Поворот на Милицейскую

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как следователи и черные пиарщики сначала посадили за гибель ребенка невиновного человека, потом обвинили Марию Гайдар, но не заметили людей в погонах

09.07.2015

Четыре года назад на перекрестке улиц Карла Маркса и Милицейской в Кирове погиб ребенок. Память о 13-летней Алисе Суворовой поочередно осквернили следствие и суд, не ставшие вдаваться в детали дела. А затем труп ребенка в своих целях использовала пропагандистская машина.

Реально же искать человека, убившего девочку, стали только адвокат, журналисты и волонтеры. И, возможно, нашли…


Предисловие. Покончить с инсинуациями

«Дело Марины Ногиной». Так четыре года назад пресса окрестила следствие и суд по трагедии, произошедшей 20 января 2011 года на перекрестке улиц Милицейской и Карла Маркса в Кирове. В 07.40.38 утра на перекрестке была насмерть сбита 13-летняя школьница Алиса Суворова, переходившая дорогу на зеленый сигнал светофора. Несмотря на то, что ДТП произошло в час пик и людей на месте происшествия было много, свидетелей сначала не нашлось. План «Перехват» тоже не дал результатов. Лишь вечером у милиции появился свидетель, который представился очевидцем и указал на «однозначного виновника» — водителя троллейбуса первого маршрута с номером «408».

Причастность троллейбуса позже опровергалась экспертизами и показаниями других свидетелей, но в колонию, несмотря на нестыковки, отправилась именно водитель троллейбуса Марина Ногина.

Прошло 4 года. Имя Алисы Суворовой снова всплыло в прессе. Теперь в ее гибели интернет-тролли и люди, представляющиеся журналистами федеральных телеканалов, пытаются обвинить общественного деятеля Марию Гайдар. От этой версии шарахаются даже адвокаты Марины Ногиной, но тролли действуют настойчиво, публикуя все новые вбросы.

Смерть ребенка превратили в пошлый политический балаган. «Новая газета», спустя четыре года после ДТП, вновь подняла материалы дела, а адвокат Марины Ногиной — передал редакции результаты свежей экспертизы, которая с высокой долей вероятности указывает на настоящего виновника ДТП. Этим материалом мы хотим положить конец инсинуациям вокруг гибели Алисы, прекратить использование мертвого ребенка в политических играх и призвать правоохранительные органы возобновить расследование дела по вновь открывшимся обстоятельствам.


Часть 1. Почему убийца — не Ногина

Дело о гибели Алисы Суворовой запутано с самого начала. ДТП произошло в час пик, но люди на месте происшествия под протокол заявляли, что не видели момента аварии.

В поисках виновника сотрудники МВД обошли все окрестные дворы и квартиры, а также — обзвонили парки общественного транспорта. В автопарке ООО «Вятка-4» сотрудникам милиции подтвердили, что в момент аварии на перекрестке мог находиться троллейбус под управлением Марины Ногиной. В 12 часов дня Ногину сняли с маршрута и доставили на допрос в ОВД на улице Карла Маркса, недалеко от места трагедии.

Допрос, как потом рассказывала сама Марина Ногина, проходил следующим образом: молодые парни, представившиеся следователями, несколько часов угрожали ей изнасилованием, издевались и говорили, что «кишки девочки намотаны на колеса троллейбуса». Требовали признания.

В милиции тогда, в 2011 году, слова Ногиной не подтвердили, но и не опровергли. «Ее что, к батарее наручниками пристегнули?» — переспросили корреспондента «Новой» в УВД.

