Погоня за тенью

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


 

Злоключения агрохимической корпорации «Азот»

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::02.10.2003

Погоня за тенью

Казалось бы, зачем «Газпрому» непрофильные активы и виртуальные предприятия?

Валерий Чеканхин,
директор Института межкорпоративной
экономической безопасности

Converted 15112.jpg

Материал, напоминающий скорее «заявление для печати» (это такой жанр современной экономической полемики), поступил в редакцию вместе с целой кипой документов, иллюстрирующих размышления автора о злоключениях агрохимической корпорации «Азот».

И хотя об обострившейся в последнее время борьбе за активы «Азота» сообщалось не раз, в том числе и в «Новой газете», мы решили вернуться к теме. В этой истории есть новые, достаточно неожиданные повороты, а внимательный читатель сможет лучше понять подоплеку очередного передела собственности и мотивы его действующих лиц.

Титов и компания

Агрохимическая корпорация «Азот» (первое название — «Агрохимпромхолдинг»), в состав которой входят несколько предприятий химической промышленности, была создана летом 2000 года в форме закрытого акционерного общества. Учредителями ЗАО стали две компании — стопроцентная «дочка» «Газпрома» ООО «Межрегионгаз» и финансово-промышленная группа «Интерхимпром», основным владельцем которой является ныне формально отошедший от дел корпорации член бюро РСПП Борис Титов. Приглашение к сотрудничеству «Интерхимпрома» тогда удивило многих, так как группа уже имела опыт, причем весьма сомнительный, управления химическим производством. В частности, в свое время «Интерхимпром» фактически довел до банкротства череповецкое ОАО «Азот», контрольным пакетом акций которого управлял с 1994-го по 1997 год. Тогда результатом некомпетентных, как считается, действий управляющей компании стали плачевное состояние предприятия и долг более чем в 730 млрд неденоминированных рублей.

Но одно дело — управлять производством, другое — капиталом. При учреждении «Азота» «Интерхимпрому» за счет ряда операций с акциями и привлечения новых участников удалось даже искусственно завысить свою долю, что позволило частной компании получить контроль над корпорацией, а ее президентом стал владелец «Интерхимпрома» Борис Титов. Дело прошлое, но его позиции не пошатнулись и тогда, когда часть активов «Азота», формально принадлежавших «Интерхимпрому», выводилась через офшорные фирмы «Солвалюб холдинг» и «Солвалюб трейдинг».

В период руководства «Азотом» Титовым более 80% выпускаемых предприятиями корпорации «Азот» минеральных удобрений шло на экспорт и только 20% — на внутренний рынок. А все экспортные потоки с предприятий, объединенных в холдинг, проходили через группу компаний «Солвалюб трейдинг» — эксклюзивного торгового агента «Азота». С помощью этих же компаний полученные средства размещались на зарубежных офшорных счетах, тем самым наносился ущерб второму учредителю — ООО «Межрегионгаз». Причем экспорт продукции корпорации по большей части осуществлялся через нефтехимический терминал «Вентамоньякс» (Вентспилс), также контролируемый Титовым.

Помимо этого, 40% газа поставлялись на предприятия холдинга через «Интерхимпром». Поставки осуществлялись в обмен на продукцию предприятий по ценам, как правило, ниже рыночных. Часть объема газа, поставлявшегося через «Интерхимпром», составлял нефтяной попутный газ, который не облагался акцизом. Все это давало «Интерхимпрому» дополнительную прибыль.

Таким образом, довольно долго «Азот» не приносил ОАО «Газпром» никаких дивидендов, так как вся прибыльная коммерческая деятельность осуществлялась в обход газовой монополии. Корпорация просто служила ширмой для обеспечения экспортной активности группы «Интерхимпром» — «Солвалюб». Как позже посчитали экономисты «Газпрома», в результате «сотрудничества» с Борисом Титовым и его фирмами «Межрегионгазу», а следовательно, и «Газпрому» был нанесен ущерб в размере около 15 млн долларов. Но убрать владельца «Интерхимпрома» из руководства корпорации удалось только в январе 2002 года, когда по инициативе «Газпрома» из совета директоров были выведены Б. Титов и В. Шеремет. Вместо них директорами стали А. Рязанов и А. Красненков.

Казалось бы, позиции «Газпрома» во «внучатом» холдинге должны были укрепиться. Но на самом деле все осталось почти без изменений, поскольку продукция заводов по-прежнему шла через «Солвалюб» и «Вентамоньякс». А когда было принято решение о строительстве в Ленинградской области портового терминала по перевалке азота, а также нового завода по производству аммиака и карбамида, выяснилось, что вместо одного крайне заинтересованного директора пришел другой, не менее заинтересованный.

