Погоны за рублем

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Русский Newsweek", origindate::16.05.2010, Фото: Vladimir Demidov

Погоны за рублем

Бизнес вынужден экономить, а в МВД идет сокращение штатов. Милиционеры поднимают расценки

Андрей Гридасов, Павел Седаков
Compromat.Ru

Они почти договорились. Оперативники главного управления МВД по Центральному федеральному округу Карен Манукян и Аркадий Латыпов приехали на встречу с коллегами из ОВД «Барвиха» с тремя своими знакомыми-кавказцами. Знакомые оказались профессиональными ворами-карманниками. Барвиха — рай для щипачей: состоятельная публика, фешенебельные рестораны, дорогие бутики. За то, чтобы работать на территории, воры готовы были отдавать сотрудникам ОВД «Барвиха» половину прибыли.

Карманники были согласны на компромиссы. Пообещали, например, что если им под руку попадется высокопоставленный чиновник, сотрудник МВД или ФСБ, то украденный бумажник они подбросят назад владельцу. Но развернуться ворам не дали. Департамент собственной безопасности МВД арестовал Манукяна и Латыпова при передаче милиционерам аванса — 70 000 рублей.

В центре Москвы карманники чувствуют себя гораздо свободнее. «Отделения милиции завалены заявлениями людей, которых обворовали в “Охотном Ряду”, ГУМе, “Атриуме” и “Европейском”», — рассказывает сотрудник столичной прокуратуры. Воры ходят в торговые центры как на работу — их уже знают в лицо продавцы, охранники и сыщики угрозыска. Такое возможно только в одном случае, продолжает прокурор, — если их крышует милиция.

Для российских правоохранительных органов наступили непростые времена. Во-первых, экономический кризис сильно ударил по кошелькам предпринимателей, и те пытаются снизить ставки любой неформальной ренты. Во-вторых, реформа. В милиции идут сокращения — пусть не массовые, но уверенности в завтрашнем дне поубавилось у всех. Приходится искать, как заработать на черный день.

«Апатия и потеря всех ориентиров» — так характеризует ситуацию в МВД директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина. По ее мнению, милиционеры дезорганизованы, земля горит под ногами, а центр не может четко объяснить, как жизнь будет устроена завтра и послезавтра. Соблазны возникают сами собой. «Когда сотрудники понимают, что их уволят, напоследок они стараются заработать себе денег на будущее», — объясняет один из следователей Следственного комитета по Москве, расследующий преступления сотрудников милиции.

Цены растут

Милицейский бизнес сжимается, как шагреневая кожа. В апреле были расформированы подразделения по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка. Незадолго до этого, рассказывают коммерсанты, милиционеры зачастили на рынки и в магазины, собирая с них повышенный оброк. «Мы всегда говорили, что это подразделение давно нужно было расформировать, потому что не должны милиционеры заниматься потребительским рынком», — говорит один из лидеров Всероссийского движения «За честный рынок» Роман Жигульский.

Такое уже было. Когда распускали борцов с оргпреступностью, знаменитые УБОПы, оперативники тоже напоследок обходили свои территории. «У моего друга, крупного дилера на рынке кондиционеров, дважды устраивали “маски-шоу”, — рассказал Newsweek бывший высокопоставленный милиционер. — Ничего не нашли, но он все равно “двадцаточку” ($20 тыс. — Newsweek) отдал, чтобы спокойно работать».

Предприниматель Владимир Романов с октября 2009 года сидит в СИЗО. Его обвиняют в незаконной банковской деятельности и легализации — типичный «набор» уголовных статей для российского бизнесмена. «Нам открытым текстом следователь сказала, что это милицейский заказ», — говорит мать обвиняемого Елена Романова. По ее словам, семь месяцев следствие практически не велось, зато с завидной регулярностью выдвигались предложения освободить сына из-за решетки. «Сначала запросили €700 000, потом сумма выросла уже до €1,2 млн. При этом дело закрыть не обещали, — сетует Newsweek Романова. — Сын сказал, что платить не будет и лучше отдаст бизнес государству, чем милиционерам».

