Повестка для "неприкасаемого" чекиста

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Заместителя главы президентской администрации Виктора Иванова невозможно вызвать в суд по делу о контрабанде даже в качестве свидетеля

1146039222-0.jpg Месяц назад герой статей «Тушки стратегического назначения» и «Повестка для чекиста» Анатолий Баранов потребовал вызова в суд заместителя главы президентской Администрации Виктора Иванова. Бывший следователь по особо важным делам Северо-Западной транспортной прокуратуры захотел узнать: почему сей высокопоставленный чин принимает так близко к сердцу неприятности одесского завмага, а ныне авторитетного американского дельца Семена Кислина?

Когда Баранов шесть лет назад задержал кислинские куриные окорочка, часть которых шла вообще без декларации, а за прочие обнаружилась существенная недоплата, в Кремле началась настоящая буря. Виктор Петрович немедленно направил генеральному прокурору Владимиру Устинову письмо под номером А4-958. В письме настоятельно предлагалось «в возможно более короткий срок рассмотреть и принять решение», и оно было принято. Дело закрыли, а Баранова отправили на скамью подсудимых, где он пять с лишним годков и пребывает в ожидании приговора. Не без оснований предполагая, что появление свидетеля Иванова позволит ускорить процесс, Анатолий Борисович написал ходатайство о его вызове, которое 3 марта и передал судье Октябрьского районного суда Юрию Шишкину. Через месяц «Версия в Питере» поинтересовалась судьбой этого документа.

– В течение месяца с лишним господин Шишкин вообще не реагировал на ходатайство, – рассказал в редакции Анатолий Баранов. – У меня складывалось впечатление, что он все это время консультировался с кем-то наверху. Лишь на заседании 11 апреля он соизволил сообщить, что вызывать Иванова он отказывается, и я могу его пригласить сам.

– То есть обвиняемому предложено самому вызвать свидетеля обвинения?

– Как ни бредово это звучит с точки зрения действующего Уголовно-процессуального кодекса – да! Но это еще не все. Когда я согласился и попросил у Шишкина повестку, чтобы передать ее в Администрацию президента, он отказался, предложив сперва привести господина Иванова в суд, а потом оформить явку. Иначе как откровенное издевательство я это расценивать не могу. Впрочем, от Юрия Федоровича трудно ожидать чего-то другого. За эти годы я достаточно хорошо узнал, чего стоят его профессионализм и уважение к закону.

– Вы можете привести примеры?

– Конечно. Жалобы подсудимых не рассматриваются годами. Суд начался без полного ознакомления обвиняемых с материалами дела. Некоторые из них до сих пор не переведены на русский язык и не представлены ни мне, ни другим обвиняемым. Согласно статье 448 действующего УПК, привлечь следователя или адвоката можно, только получив от суда заключение о наличие в его действиях признаков преступления. Отсутствие же такового заключения, согласно статьям 24 и 26, влечет прекращение уголовного дела.

Странное впечатление производит и обвинительное заключение. В нем даже не указано, где я совершил преступление, в котором обвиняюсь. Единственный имеющийся адрес – улица Елизарова, 42 (адрес холодильника со злополучной курятиной), но это Невский район, а не Октябрьский! Согласно Конституции и УПК, это дело вообще не подсудно Октябрьскому суду, о чем господин Шишкин не может не знать. Тем не менее он ведет дело уже три года.

– Не складывается ли у вас впечатления, что это сделано, чтобы передать столь щекотливое дело именно данному судье?

– Никакого другого объяснения я не могу предложить. Более того, у меня есть все основания считать, что дело откровенно заказное. И я буду осужден при любом варианте. Об этом уже направлено соответствующее заявление, я неоднократно пытался дать отвод господину Шишкину. Разумеется, безуспешно.

Думаю, наверху на Юрия Федоровича могут положиться. Ведь именно судья Шишкин 13 июня 2001 года выносил постановление по событиям в Калининском районном суде 16 ноября 1999 года. Тогда находившемуся под следствием депутату петербургского Законодательного собрания Юрию Шутову изменили меру пресечения, но несогласные прокуроры вызвали СОБР, который не только обратно арестовал Шутова, но и изрядно обработал прикладами присутствовавших в зале граждан.

Пострадавший среди прочих помощник депутата Государственной думы Владимира Лисичкина Юрий Скок потребовал через Генеральную прокуратуру возбудить уголовное дело о нападении на суд. Его обращение передали в петербургскую прокуратуру, где, само собой, и завернули. (Не возбуждать же «голубым мундирам» дело против самих себя!) Настойчивый Скок написал жалобу в Октябрьский суд на отказ в возбуждении уголовного дела, и попала она как раз к нашему герою.

– Жалобу рассмотрели в рекордно короткий срок – всего за полтора месяца, – вспоминал Юрий Скок. – Не использовав все имеющиеся в деле материалы, Юрий Федорович отказался удовлетворить жалобу. Он даже не задался вопросом о правомерности применения оружия против гражданских лиц! Практически не был принят во внимание ряд свидетельских показаний. Например, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела говорится, что следователь городской прокуратуры Алексей Дудкин и сотрудники РУБОП «не имели возможности в зале заседаний вручить повестку с требованием немедленной явки Шутова Ю.Т. в прокуратуру». Тогда как даже секретарь Калининского суда госпожа Маковская утверждала, что Дудкин «к Шутову лично не подходил, никаких документов ему не вручал и ничего не объявлял, хотя, на мой взгляд, имел такую возможность».

Мало того, зная текст постановления прокуратуры, где отмечается, что «сотрудники правоохранительных органов свои действия объясняют незаконным решением суда», Юрий Федорович своим отказом удовлетворить жалобу оставил его в силе! То есть, согласно созданному им прецеденту, любой высокопоставленный чин, столкнувшись с неугодным решением суда, может не заморачиваться с кассацией, а решать проблему, послав хлопцев с автоматами!

А наверное, такие служители Фемиды нам и нужны? Видимо, суть строящейся сейчас системы как раз в окончательном разделении граждан России на неприкасаемых, которых опасно приглашать даже в свидетели, и прочих, коих можно хоть вопреки решению суда в каталажку тащить, хоть прикладом по черепу лупить. Наверное, найдутся особо романтические патриоты, испытывающие чувство глубокого удовлетворения, что среди неприкасаемых выросла доля людей с простыми славянскими фамилиями типа Иванов. Но лично мне совершенно наплевать, кто по паспорту субъект, безнаказанно обделывающий свои делишки за мой и государственный счет. Не говоря уже о том, что гордо называвший себя «вторым-третьим человеком в государстве» Семен Захарович Кислин – отнюдь не ариец.

Юрий Нерсесов

Оригинал материала

«Версия в Питере» №15 от origindate::17.04.2006