Рязанов и другие

В июне 2002 года «Азот» вошел в состав учредителей ЗАО «Северный газоперерабатывающий завод» (СГПЗ), единственным учредителем которого с 1998 года числилась некая московская фирма «Таркус». Вот у последней-то корпорация и приобрела 51% акций из 100, став обладателем контрольного пакета СГПЗ. Неизвестно, каким образом эта сделка должна была поправить дела на самом «Азоте», но любопытно, что единоличным учредителем «Таркуса» был не кто иной, как А. Рязанов.

Правда, уже в сентябре того же года СГПЗ выпускает дополнительное количество акций (мы еще вернемся к этому неожиданному повороту событий), приобретателем которых становится офшорная компания «Кемикал Индастриз Лимитед» (о. Мэн), что привело к уменьшению доли ЗАО АХК «Азот» и потере им контрольного пакета в уставном капитале завода.

Закономерным итогом деятельности двух администраций стала катастрофическая ситуация на «Азоте». Когда в июле 2002 года на внеочередном общем собрании акционеров президентом корпорации был избран Г. Брилинг, задолженность предприятия перед аффилированной компанией фирмы «Солвалюб» — «Вентк компани лтд» составляла около 200 млн рублей (на начало года она была более 300 млн рублей). В настоящее время «Вентк компани лтд» требует от ЗАО АХК «Азот» не только сумму долга, но и проценты в размере 16 млн рублей.

Тем не менее новому руководству «Азота» удалось за короткое время наладить прямые поставки выпускаемой продукции как на российский рынок, так и за рубеж, по возможности минуя при этом посреднические компании, имеющие прямое отношение к бывшим директорам. Проведена работа по уменьшению кредиторской задолженности. Однако, похоже, все смешалось в нашем «газовом доме». Несмотря на позитивную динамику в развитии химического концерна, повышение его прибыльности, эта ситуация, видимо, не вполне устраивает руководство «Интерхимпрома», интересы которого отстаивает Рязанов, но теперь уже в ранге… заместителя председателя правления ОАО «Газпром».

В результате «Газпром» выдвинул требование о возврате всех активов «Азота», в силу разных причин разошедшихся по различным структурам. Однако сумма предложенного возмещения не соответствовала реальной стоимости компании. А в это время, воспользовавшись законодательной нормой о приоритетном праве на выкуп нераспределенной части акций, в числе учредителей появился целый ряд новых компаний — «Ист вест инвест», «Грос Экспо», «Аланинвест», что, безусловно, противоречит планам ОАО «Газпром» вернуть контрольный пакет прежнему владельцу — «Межрегионгазу».

«Летучий» завод

В феврале 1998 года, будучи руководителем Сургутского ГПЗ, Александр Николаевич Рязанов учредил компанию — ЗАО «Северный газоперерабатывающий завод» (Ленинградская область). Согласно уставным документам общества, единственным акционером, владеющим всеми голосующими акциями, значилось ЗАО «Таркус» (г. Москва), а «единоличным исполнительным органом» — генеральный директор Рязанов А.Н. *

ЗАО «Таркус» наряду с ООО «Телемах», ООО «Полистабторг» и др. входит в группу компаний, учрежденных А. Рязановым и С. Черноморовым, председателем правления банка «Новый символ», в совет директоров которого также входил Рязанов. Именно в «Новом символе» открыты счета СГПЗ. Стоит упомянуть, что в 1997 году в результате обмена векселями между Сургутским ГПЗ и ЗАО «Таркус» столичная фирма получила ликвидные бумаги Тюменьэнерго, а взамен отдала свои векселя. Вероятно, эта сделка и стала отправной точкой в создании ЗАО «Северный ГПЗ».

Объективная потребность в предприятии подобного профиля была высока, так как на тот момент на северо-западе России не было завода по переработке и терминала по перевалке аммиака, карбамида и прочих продуктов химической промышленности. Однако реализация проекта требовала привлечения значительных финансовых средств (приблизительно 390 млн долларов), которыми не располагали в то время ни господин Рязанов, ни его фирмы.

До 2001 года СГПЗ оставался лишь слабо проработанным проектом, этаким «летучим голландцем». Однако после избрания депутатом Государственной Думы Рязанов активизировал усилия в этом направлении. Реального компаньона он нашел в лице президента ФПГ «Интерхимпром» Б. Гидаспова. В этот же период ведутся активные переговоры с руководителем компании «Агрохимпромхолдинг» (позднее ЗАО АХК «Азот») Б. Титовым. В результате химический концерн и прибрел контрольный пакет акций СГПЗ, генеральным директором которого к этому времени стал давний знакомый Рязанова по Сургуту В. Мармулев.

Согласно договору купли-продажи от origindate::30.01.2002 г., * «Азот» выкупил у ЗАО «Таркус» 1040 обыкновенных акций номинальной стоимостью 600 рублей (на момент создания — примерно 100 долларов) по цене 193,3077 доллара США за одну акцию. Цена сделки составила 200 000 долларов. Примечательно, что ЗАО АХК «Азот» выплатило двойную стоимость (в долларах) за акции предприятия, которое и до сих пор существует практически только на бумаге.

