Повесть о настоящем человеке Сергее Родионове

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Повесть о настоящем человеке Сергее Родионове

"Любил двух женщин, страдал и не мог ничего с этим поделать, в итоге сделал себе обрезание и принял ислам, чтобы стать правоверным двоеженцем"

Оригинал этого материала
© "Большой город", № 13, июль 2005, Фото: "Коммерсант", Повесть о настоящем человеке

Родионов сейчас, пожалуй, самый активный игрок на медийном рынке. Послушать его — так он уже либо «купил», либо «рассматривает вопрос о покупке», третьего не дано

Алена Лыбченко

Фото: Валерий Левитин/Коммерсант

Генеральный директор ООО "Издательский дом Родионова", бывший глава банка "Империал" Сергей Родионов

Жестокий современный мир скуп на легенды. Где Станиславский, восклицающий: «Как? Михаил Францевич?» на известие о смерти Ленина. Где Сергей Михалков, начертавший на просьбе калмыцкого драматурга о приеме в Союз пЕсателей: «В пЕ…у таких пЕсателей». Где хотя бы журналист, зашифровавший в заглавных буквах своей корреспонденции злую правду: «наш главный редактор — говно»? Куда, в какие такие города, ушел безвестный талант из «Гудка», написавший: «Он умер на любимом рабочем месте, занимаясь любимым делом», о заведующем отделом писем, скончавшемся на письменном столе в объятиях юной секретарши.

Хотя есть все-таки в нашем утлом мире средств массовой информации одна настоящая легенда. Мужчина, при виде которого, любое девичье сердце учащенно забьется, словно оно кроличье. От этого человека веет историей и февральским морозом. Зовут его Сергей Родионов, и он является главой Издательского дома Родионова.

В последние несколько месяцев мои коллеги только о нем и разговаривают. Хотя чаще шепчут, чем говорят в полный голос. Всех очень пугает перспектива оказаться в лоне его издательского дома. При этом говорят об этой перспективе с пугающей обреченностью. Рано или поздно все там будем. Последний раз я наблюдала такую безысходность в журналистах Останкино, когда им назначили Леонида Петровича Кравченко и он пообещал заменить общественно-политическое вещание «забойным футбольным матчем».

Родионов сейчас, пожалуй, самый активный игрок на медийном рынке. Послушать его — так он уже либо «купил», либо «рассматривает вопрос о покупке», третьего не дано. Сначала журнал «Домовой». Затем журнал «Компания». Присматривается к «Версии», сомнительной не только с точки зрения бизнеса, но и со всякой, какую ни возьми. Запускает BusinessWeek, который в ноябре должен появиться в киосках. И это только вершина айсберга. Ощущение такое, что ИД Родионова намерен подобрать все, что плохо лежит, а там уже «время покажет».

При этом вроде бы журналист должен радоваться, что человек такого горизонта обратил на него свое внимание. Ведь Родионов — это уже почти не человек, а сплошной миф. Читательские массы, должно быть, и не догадываются, что главное, чем мы обязаны Родионову, совсем не журналы «Профиль», «Компания» и уж тем более не Moulin Rouge — живое свидетельство помрачения издательского рассудка. Именно Родионов возглавлял банк «Империал», когда тот дарил народу «всемирную историю» с Суворовым, которому «до первой звезды нельзя», и с Тамерланом, разговаривающим с камнями. На него устраивали покушения (хотя всего одно), и он ссорился с ЛУКОЙЛом; в генеральных директорах у него — бывший высокопоставленный сотрудник Администрации Президента, в партнерах — крупнейший российский бизнесмен, в друзьях — олигархи. Думаю, и ужинает он не иначе как в «Палаццо Дукале». Родионов, явившийся в журналистику из сфер, бесконечно от нее далеких, привнес в наше богемное, в общем-то, болотце ощущение государственного размаха, причастности к «сферам».

А недавно я читала один киносценарий — сногсшибательную мелодраму про мужчину, который любил двух женщин, страдал и не мог ничего с этим поделать и в итоге сделал себе обрезание, принял ислам, чтобы стать правоверным двоеженцем. И как утверждает автор сценария, прототипом этой истории служил наш Сергей Родионов. Господи, да за таким мужчиной в огонь и воду, на полставки, без отпускных и годовых бонусов. Но трепещет журналистский мир и ужасно боится оказаться под началом Родионова.

И это объясняется очень просто. Главная добродетель издателя в глазах журналиста — его незаметность и деликатность. Страшилка, которой пугают молодых главных редакторов, — это некий мифический издатель, который требует поставить свою девушку на обложку или сделать главной темой номера какой-нибудь свой побочный бизнес. Сергей Родионов, похоже, и есть тот самый мифический издатель. Вот статья в деловом журнале «Профиль» на пять тысяч, заметьте, знаков. В городе Пермь баскетбольные болельщики теперь благодаря банку «Славянский» могут получать кредитные карточки Visa Ural Great — в честь пермского баскетбольного клуба. Эта новость, конечно, должна взволновать все круги деловой общественности и значительно увеличить читательскую аудиторию журнала. Прямо вижу эту сцену, где первая жена Сергея Родионова, Светлана Лощатова, директор банка «Славянский», отправляясь на презентацию в Пермь, впроброс просит мужа-издателя послать с ней какого-нибудь журналиста. И вот уже главный редактор «Профиля» подписывает суточные какой-то мелкой сошке, которой совершенно не в падлу написать про бизнес жены издателя.

Про вторую жену Родионова — Ольгу — журнал «Профиль» пишет, «что ей посчастливилось дважды работать с Ньютоном». Во время съемки 2003 года великий фотограф «импровизировал прямо на площадке: решительно отмел затребованные им сначала обувь и одежду известных марок и просто сказал: «Нет ничего лучше голой женщины». [page_17186.htm Конечно, нет, особенно если речь идет об Ольге Родионовой]. Впрочем, тут я уже зарвалась. Будь у журналиста цель подлизнуть начальству, он, конечно же, написал бы, что это Ньютону «посчастливилось работать с Ольгой Родионовой», — но он же не сделал этого. Тяжелую работу за него выполнил главный редактор журнала Moulin Rouge, поместивший Ольгу Родионову на обложку.

Сотрудники Moulin Rouge спешно учатся искусству шифровать заглавными буквами.