Ногину в тот день, 20 января, отпустили домой в 17.05. А в 20.30 состоялся допрос ключевого свидетеля обвинения — водителя автокрана Александра Владыкина, который назвался очевидцем и заявил, что видел, как девочку сбил троллейбус. Вот, выдержки из протокола допроса Владыкина:

«Подъехав к перекрестку с улицей Милицейской, я остановился, поскольку для моего направления движения горел красный сигнал светофора <…> Я увидел, что с ул. Милицейской выезжает на ул. Карла Маркса троллейбус. Поворот на ул. Карла Маркса он осуществлял медленно. К тому моменту группа пешеходов уже закончила переход. Когда троллейбус уже проехал створ тротуара, я увидел, как ему наперерез побежала девочка с рюкзаком. Она попала троллейбусу примерно под середину передней части между передними колесами и скрылась под троллейбусом. На мой взгляд, троллейбус ее колесами не переезжал. Троллейбус, не останавливаясь, уехал в сторону улицы Комсомольской. Я видел, как девочка выкатилась из-за задней части троллейбуса».

Версия, правда, оказалась абсурдной: маршрут троллейбуса № 1 не пролегает по Милицейской улице. И 22 января, спустя два дня, версию пришлось менять.

Из протокола дополнительного допроса свидетеля Владыкина:

«Я твердо убежден, что я не ошибаюсь, что наезд на девочку произошел именно троллейбусом <…> Я могу заблуждаться, что троллейбус поворачивал. Допускаю, что он шел в прямом направлении».

В показаниях свидетеля Владыкина есть еще множество нестыковок: троллейбус у него едет то на зеленый, то на красный сигнал светофора; девочка то спокойно переходит дорогу, то перебегает. Адвокат семьи Алисы Суворовой Александр Домнин в суде объяснил противоречия в показаниях Владыкина «индивидуальными особенностями и психологической устойчивостью свидетеля».

Корреспондент «Новой газеты» при подготовке этого материала позвонил Александру Владыкину, чтобы получить комментарий. Но тот отреагировал эмоционально: «Я все забыл! Не надо ко мне с этим подходить». И бросил трубку.

В деле есть еще одно «доказательство вины», на котором строилось обвинение против Марины Ногиной — морфологическая экспертиза волос, обнаруженных на арке заднего колеса троллейбуса.

Вот, что пишет на этот счет в обвинительном заключении расследовавший дело старший следователь УВД по Кировской области Дмитрий Бушков: «Доказательствами, подтверждающими обвинение, являются <…> заключение эксперта № 30, согласно которому среди объектов линейной формы, изъятой при осмотре троллейбуса, обнаружены периферические части волос с головы человека. При сравнении их с образцами волос с головы Суворовой А.И. выявлено сходство по цвету и строению коркового вещества. Данных, позволяющих исключить происхождение волос от Суворовой А.И., не получено».

Цитата из экспертизы верная. Однако морфологическая экспертиза, что и следует из заключения, — может лишь исключить, либо не исключить принадлежность волос конкретному человеку. Для определения принадлежности волоса необходимо проводить экспертизу ДНК. Этого сделано почему-то не было.

Версия о том, что девочку сбил троллейбус, рассыпалась сразу же, как дело вышло за пределы региона. Ее опровергли и в 111-м Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России. Эксперт Сергей Леонов в своем заключении сообщил следующее:

«При наезде троллейбуса пешеход должен получить повреждения с силой не менее 171,5 Н. Отсутствие повреждений на голове Суворовой А.И. полностью исключает возможность наезда на нее транспортного средства с фургонной компоновкой кузова. Такая сила удара приводит к образованию ссадин, кровоподтеков, ран и переломов. Таких повреждений на голове Суворовой А. нет.

Повреждение на правом бедре и области таза на теле Суворовой А., характерно для накатывания колеса на тело при переезде длиной 50 см, что не соответствует ширине задних спаренных колес троллейбуса (60 см).

Проведенное моделирование травмы показало, что наезд на пешехода Суворову А. произвело транспортное средство с капотной (понтонной) компоновкой кузова».

Любопытный факт — следствие не стало проводить исследование одежды Алисы Суворовой.

