Повесть о "любвеобильном" человеке

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::31.03.2005

Повесть о "любвеобильном" человеке

Сердце министра большое, как у теленка. И аппетит соответствующий

Андрей Северин

Converted 18568.jpg К Сергею Оттовичу Франку, одному из самых долгоживущих российских политиков, первая любовь пришла в самом романтическом возрасте – аккурат к семнадцатилетию. Это была любовь к морю, и она осталась с ним навсегда. Как пришел он в 1977 году курсантом в Дальневосточное Высшее инженерно-морское училище, так и следовал дальше неуклонно по лону вод. В 1983 году окончил курс с отличием по специальности «инженер-судоводитель» и остался в родном учебной заведении – трудиться секретарем комитета ВЛКСМ. Через семь месяцев 23-летний выпускник стал заместителем начальника училища. В 1989 году Франк перешел в Дальневосточное морское пароходство (ДВМП) на должность начальника внешних сношений… Любовь, одним словом. Правда, с небольшим перерывом – настало время повысить квалификацию. Закончил Высшую коммерческую школу при Всесоюзной академии внешней торговли – это стало его второй любовью, ничуть не мешающей первой. Затем поступил на юридический факультет Дальневосточного университета. В следующем году прошел курс обучения в Университете транспорта и связи (г.Марсель, Франция – ездил, как вы уже догадываетесь, морем). В августе 1991 года был назначен заместителем генерального директора ДВМП по экономике; в этой должности работал и после преобразования пароходства в акционерное общество. В 1995 году – заместитель генерального директора Дальневосточного морского пароходства. И почти сразу – заместитель директора Департамента морского транспорта Минтранса РФ. А чуть позже – первый заместитель министра этого же министерства. Через год – министр.

Вы чувствуете, сколько моря в жизни у человека? Так-то, первая любовь – она не ржавеет. А сколько коммерции, сколько новых возможностей! Эти две любви столь тесно переплелись между собой, что произошел синтез. Новых качеств у Сергея Оттовича обнаружилось сразу два: умение выйти сухим из любой экономической лужи и умение выжать досуха любое предприятие, связанное с морской водой. Любовь оказалась счастливой, взаимной. Франк пронес ее через всю жизнь, щедро распространяя любовные флюиды на всех встречных, вызывая бурный, иногда загадочный даже отклик.

Боже, какая любовь разгорелась у молодого чиновника, приехавшего покорять Москву, с Морским акционерным банком! Знаки внимания лились золотым дождем. Банк выделил ему машину с водителем и оплачивал мобильный телефон, отремонтировал и обставил мебелью кабинет. Даже купил трехкомнатную квартиру и после евроремонта продал ее Франку задешево, себе в убыток. Причем покупал квартиру Сергей Оттович на беспроцентную ссуду в 78 тысяч долларов, полученную в том же Морбанке. И любовь банкиров выражалась не только в «борзых щенках», но и в наличных. Всем известно, что банк делает деньги на том, что берёт их под малые проценты и отдаёт под большие. Здесь всё происходило с точностью до наоборот. Морбанк выдавал морскому чиновнику Франку беспроцентные кредиты, клал их к себе же на счет, но уже под проценты. А как подойдёт срок расплаты, так любимец банкиров снимал нерастраченные деньги со счёта и возвращал их, а навар брал себе. Деньги, получается, даже не трогались с места – а человека кормили! Вот это взаимность, даже завидно…

Ну, да как не любить такого человека? Коллегу, да еще – что греха таить – члена наблюдательного совета банка. В отличие от разных там подведомственных Минтрансу предприятий, которые владели 58% акций банка и не получали по ним ни копейки дивидендов.

Весной 1997-го Центробанк, узнав о деятельности министерского чиновника на банковской стезе, счел это нарушением закона «Об основах государственной службы...» и потребовал вывести его из совета банка. Ходят слухи, что Сергей Оттович с этим проявлением нелюбви не смирился, и спустя некоторое время совладельцем банка стала иностранная фирма, неравнодушная к чиновнику. А летом 2001 года, после вмешательства Комиссии по борьбе с коррупцией Госдумы, Генпрокуратура провела проверку. И выяснилось, что за нарушение закона «Об основах государственной службы...» наказать чиновника уже нельзя – сроки вышли. Это только любви все возрасты покорны…

