уголовного дела.

Защита убеждена: дело «Аэрофлота» — политическое и направлено главным образом против Березовского.

Версия следствия

Те же самые факты следствие оценивает совершенно иначе. По его мнению, то, что изложено в версии защиты, — всего лишь ловкое прикрытие крупной аферы. Следствие убеждено:

не Шапошников нашел менеджеров с ЛогоВАЗа, их в «Аэрофлот» внедрил тогдашний заместитель секретаря Совета безопасности России Борис Березовский. Следствие настаивает именно на слове «внедрил». После «внедрения» своих людей в «Аэрофлот» активы компании Березовский перевел из «Мост-банка» в подконтрольные ему «Авто-вазбанк» и Объединенный банк.

Во время обыска в офисе одной из коммерческих структур, связанных с Березовским, правоохранительные органы обнаружили лист ватмана, на котором была начертана схема: в центре кружком обозначен «Аэрофлот», а от него стрелки вели к десяткам квадратиков, в которые вписаны названия фирм — «Андава», «Форюс», «Инжениринг», «NFQ» «Фок», «Гренжлад» и многие другие. Внизу кто-то, возможно составлявший схему, написал: «Прибыль!!!»

Эта схема, по мнению следствия, и есть тот истинный механизм по работе с финансовыми потоками «Аэрофлота», который запустил и наладил с помощью партнеров Борис Березовский. Хотя, с другой стороны, что же это за бизнес без извлечения прибыли?

Следствие считает, что эту схему Березовский и его партнеры уже опробовали на АвтоВАЗе и «Трансаэро». Финансовые потоки этих фирм тоже пропускались через счета «Андавы». Один из сотрудников Генпрокуратуры, имевший отношение к расследованию дела «Аэрофлота», заявил мне, что Швейцария готова предоставить российским правоохранительным органам материалы и по этим двум компаниям.

По мнению следствия, у стройной конструкции, которую возвели адвокаты, защищая обвиняемых, есть ряд существенных изъянов. Например, установлено, что «Андава» никак не тянет на фирму, широко известную в финансовом мире, чье руководство обладает авторитетом и обширными связями. Она возникла лишь в 1994 году и до апреля 1996 года считалась мелкой фирмой с уставным капиталом в 2,5 млн. швейцарских франков. Как сообщили швейцарские юристы (и это чрезвычайно важно), «Андава» несет ответственность перед кредиторами лишь в пределах своего уставного капитала.

«Аэрофлоту» в качестве казначея предлагали воспользоваться солидными зарубежными банками, которые могли обеспечить законное и экономически выгодное управление валютными ресурсами компании. Но «Аэрофлот» почему-то упорно тяготел к неизвестной и хилой «Андаве». Выяснилось почему. За месяц до того, как сюда потекли деньги из представительств «Аэрофлота», Березовский и Глушков приобрели 78 процентов акций «Андавы», став ее владельцами. Разумеется, оба вошли в Совет директоров фирмы.

Для того чтобы можно было законно перечислять деньги «Аэрофлота» на счет зарубежной фирмы, требовалась лицензия Центробанка России. Гендиректор компании обратился за таким разрешением в ЦБ. Продавливал решение Березовский.

Авторское отступление

[page_10429.htm По одной из расшифровок телефонного разговора Березовского и управляющего ЦБ Дубинина], преданной огласке, отчетливо видно, почему управляющий, несмотря на давление заместителя секретаря Совета безопасности, тянет с выдачей лицензии. Его беспокоит, что новое руководство компании не предлагает схемы контроля за огромными средствами «Аэрофлота», которые будут концентрироваться на счету сомнительной «Андавы». Березовский в разговоре с Дубининым доказывает, что предлагаемая Глушковым схема — «абсолютной прозрачности». Но вот что он говорит несколько минут спустя уже в разговоре с Глушковым.

БЕРЕЗОВСКИЙ: — Алло! Коля! Я только что разговаривал с Дубининым, Он, конечно, п...а последняя. Но ничего. Он говорит, что у его людей есть два сорта проблем. Одна проблема — .что прозрачность схемы для них. Это какраз и не устраивает ваших людей. ([page_10429.htm Цитата] приводится с сайга газеты «Якутия».) Березовский выдал сокровенное: похоже, с самого начала финансовая схема задумывалась как непрозрачная! Если такой разговор между двумя фигурантами одного уголовного дела действительно состоялся и если его запись сделана на законных основаниях, признание Березовского поставит адвокатов Глушкова в суде в сложное положение. Им придется как-то объяснить эту предательскую фразу. А сделать это будет не так просто. Ведь реальная финансовая схема на самом деле создана так, чтобы там черт ногу сломал.

Продолжение версии следствия

Для того чтобы вести финансовые расчеты «Аэрофлота» за рубежом, достаточно было одной «Андавы». Но руководству компании зачем-то понадобилось окружать российскую авиационную компанию сонмом всевозможных фирмочек, втянув их в систему запутанных расчетов.