— Причина, думаю, в том, что покрышки, отпечатавшиеся на одежде, произведены фирмой Kumho, — говорит председатель Союза экспертов России «АС» Юрий Антипов. — А эта фирма делает покрышки для легковых автомобилей.

Но какой же автомобиль мог сбить Алису Суворову? И зачем его покрывать?


Часть 2. Гайдар

Сомнения в том, что виновником ДТП была водитель троллейбуса, жители Кирова начали высказывать сразу. Но без конкретных имен.

Лишь в июле 2011 года в контексте ДТП зазвучала фамилия зампреда правительства Кировской области Марии Гайдар. Версия о том, что бывшая чиновница сбила девочку, а через полгода — «скрылась в Гарварде» (Мария Гайдар действительно уехала учиться в Гарвард в июне 2011 года) «в народе» жива до сих пор, более того — сегодня к раскрутке этой версии подключились люди, представляющиеся сотрудниками федеральных телеканалов.

В феврале журналист Мария Эйсмонт сообщила в фейсбуке, что ее супругу, бывшему главреду газеты «Вятский наблюдатель» Сергею Бачинину, звонили с «Первого канала» и просили рассказать о причастности Гайдар к ДТП.

— Это были журналисты малаховского ток-шоу, — рассказал Бачинин «Новой». — Да, модальность их вопросов была такой: дать показания против Гайдар.

«Новая газета» не стала исключать версию о причастности Марии Гайдар к ДТП и решила ее проверить. Начали с того, что установили первоисточник информации. Результат оказался неожиданным. Первый раз фамилию Гайдар в контексте ДТП, судя по архивам Google, 27 июля 2011 года употребил не кто-то из комментаторов на кировских форумах, а издание «Правда.Ру». Издание весьма специфическое: радикально прокремлевское, да еще и склонное к скандалам. Заголовок про причастность Гайдар к гибели Алисы Суворовой звучал так: «Блогеры обвиняют Марию Гайдар: насмерть сбила девочку и уехала в Гарвард». Однако ссылка на блогеров выглядит надуманной: подобных обвинений, опубликованных до 27 июля 2011 года в кировских блогах и форумах в кэше Google не сохранилось.

Следом за «Правдой.Ру» информацию о возможной причастности Гайдар к ДТП опубликовало еще одно специфическое издание — Politonline.

И вот после этого версия о причастности Марии Гайдар к гибели Алисы Суворовой действительно получила жизнь.

Первой ее опровергла помощница Гайдар Ирина Меркушева, рассказавшая СМИ, что в тот день вместе с зампредом ездила в командировку в Мурашинский район. По словам Меркушевой, когда они с водителем приехали за Гайдар, «на часах еще не было восьми», но Мария Егоровна не была готова выезжать, так как «только что проснулась».

— Она любила поспать утром подольше, потому как по натуре сова — ложилась поздно. И, как правило, на ранние поездки за ней надо было приезжать, чтобы разбудить. Так было и в то утро, — свидетельствует Меркушева. По ее словам, подождав, пока Мария Гайдар соберется, они в 8 часов вышли из подъезда, сели в автомобиль и поехали. ДТП, напомним, произошло в 07:40.

«Новая газета» запросила в Правительстве Кировской области маршрутный лист служебного автомобиля, на котором передвигалась Гайдар в день аварии. Из документа следует, что автомобиль зампреда не пересекал перекресток улиц Карла Маркса и Милицейской. Он проследовал по маршруту: Октябрьский проспект (Гайдар жила в доме № 155 по этой улице) — ул. Московская (Дом правительства) — ул. Воровского — ул. Ленина и выехал за пределы Кирова.


Часть 3. Кто виновник?

Расследование ДТП на перекрестке Карла Маркса и Милицейской стало одним из самых резонансных для Кирова за последние годы. Им занималось не только официальное следствие (которое, откровенно говоря, просто подгоняло решение под результат), но и неравнодушные граждане. И вот в 2015 году один из них, летчик по профессии, предоставил адвокату Марины Ногиной Валерию Рылову свою версию произошедшего.