В последнее время милиционеры резко подняли расценки, утверждают эксперты. «Если раньше инспектор ГАИ просил максимум 3000 рублей, то теперь в уголовных делах о должностных преступлениях фигурируют суммы в 60 000–80 000 рублей», — рассказывает адвокат Владимир Калиниченко.

Уровнем выше — все то же самое. Если раньше за отказ в возбуждении уголовного дела оперативники просили $50 000, теперь — $300 000, подтверждает сотрудник Следственного комитета прокуратуры. В апреле в Москве по обвинению в получении крупной взятки была арестована начальник отделения Главного следственного управления при ГУВД Московской области Эмма Новикова. Следствие считает, что за решение вопроса по одному из уголовных дел она получила от родственников обвиняемых взятку в $400 000, а потом потребовала еще $500 000.

Четкая специализация

У обменного пункта на Ленинском проспекте стоял дюжий омоновец. В форме, при оружии. Его заметили сотрудники департамента собственной безопасности МВД, проверили документы и поинтересовались, чем он занимается в рабочее время. «Да вот, охраняю», — стушевался боец. Так началась одна из крупных операций по борьбе с теневым милицейским предпринимательством.

Командир отряда ОМОНа московского УВД на транспорте полковник Анатолий Сивокоз и его заместитель Гаяр Мустафин занялись нелегальным охранным бизнесом. Под защиту брали офисы, коммерческие структуры и бизнесменов. В конце каждого месяца за незаконную охрану только двух обменных пунктов банка «Холдинг Кредит» омоновцы получали 200 000 рублей, рассказывает Newsweek старший помощник прокурора Московско-Ярославской транспортной прокуратуры Вячеслав Пустынников. При этом сам Сивокоз из этой суммы получал 25 000 рублей в месяц.

Кроме обменных пунктов, омоновцы охраняли предпринимателей и звезд шоу-бизнеса. Личная охрана оценивалась в сумму от $300 в сутки. «Это считалось престижно — здоровяк-омоновец в форме и с оружием», — говорит собеседник Newsweek в прокуратуре. По делу проходили восемь сотрудников, но следствие полагает, что зарабатывали таким образом не менее ста сотрудников. По самым приблизительным подсчетам, руководство отряда нелегально заработало 5,6 млн рублей. На суде Анатолий Сивокоз заявил, что они охраняли пункты обмена валюты в нерабочее время, а он лично никакой прибыли не имел. Суд решил иначе, и командир отряда получил три года колонии-поселения.

«Система давно отработана, и охрана торговых точек — лишь один из видов заработка», — подтверждает собеседник Newsweek в прокуратуре. У каждого милицейского подразделения есть четкая специализация. Оперативники экономических подразделений собирают дань с бизнесменов и аферистов, сыщики угрозыска — с автоугонщиков, воров и мелких грабителей, сотрудники подразделений общественной безопасности — с мигрантов и проституток, а борцы с наркотиками — с наркоторговцев. Зарабатывают даже на своих. Оперативник столичного УСБ и главный сыщик угрозыска ОВД «Красносельский» вымогали взятки в $40 000 у коллег из ОВД «Якиманка», подозреваемых в махинациях со служебной отчетностью.

«Налоговика (сотрудника отдела по расследованию налоговых преступлений. — Newsweek) не заставишь крышевать притон — он лучше рейдернет строительную компанию», — объясняет руководитель центра «Аналитика и безопасность» Руслан Мильченко. По его мнению, реформы в МВД на левых заработках не отразились: «Все осталось как есть — теневой бизнес невозможно запретить решением сверху. Но можно сделать так, чтобы сотрудники аккуратнее себя вели и не попадались». За провинности подчиненных начальство теперь отвечает головой. Лидер столичного милицейского профсоюза Михаил Пашкин подтверждает, что сотрудников предупредили: «Сказали открытым текстом: кто будет крышевать — сядет».

Дошло не до всех. Генерал МВД Игорь Демин курирует в России борьбу с проституцией. Его сын Николай Демин и сослуживец Николая Валерий Григорян, оперативники столичного ОВД «Пресненское», оказались замешаны в крупном скандале. Следствие утверждает, что они взяли под «крышу» столичный бордель на улице Красина, обещая девушкам защиту и покровительство за 45 000 рублей в месяц. Теперь их обвиняют в мошенничестве.

