Пограничники охотятся на людей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Омская область. Погранзастава охотится на людей. Главный приз за точную стрельбу — автомобиль жертвы

1268993708-0.jpg Больше всех рискуют те, кто ездит на джипах, — пули пограничников чаще всего вылетают в сторону этих машин. А стрелки на здешней заставе приграничного Исилькуля (она называется «Украинка») — меткие. Наверное, в свое время отточили глазомер на таджикско-афганской границе, целясь в наркодилеров.

Когда едешь по главной улице Исилькуля, кажется, что сельская жизнь движется в правильном направлении: уличный трафик густотой и пестротой может соперничать с магистралями областного центра. В неиссякаемых потоках авто, обтекающих здешний собор, численное преимущество у легковушек иностранного производства. Исилькуль — приграничная точка: за его окраинами начинается Казахстан. Его близость положительно сказывается на благосостоянии местных жителей (половина из них тем и живет, что возит через границу товары на продажу), но и повышает риск для их жизни: время от времени в нескольких километрах от районного центра раздается стрельба.

Дурные пули

Владислав Николаев 2 июня 2009 года ехал с односельчанином Камилем Вагаповым из Исилькуля в деревню Кудряевка, где живет их общий знакомый Анатолий Попов. Обратно выехали, когда было совсем темно, проселочную дорогу освещала только луна.

«Отъехали от деревни пять километров, — рассказывает Владислав. — Вдруг сзади что-то вспыхнуло — и грохот. Понять мы ничего не успели, кроме одного: по нам открыли огонь». Одна пуля чиркнула Николаева по голове, вырвав с кожей клок волос. Другая, пробив водительское сиденье, один позвонок раздробила и два других выбила, застряв во внутренних органах. Владислав хотел было надавить на газ, но не смог: отнялись ноги. Камиль успел сползти под сиденье, открыть дверцу и выпрыгнуть из машины: ему, как сам говорит, дико повезло. Владислав, истекая кровью, мечтал об одном — потерять сознание: бывал в разных переделках (сам служил на границе, потом в налоговой полиции), но такой адской боли, признается, не испытывал никогда.

Подъехавшие пограничники выдернули его из машины и бросили лицом на землю. «Вызовите «скорую» или оглушите», — попросил Владислав. Но пограничникам было не до него: они искали то, ради чего стреляли. Заглянули во все потаенные места салона, багажника, но ничего не нашли — даже намека на контрабанду в обстрелянном джипе не было.

Прокуратура и клиника

Пограничное управление ФСБ конфисковало внедорожник до выяснения всех обстоятельств происшествия. Он до сих пор стоит на заставе «Украинка» — 32 пулевых отверстия. Владислава спасло чудо: пограничники стреляли на поражение. Правда, по Закону о государственной границе (ст. 35) они имели на это право только в том случае, если бы пассажиры джипа сами нападали на них или угрожали жизни других граждан — к примеру, удерживали бы их в заложниках. Пограничники утверждают, что действовали в рамках закона, т.к. данный автомобиль, двигаясь в сторону личного состава погранотряда, мог лишить жизни его бойцов. Основываясь на этой версии, прокуратура Омского гарнизона дважды выносила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. И оба раза прокуратура Сибирского военного округа (г. Чита) возвращала материалы на доследование. Свидетель со стороны потерпевшего — Анатолий Попов рассказывает, что следователи неоднократно просили его изменить показания: назвать другую дату приезда приятелей или указать, что они приехали не с той стороны — не из Исилькуля, а из Казахстана.

Расследуется инцидент у Кудряевки уже восемь месяцев. И все это время медики продолжают борьбу за жизнь и здоровье Владислава Николаева. Сейчас он в областной клинической больнице. Перенес четыре операции, последнюю — 4 марта. А сколько их еще предстоит, никто пока сказать не может. Пуля, которую, к счастью, вытащили, разладила организм: нарушены органы пищеварения, мочеполовая система… Главное — Николаев не знает, встанет ли на ноги. Владиславу 37 лет.

Другие жертвы

А вот землякам Владислава, считай, повезло. Бывшие обладатели джипов Александр Санжаровский, Алексей Демин и Юрий Сгуровец тоже были обстреляны на заставе. Автомобиль Юрия обстреляли возле Кудряевки годом ранее. И опять ничего криминального в машине пограничники не нашли. А пули-дуры пролетели мимо. У Александра — дела хуже: пуля пробила шею навылет и раздробила челюсть.

Алексей Демин отделался, помимо конфискованного авто, испугом, который легким не назовешь: пуля прошла буквально перед носом, после чего у 36-летнего предпринимателя заметно нарушилась речь. По отверстию в боковом стекле можно определить расстояние, отделявшее Алексея от того света, — пара сантиметров. Его «Ленд Крузер» попал под огонь 16 декабря 2009 года — в километре от поселка Комсомольский (не доезжая до Исилькуля) и в восемнадцати — от границы. Происшествие — один к одному, такое же как в Кудряевке.

Согласно заявлениям Демина в прокуратуру и суд, дело было так: около десяти часов вечера он и его приятель Владимир Коптев выехали за город — обкатать вышедший из капремонта автомобиль. Ехали с включенными фарами, а пограничный наряд подкрался, по их словам, незаметно, без света. И без всяких предупредительных выстрелов открыл прицельный огонь — по дверям и колесам машины. Приятели остановились. Подбежали пограничники и уложили их лицом в снег. При обыске были изъяты домкрат, прикуриватель, насос, трос и термос. Изъятое Алексею до сих пор не вернули. В показаниях Демин и Коптев приводят примечательное высказывание прапорщика погранотряда: «Зря мы не пристрелили вас — так легче было бы отписаться».

