Повторит Ли Красноярский Край Судьбу Приморья?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Первое, что предпринял вступивший в должность губернатора Красноярского края Александр Хлопонин — собрал совещание по вопросам готовности региона к продолжительной и суровой сибирской зиме. Как оказалось, сложившаяся ситуация немногим лучше, чем была два года назад в Приморье. После того как в августе новый хозяин «Красугля» — входящий в группу МДМ холдинг СУЭК «Байкал-уголь» поднял цены на горную продукцию с 90 до 132 рублей за тонну, а компания «Красэнерго», соответственно, потребовала очередного повышения тарифов на свои услуги, в крае наметился серьезный энергетический кризис.

Специалисты-коммунальщики, еще начиная с сентября, предупреждали местные власти о том, что к холодам могут встать котельные и ТЭЦ.Рост цен на красноярский уголь, который грозит перейти в непрерывный и неуправляемый процесс, сопровождается увольнениями шахтеров и падением угледобычи в разрезах, судьба многих из которых вообще оказалась под вопросом. Так, новые владельцы «Красугля» реализовали ранее принадлежавшие этой компании акции Назаровского, Березовского и Бородинского разрезов всего за 750 тысяч рублей. Однако ни представителям краевой администрации, ни депутатам Законодательного собрания так и не удалось выяснить, кто является покупателем этих угледобывающих предприятий. Еще на летней итоговой пресс-конференции в офисе «Красугля» вице-президент ЗАО «Группа МДМ» Андрей Шторх и президент СУЭК «Байкал-уголь» Олег Мисевра без обиняков заявили, что сделка состоялась в соответствии с законом, а разглашать ее коммерческие подробности — депо лишнее.

Но самым болезненным для Красноярского края событием в нынешней энергетической драме стало то, что краевая администрация полностью потеряла контроль над некогда крупнейшей в стране «Красноярской угольной компанией», активы которой перешли в филиал СУЭК «Байкал-уголь» — компанию «Красноярск-СУЭК». По признанию главы комитета по управлению госсобственностью на территории края Вячеслава Гудкова, это означает, что краевая администрация утратила рычаги влияния на ценообразование в угольной отрасли региона.

Это опасный прецедент, предупреждение о котором еще в прошлом году прозвучало в докладе аудитора Счетной палаты (СП) Михаила Бесхмельницына, посвященном состоянию угольной промышленности РФ. «В процессе реализации мероприятий по реструктуризации угольной отрасли возникла угроза потери сырьевой независимости металлургического комплекса в части его снабжения коксующимися углями», — говорится в отчете СП. Сказано еще год назад, но как будто о нынешней ситуации в Красноярье, где за долгими предвыборными баталиями как-то отодвинулась на второй план очевидная истина: богатейший край контролирует вовсе не та финансово-промышленная группа, чей кандидат прошел в губернаторы, а та, что сумела овладеть стратегическими сырьевыми энергоресурсами, полностью оттеснив от управления угольной отраслью местную впасть.Теоретически администрация Красноярского края еще распоряжается 18 процентами «Красугля», переданными по весне в доверительное управление аффилированной с группой МДМ компании «Милком-инвест». Однако проблема в том, что от «Красугля» фактически осталась, как невесело шутят в крае, доска почета с фотографиями заслуженных угольщиков, скромный офис да Герой Социалистического Труда — бывший директор КУК Виктор Гуськов.