На днях в отставку был отправлен начальник УВД по Центральному московскому округу генерал-майор Петр Павлюк. Одна из причин — многочисленные скандалы в подразделениях на местах. Чаще других в криминальных сводках упоминалось столичное ОВД «Пресненское». Дурная слава тянется за ним с тех пор, как в 2004 году в ОВД на допросе забили насмерть отставного петербургского моряка-подводника Александра Пуманэ. Недавно была задержана целая группа оперативников с «Пресни». Одни крышевали разбойников, которые охотились на банковских инкассаторов, другие опекали проституток, третьи — воров-домушников.

Крышевание — распространенный, но не единственный бизнес правоохранителей. Иногда они проявляют изобретательность. На прошлой неделе в Жуковском сроки от шести до одиннадцати лет получили семеро сотрудников линейного управления внутренних дел (ЛУВД) на станции Москва-Киевская. Милиционеры похитили цыгана Руслана Вишнякова и требовали у родственников за его освобождение $150 000. Потом снизили сумму выкупа наполовину. «Действовали очень дерзко, не стеснялись открыто вымогать деньги по телефону», — говорит Newsweek Елена Легкова, старший помощник прокурора Московско-Смоленской транспортной прокуратуры. Начальству милиционеры-похитители заявили, что проводят операцию против цыганского наркобарона. «Срубим либо “палку”, либо деньги», — объяснил коллегам смысл операции организатор акции. Потом начальнику ЛУВД пришлось уйти с работы.

Растет количество заказов от бизнесменов и адвокатов на оперативную разработку интересующих их людей. Оперативники могут организовать слежку, сбор информации, прослушку, детализацию звонков и sms-сообщений. По словам источника Newsweek в столичном следственном комитете, только один день прослушки приносит милиционеру от $1000 до $10 000. Сотовые компании дают разрешение на прослушку лишь с санкции суда, но получить ее несложно. «Оперативники заявляют, что, по данным их агентуры, человек мог совершить преступление — и его телефон ставится на прослушку», — рассказывает сотрудник Следственного комитета. Но на проверку выясняется, что большинство таких «агентов» — вокзальные бомжи. Выявить «заказы» технически сложно — обычно к прокурору стоит очередь из 20 оперативников, у каждого из которых список из 50 телефонов.

Не от хорошей жизни

Compromat.Ru

С каждым днем честным милиционерам все труднее бороться с искушением. Криминал остро чувствует уязвимость системы, преступники открыто несут деньги, признаются сами милиционеры. Житель Воронежа Артур Гольченко пришел в кабинет к начальнику подмосковного ОВД «Мосрентген» Айвазу Насибову, на территории которого находится торговый комплекс «МЕГА–Теплый стан», и предложил ему 20 000 рублей в день за покровительство ворам-карманникам. При передаче денег посредник был задержан и оштрафован судом на 400 000 рублей за покушение на дачу взятки.

Обычный оперативник никогда не заработает на гражданке столько, сколько он может заработать в форме и с дубинкой в руках. Поэтому люди цепляются за работу до последнего, объясняют собеседники Newsweek. Впрочем, система может позаботиться даже о бывших сотрудниках — если они поднялись высоко и успели наработать нужные связи. Один из милицейских генералов, лишившийся должности после скандала с майором Денисом Евсюковым, руководит сейчас столичным банком.

Милиционеры рангом поменьше вынуждены довольствоваться малым. 41-летний полковник милиции Александр К. после службы наспех ужинает, переодевается и идет в ночной клуб в центре города. С 22.00 до 6.00 этот боевой офицер работает вышибалой. Полторы тысячи рублей за ночь. А утром не выспавшийся и злой снова идет на службу. Не от хорошей, говорит, жизни. Подрабатывают на стороне практически все его коллеги — на скромную милицейскую зарплату семью не прокормишь. Многие сослуживцы ушли в теневой бизнес — каждый по своей специализации. У Александра трое детей, и с криминалом он связываться не хочет. Пока подрабатывает легально, хотя и с ущербом для службы.