В итоге СГПЗ с помощью Рязанова решил сразу несколько задач: получил существенные финансовые средства, привлек к процессу инвестора и будущего крупного клиента («Азот»), обратил внимание на данный проект газовой монополии. Однако, по оценке департамента перспективного развития ОАО «Газпром»*, проект строительства СГПЗ не был рекомендован для включения в перспективные планы «Газпрома», так как его окупаемость вызвала у экспертов серьезные сомнения, особенно с учетом того, что в регионе к этому моменту уже существовали аналогичные производства. И, кроме прочего, эксперты не нашли возможность подачи необходимых для нормального функционирования предприятия объемов газа.

Но к этому времени Рязанов уже занимает пост заместителя председателя правления ОАО «Газпром», и концепция СГПЗ получает новое развитие и переосмысление. При его непосредственном участии решается вопрос о будущих поставках газа на СГПЗ в размере одного млрд кубометров, формируется имидж инвестиционной привлекательности для ОАО «Газпром» проекта строительства завода.* В феврале 2002 года группой Рязанов — Гидаспов направляется ряд писем в правительство РФ с обоснованием необходимости финансирования строительства СГПЗ и предоставления льгот и преференций для указанного предприятия. (На этот счет существует даже проект распоряжения премьера М. Касьянова.)*.

Планам лоббистов мешают принципиальные изменения в руководстве АХК «Азот». Основной акционер корпорации «Межрегионгаз» решает усилить свое влияние и контроль над активами, а на должность президента агрохимической компании приходит Г. Брилинг. Ответный ход группы Рязанов — Гидаспов — Титов — проталкивание решения о дополнительной эмиссии 510 акций СГПЗ, приобретенных офшорной компанией Chemical Industries limited.

Показательно, что весной 2002 года Рязанов и Гидаспов вели переговоры, в ходе которых обсуждался вопрос вхождения в состав акционеров СГПЗ некоей офшорной, подконтрольном им, компании. В результате допэмиссии была решена двуединая задача — размывание контрольного пакета акций СГПЗ, принадлежавшего «Азоту», и вывод части активов за рубеж, причем на этот раз стоимость одной акции для офшорной компании составила всего лишь 20 долларов (600 номинальных рублей). В результате распределение долей в уставном капитале завода выглядит следующим образом: «Азот» — 40,78%, «Таркус» — 39,22%, Chemical Industries limited — 20%. Итого в частных руках оказывается контрольный пакет — 59,22%.*

Таким образом, на сегодняшний день сложилась ситуация, при которой, по сути, нефункционирующей частной компании, общие активы которой, по данным на конец 2002 года, составляли 966 тыс. рублей, из них незавершенное строительство — 697 тыс. рублей*, удалось привлечь финансовые средства АХК «Азот», согласовать с ОАО «Газпром» перспективные поставки значительных объемов газа (при отсутствии газопровода-отвода), задействовать административные ресурсы для лоббирования в правительстве РФ и государственных компаниях и организациях интересов достаточно узкого круга лиц.

За этим последовала череда собраний акционеров «Азота», на которых поочередно и не всегда с соблюдением законности в должности президента корпорации утверждались то Г. Брилинг, то глава газпромовского департамента М. Сироткин.

В настоящее время 47,36% акций ЗАО АХК «Азот» уже принадлежат ООО «Межрегионгаз». Акции «Аланинвеста» арестованы Арбитражным судом и не участвуют в голосовании. А между руководством ОАО «Газпром» и Титовым существует договоренность о передаче права требования дебиторской задолженности ЗАО АХК «Азот», а также принадлежащих ему 7% акций в пользу ОАО «Газпром». Для получения контрольного пакета осталось снять арест с акций, принадлежащих «Аланинвесту», и данные активы тоже перевести в «Газпром». И тогда, в случае процедуры банкротства ОАО АХК «Азот», у «Газпрома» будет право назначить на предприятии своего конкурсного управляющего. А это дорогого стоит.

Дяденька, дай миллион!

Можно предположить, как будут развиваться события в ближайшее время. Для полного контроля над АКХ «Азот» «Газпром» постарается выкупить у Брилинга принадлежащие ему акции («Газпром» предлагает заплатить 15 млн долларов, Брилинг согласен на 50 млн). А упомянутые здесь руководители газового монополиста сделают все, чтобы добиться инвестирования проекта Северного газоперерабатывающего завода через ОАО «Газпром» (около 300 млн долларов США) и иностранные инвестиционные компании. В этом случае стоимость акций СГПЗ возрастет в 1000 раз. А еще — совершенно реально получить квоту на поставки природного газа (1,5 млрд куб. м) для обеспечения работы СГПЗ, но с последующей реализацией этого объема на экспорт.

Вот вам и ответ на вопрос, зачем «Газпрому» непрофильные активы, а Рязанову и компании — «виртуальный завод». Не такой уж он на самом деле и виртуальный…

  • Здесь и далее этим знаком обозначены сведения, факты и цифры, взятые из представленных редакции документов.