Версия пограничников — традиционная: «Оружие было применено после того, как Демин направил автомобиль на сотрудников Пограничного управления».

В награду стрелкам

Все, с кем мы общались в Исилькуле, единого мнения: идет охота на джипы. Впрочем, бывает, что забирают их и без единого выстрела. По нашим данным, за разные нарушения отделом Пограничного управления (ПУ) ФСБ в этом районе арестовано не менее десятка «Ленд Крузеров». Отобранное исилькульцы пытаются вернуть через суд, но до сих пор не известны случаи, чтобы кто-то из граждан выиграл тяжбу.

Судился с пограничниками, например, пенсионер Александр Кулибер, в прошлом — старший прапорщик милиции. Предъявил суду вроде бы неопровержимые доказательства того, что не мог его джип пересечь границу в 21 час 27 минут, как сказано в протоколе, поскольку за две минуты до этого находился на расстоянии 20 км от нее (о чем свидетельствует распечатка звонков с мобильного телефона). С такой скоростью не перемещаются даже джипы. Но суд тем не менее в иске Кулиберу отказал. С утратой автомобиля Александр Андреевич потерял и свой бизнес. Он фермер, занимался домашним животноводством — держал более 40 свиней. Для того и нужна была ему «Тойота Ленд Крузер 80», чтобы в прицепе возить комбикорм. Другая машина, говорит, нашу слякоть не одолеет.

Комментарий

Павел Чиков, председатель Межрегиональной правозащитной ассоциации «АГОРА», кандидат юридических наук, доцент:

— Перечень оснований для применения огнестрельного оружия для представителей власти один — в целях предотвращения преступления или задержания преступника, когда нельзя применить иные средства. Даже в этом случае сначала — ясно выраженное предупреждение о намерении применить оружие в виде классических предупредительных выстрелов. Бремя доказывания необходимости применить оружие лежит на государстве, иными словами, стрельба по людям всегда незаконна, если не доказано обратное. В некоторых случаях все выглядит наоборот — следователи верят на слово представителям власти, игнорируя факты и здравый смысл. Пострадавшим, не нашедшим поддержки у следствия, можно советовать обратиться в суд с иском о возмещении причиненного вреда, включая ущерб автомобилю, расходы на лечение, адвоката и моральный вред. Оружие — источник повышенной опасности, вред от которого подлежит возмещению вне зависимости от вины его владельца. Поскольку бойцы ФСБ не отрицают, что стреляли они, надлежащим ответчиком выступит казна России в лице управления Федерального казначейства по Омской области.

P.S. Мы попросили руководство Пограничного управления ФСБ по Омской области прокомментировать факты, изложенные в статье. О просьбе было доложено начальнику управления Игорю Григорчуку. Он переадресовал нас в пресс-службу, которая назначила встречу на 9 марта, но потом ее отменила, предложив обратиться с письменным запросом в федеральное пограничное ведомство: оно должно решить, есть ли смысл давать нам какие-либо комментарии. К моменту сдачи номера в печать мы так и не получили ответа от Пограничного управления ФСБ по Омской области, а потому отправляем все наши вопросы директору ФСБ РФ Александру Бортникову. Цитаты из запроса:

<…> Согласно Закону о Государственной границе РФ (ст. 35), пограничники имеют право применять оружие только «против лиц, пересекших (пересекающих) Государственную границу в нарушение установленных Законом правил, в ответ на применение ими силы или для защиты граждан от нападения, угрожающего их жизни и здоровью, для освобождения заложников; для отражения нападения на военнослужащих, лиц, выполняющих служебные обязанности или общественный долг по защите Государственной границы, членов их семей, когда их жизнь подвергается непосредственной опасности; для отражения нападения на подразделения и объекты пограничных органов, Вооруженных сил Российской Федерации, иных войск и воинских формирований Российской Федерации, принимающих участие в защите Государственной границы».

Граждане, обратившиеся к нам, были безоружны — угрожать чьей-либо жизни или применять силу к пограничникам не могли.

Кроме того, к нам обратились жители Исилькуля, у которых необоснованно, по их мнению, были изъяты автомобили. В частности, пенсионер Александр Кулибер был остановлен сотрудниками ПУ ФСБ на расстоянии не менее 20 км от границы (о чем свидетельствует детализация звонков с его мобильного телефона). Тем не менее автомобиль был у него изъят без возврата.

Просим дать оценку действиям Ваших подчиненных и ответить на следующие вопросы:

1. Отчитываются ли перед Вами подчиненные о применении боевого оружия против мирных граждан и разъясняют ли причины его применения?

2. Чем вызвано применение оружия против граждан Николаева, Агапова, Демина, Коптева? Возбуждено ли уголовное дело?

3. Сколько случаев нападения на пограничников и с какими последствиями как для стражей границы, так и для нападавших было зафиксировано в 2009 году в Исилькульском районе Омской области?

4. Сколько автомобилей пограничники конфисковали в 2009 году? Где и с какой целью их держат? Были ли судебные решения, определившие судьбу собственности?

5. На какое расстояние от границы в глубь российской территории распространяется «зона ответственности» сотрудников Пограничного управления ФСБ России по Омской области?

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::19.03.10