Столичная карьера Сергея Оттовича раскручивалась просто блистательно. Объяснить его стремительное продвижение по служебной лестнице исключительно способностями и трудолюбием вряд ли возможно. А вот любовь – она движет горами. Сначала любовь Николая Цаха – начальника морского департамента, а затем министра транспорта, давшего толчок карьере Франка. Однако, любовь не бывает без грусти – чиновник изменил старому учителю и бросился в объятия куда более мускулистые и горячие. Березовскому давно хотелось иметь своих людей в Министерстве транспорта, ведь это золотое дно. Тут тебе и флот (особенно БАБа интересовали танкеры), и порты (через Новороссийск так удобно экспортировать чеченскую нефть). А какие финансовые потоки идут через Минтранс! Использовав свои кремлевские связи, Березовский добился отстранения Цаха и назначения Франка. И когда эти два сердца нашли друг друга, тут уж пошла такая эротика, что вымолвить страшно.

Пересказывать все эти «love story» - никакой бумаги не хватит. Расскажем лишь о последнем предмете азарта чувственного экс-министра, ныне помощника премьера. Ныне он увлечен новороссийской компанией «Новошип» - стабильной, владеющей приличным количеством очень приличных теплоходов. Увлечен не лично, а через подконтрольную ему компанию «Совкомфлот» - зато, как обычно, со взаимностью. Компании хотят объединиться, но пока не знают как. Есть нестыковки.

В отличие от полностью (по бумагам) государственного «Совкомфлота», «Новошип» принадлежит государству только наполовину. В «Новошипе» работают живые люди: экипажи, команда, портовики. В «Совкомфлоте», прописанном в Москве, работает лишь несколько десятков менеджеров, направляющих потоки виртуальных денег по им одним ведомым каналам. У «Новошипа» есть собственные работоспособные корабли – в то время как подавляющая часть судов «Совкомфлота» давно плавает под чужими флагами, отданная в качестве залогов под кредиты иностранным оффшорным компаниям. Естественно, принося России в качестве налогов жалкие гроши. Собственно, это и есть главный камень преткновения. Новороссийские моряки хотят, чтобы деньги – и налоги с них – крутились здесь, на родине, помогая существовать родному городу и людям, в нем живущим. Они настаивают на равноправном партнерстве. Франк – старый солдат и настоящий мужчина – не знает слова «партнерство». Он знает слова любви, и предлагает свою компанию не иначе как в качестве жениха. «Войди в мой дом со всем, что есть у тебя, и будь покорной…» И никак иначе. Как говорил достопамятный Глеб Жеглов: здесь у него любовь, с интересом, здесь у него лежбище. Еще бы – через «Совкомфлот» за рубеж выведено активов более чем на миллиард (!) долларов. А у «Новошипа» столько симпатичных корабликов…

Как думаете, уговорит?

Новороссийские судоходы удивлены: оказывается, Сергей Оттович не любит их жен, детишек, стариков… Да где же взять такое огромное сердце, чтобы всех любить за бесплатно? К тому же эти люди мешают ему слиться в экстазе с вожделенной, очень многообещающей компанией. От любви до ненависти, знаете ли, один шаг…

Кончится ли дело свадьбой и на каких условиях – пока неясно. Ясно другое: пресловутая песенка «Любовь и бедность навсегда…» к нашему герою не относится. Есть у него заветная, с дальним прицелом мечта, любовь всей жизни – создать некий морской суперхолдинг, куда вошли бы все российские (и не только) флотские предприятия. А самому стать во главе и увенчаться лаврами нового Ллойда. В этом начинании Франка активно поддерживает его любимый друг и тезка Сергей Генералов – экс-глава Минтопэнерго и экс-депутат Госдумы, владелец 60-процентного пакета акций родного для Франка Дальневосточного морского пароходства. Для пущей солидности он даже пригласил на должность зама гендиректора ДВМП старшего сына премьер-министра России, 27-летний Петра Михайловича Фрадкова. А в любви сына к отцу едва ли стоит сомневаться. А сам Сергей Оттович, напомним, доводится отцу помощником. Прямо какая-то идиллия: все друг в друга влюблены, и кто кому (и как) раньше подставит ножку, предугадать трудно. Но вот что – не запутаться бы «Новошипу» в сем «любовном треугольнике»…

Объединение – дело, несомненно, полезное и выгодное. Но очевидно уже сейчас: под «крышей» Франка компания будет жить и недолго, и несчастливо. И умрет не в один день с «Совкомфлотом», а значительно раньше…

Такая вот любовь. До гроба.