Летчик, пожелавший остаться для прессы анонимным (его фамилия редакции известна), проанализировал запись с камер видеонаблюдения, расположенных на соседнем с местом ДТП перекрестке (эту запись анализировали и следователи, она — единственный видеоматериал в деле).

— Версия настолько похожа на правду, что я передам материалы в МВД для возобновления расследования по вновь открывшимся обстоятельствам, — рассказал «Новой» адвокат Валерий Рылов. — Человек четко показывает: вот эта машина, которая сбила ребенка; вот она выезжает, вот — оказывается на встречной полосе за секунду до ДТП. Версия полностью согласуется с результатами экспертиз, которые показали, что девочку сбил легковой автомобиль, двигавшийся по встречной полосе (заключение Кировского областного бюро СМЭ № 134. — И.Ж.).

Анонимный летчик действительно увидел на видеозаписи то, чего не смог заметить расследовавший дело майор юстиции Бушков.

MarNog042.jpg

В 07.40.20, то есть за 18 секунд до трагедии, на проезжую часть из арки дома № 167 по улице Карла Маркса выезжает автомобиль.

MarNog045.jpg




В 07.40.31 он выезжает на правую полосу

MarNog047.jpg



Далее автомобиль движется с ускорением. Но в 07.40.35 другой транспорт, движущийся по его полосе, начинает замедляться (так как зажигается красный сигнал). Подозрительный же автомобиль выезжает на встречную полосу, что отчетливо видно в 07.40.37, за секунду до трагедии.

— Почему же кто-то стал его покрывать? — спрашиваю я адвоката Рылова.

— А что за адрес Карла Маркса, 167? — переспрашивает он. — Управление безопасности и противодействия коррупции УМВД.

Этот фактор и исследование анонимного летчика удивительным образом перекликаются с показаниями двух свидетелей — сотрудников ГИБДД, прибывших на место аварии через 7 минут после случившегося.

Из показаний свидетеля Некрасова Е.С.: «Прибыв на перекресток ул. К. Маркса с ул. Милицейской, я увидел скопление людей <…> Рядом с девочкой находился сотрудник милиции, одетый в серую форменную одежду. Принадлежность к какому-либо подразделению данного сотрудника милиции я определить не сумел <…> Я направился к пострадавшей девочке. Но почти сразу ко мне подошел второй сотрудник милиции, одетый в такую же серую форменную одежду, как и сотрудник милиции, находящийся рядом с лежащей девочкой. Принадлежность подошедшего ко мне сотрудника милиции я также не определил <…> данный сотрудник милиции пояснил, что люди, находящиеся рядом с пострадавшей девочкой, не являются очевидцами данного дорожно-транспортного происшествия и не видели, при каких обстоятельствах получила травмы девочка».

Показания Некрасова подтвердил и прибывший с ним на место инспектор ДПС Митин Е.В.

Впоследствии стоявшие на месте ДТП сотрудники неизвестного подразделения милиции судом и следствием не допрашивались. Даже попыток найти их следствие не предприняло.

— Есть информация о том, что в машине, сбившей Алису Суворову, сидел человек в звании полковника МВД, — говорит Валерий Рылов.

— Но почему следствие его покрыло? — спрашиваю я.

— Вспомните, 2011 год — год переаттестации милиции. Как думаете, прошел бы переаттестацию бывший тогда начальником УМВД по Кировской области генерал Вячеслав Бучнев (ныне покойный. — И.Ж.), если бы стало известно, что его люди насмерть сбили ребенка на встречной полосе, да еще и скрылись с места происшествия?

«Новая газета» направит запрос в МВД и прокуратуру с приложением всех материалов, на которых основана данная публикация, и просьбой направить дело о гибели Алисы Суворовой на новое расследование по вновь открывшимся обстоятельствам.

Ссылки

Источник публикации