История о том, как Красноярье лишилось угольной компании, уже стала притчей во языцех не только в крае, но и в Москве: недавно узнавшие о теневом переделе собственности в угольной отрасли красноярские парламентарии кому только не направляли обращений с просьбами посодействовать в возвращении госсобственности — и к генеральному прокурору Владимиру Устинову, и к главе Совбеза Рушайло, и в Мингосимущество РФ, и лично к президенту Владимиру Путину.Однако разобраться в хитросплетениях угольной политики оказалось непросто даже на самом верху вертикали власти. Тем более что по всей логике администрации Красноярского края полагалось бы нынче владеть 44 процентами акций «Красугля», причем не номинального, а со всеми его прежними активами: это следует из условий инвестиционного договора, заключенного еще в 1999 году с объединением «КАТЭК-инвест». Согласно этому договору, после осуществления мероприятий по финансовому оздоровлению угольной компании «КАТЭК-инвест» в феврале нынешнего года был обязан к 18, 6 процента угольных акций, находящихся в собственности краевой администрации, передать еще 25-процентный пакет. Что и было сделано: соответствующий документ спикер Законодательного собрания Александр Усс продемонстрировал своим коллегам еще на последней пред-каникулярной сессии краевого парламента 30 июля. Однако наряду с этим документом Усс представил и еще один — о том, что региональный комитет по управлению госимуществом… отказался зачислить этот 25-процентный пакет на баланс краевой администрации. Этот пакет автоматически вернулся в «КАТЭК-инвест», которая к тому времени поменяла собственника и стала принадлежать СУЭК «Байкал-уголь», входящей в группу МДМ.Оставшиеся же после этого у краевой администрации 18, 6 процента акций «Красугля» по решению покойного губернатора Александра Лебедя были переданы в доверительное управление той же группе МДМ — правда, посредством управляющей компании «Милком-инвест». В результате, суммировав активы «КАТЭК-инвеста» и «Милком-инвеста», холдинг СУЭК «Байкал-уголь» и группа МДМ стали полноправными хозяевами «Красугля», сконцентрировав без малого 80 процентов акций этой угледобывающей компании.Все попытки оспорить в судебном порядке законность этих сделок, а также предпринятую группой МДМ последующую допэмиссию акций «Красугля» и перепродажу акций угольных разрезов, для чиновников краевой администрации окончились неудачей. Но самым громким скандалом в красноярской угольной драме стала передача 76 процентов акций «Красугля» в собственность некого ОАО «Федеральная инвестиционная палата», которое, согласно документам, было зарегистрировано в Петрозаводске. Как выяснили сотрудники Южно-Сибирского управления по антимонопольной политике, возбудившего дело о нарушении законодательства при передаче пакета акций «Красугля», соответствующие изменения в реестр компании были внесены еще 1 апреля 2002 года. Это свидетельствовало о том, что юридически на группу МДМ записано лишь 18, 6 процента акций «Красноярской угольной компании», переданных в доверительное управление. Остальные же акции сотрудникам ЮСТУМАП пришлось искать в Карелии. Но тщетно: по указанному адресу ОАО «Федеральная инвестиционная компания» обнаружено не было. В связи с этим обстоятельством руководство Южно-Сибирского управления по антимонопольной политике прекратило дело об акциях «Красугля».Между тем руководители СУЭК «Байкал-уголь» и группы МДМ уже и не скрывают, что подконтрольная им компания — призрак «Федеральная инвестиционная палата» являлась лишь номинальным держателем 76 процентов переданных ей угольных акций, а на деле же представляла интересы нерезидентов — оффшорных фирм, количество которых постоянно меняется.

Иными словами, активы бывшей госкомпании «Красуголь» преспокойно и формально законно оказались выведены за пределы Российской Федерации. В сухом остатке угольные дивиденды в Красноярье распределились, как в известной сказке про Ивана-дурака, оставшегося на бобах в то время, как старшие братья разбогатели и получили царские грамоты. И впрямь — группа МДМ вошла в роль безальтернативного законодателя цен в угольной отрасли региона, активы теперь уже бывшего «Красугля» — в дальних оффшорах, президент СУЭК «Байкал- уголь» Олег Мисевра удостоился звания лучшего российского топ-менеджера в энергетической отрасли и медали «За освоение Кузбасса» третьей степени. Красноярцы же остались и без угля, и без денег за угольные акции. А теперь под большим вопросом — еще и тепло в квартирах грядущей зимой.Фото:- Группа МДМ: сколько дров наломали — хватит ли угля, чтоб рассчитаться?

Павел КОРНЕВ

Московская правда origindate::06.11.2002.