Например, в Москве «Андава» учреждает «Финансовую объединенную корпорацию» («ФОК») во главе с Романом Шейниным — сыном известного в прошлом советского следователя и писателя. «Аэрофлот» и «ФОК» подписывают договор, по которому «ФОК» обязуется погашать кредиторскую задолженность аэрокомпании за счет своих средств с последующей компенсацией «Аэрофлотом». Но у «ФОК» нет денег. Корпорация заключает договор на получение кредита с ирландской фирмой «Гренджленд». Но и у ирландской фирмы нет средств. Деньги берутся у «Андавы» со счета «Аэрофлота», пропускаются через «Гренджленд» и «ФОК». На этой операции, выплачивая посредникам комиссионные, «Аэрофлот», по утверждению следствия, потерял около 40 млн.долларов.

Еще почти миллиард рублей «Аэрофлот» потерял, считает следствие, под видом выплаченных «ФОК» штрафов и в виде процентной ставки по векселям.

В обвинительном заключении есть еще один эпизод, весьма неприятный для защиты. Следствию удалось обнаружить в Лозанне личные счета руководящего состава «Аэрофлота» и дружественного им главы «ФОК» Шейнина. Следствие установило всю цепочку, по которой двигались деньги, начиная с «Андавы». Точнее, с того самого консолидированного счета «Аэрофлота», куда все его представительства перечисляли до 80 процентов выручки. По распоряжению Глушкова около 3 млн. долларов вначале перечисляется компании «Руко Трейдинг» (Берн), которой владеет тот же Глушков, а уже отсюда — в банки Женевы и Лозанны на личные счета Красненкера (600 тыс.), главного бухгалтера «Аэрофлота» Крыжевской (500 тыс.), Шейнина (250 тыс.), самого Глушкова (41 тыс.).

Защита утверждает, что эти деньги — бонус, премия за напряженную и успешную работу. Мол, подобные крупные выплаты своим ответственным сотрудникам — обычная практика для западных фирм. Следствие же убеждено, что обнаружило убедительное доказательство того, ради чего действительно была изменена финансовая схема «Аэрофлота» — хищения. Кому поверит суд?

Следствие утверждает, что все гнусности в «Аэрофлоте» творились за спиной его генерального директора. «Не знал», «введен в заблуждение», «не имел умысла»... Следствию, видимо, представляется, что подчиненные манипулировали гендиректором, как хотели. Факты, собранные следствием в отношении Шапошникова, свидетельствуют о том, что маршал проявил как минимум халатность.

Сейчас дело об «Аэрофлоте» — это дело всего лишь о группе мошенников, пробравшихся в компанию и использовавших ее финансовые возможности в корыстных целях. Возможно, следствие не захотело (или ему не позволили ) рассматривать происходящее с других точек зрения, а потому и постаралось «оторвать» одних персоналий от других.

Если защита умело использует этот факт в суде, мы сможем стать свидетелями или политического скандала, или развала уголовного дела.

Побег Глушкова планировался в Креле?

О том, что у дела «Аэрофлота» политическая подоплека, говорит и детективная история с попыткой побега из-под стражи, предпринятая главным обвиняемым — Глушковым.

Глушков страдает тяжелым заболеванием крови, и потому его поместили в специализированную больницу. Разумеется, под охраной сотрудников ФСБ. В апреле прошлого года Глушков упросил охранников отпустить его на ночь домой, и те согласились. Утром обвиняемый вернулся в больничную палату. Спустя несколько дней с разрешения охраны он снова отправился домой, но едва ступил за ограду больницы, как был схвачен сотрудниками Федеральной службы безопасности. Теперь Глушков обвиняется еще и в попытке совершить побег. Уйти от этого обвинения можно лишь в том случае, если развалится в суде основное обвинение. Дело в том, что следствие располагает записью телефонного разговора, где подробно обсуждается план побега Глушкова. Речь шла о том, чтобы вывезти Глушкова на машине на Украину, а оттуда отправить его в Италию. Как выяснилось, к этому времени виза на въезд на Апеннины была получена. В таком виде обвинение и будет предъявлено Глушкову в суде. Но, как оказалось, это не вся правда. По признанию Бадри Патаркацишвили, в то время одного из руководителей ОРТ, план побега Глушкова он обсуждал с высшими чиновниками Администрации президента Путина через посредников и напрямую с Сергеем Ивановым, в то время секретарем Совета безопасности России. Патаркацишвили утверждает, что Иванов действовал по поручению Путина. Велся торг: Патаркацишвили и Березовский продают ме-диаимперию, Березовский прекращает политическую деятельность, а взамен власти отдают Глушкова.

После такого признания, сделанного публично, Генеральная прокуратура обязана была допросить всех участников «переговоров». Если бы факты, изложенные Патаркацишвили, подтвердились, Генпрокуратура должна была бы привлечь к уголовной ответственности и сотрудников администрации, и нынешнего министра обороны.

Трудно судить, так ли все было на самом деле, как излагает Патаркацишвили, но недавний пример прессинга Гусинского с помощью той же Ген-прокуратуры требует отнестись к словам медиаменеджера с определенной степенью доверия. Насколько сегодня можно судить, Генпрокуратура сделала вид, что не заметила публичного признания Патаркацишвили. Тем самым давая защите еще один серьезный повод обвинить ее в необъективном расследовании дела.

* * *

Дело «Аэрофлота» поступило в Савеловский межмуниципальный суд. Вероятнее всего, начнет слушаться не раньше начала весны.