Подавление Пугачевского бунта

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Подавление Пугачевского Бунта»)
Перейти к: навигация, поиск


Православный банкир Сергей Пугачев окончательно выпал из обоймы серьезных политических игроков

Сергей Пугачев Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсант Когда президент Путин на большой пресс-конференции сказал, что он не видит олигархов, которые сейчас бы пытались получать сверхприбыли из-за своих особых отношений с государством, — он наверняка немного лукавил. Один аукцион по “Славнефти” в конце прошлого года дорогого стоил. Да и баталии в Думе, в правительстве, в Администрации Президента вокруг реформы РАО ЕЭС говорят о том же. И хотя Кремль действительно старается поддерживать “равную удаленность”, получается это вовсе не всегда. Но в одном случае, похоже, можно констатировать, что олигарх, который явно пытался идти путем Березовского, свое влияние потерял.

Речь идет о “православном банкире” Сергее Пугачеве. Именно ему приписывали “дьявольскую изобретательность” в разработке всякого рода интриг. Якобы главной целью его было потеснить крупнейших капиталистов ельцинского призыва, опираясь на влияние питерских силовиков. Следы Пугачева находили в окрестностях телеканала НТВ, его присутствие угадывали во время выборов в Якутии и возможного передела “АЛРОСЫ”. Он был в эпицентре попытки увести “Славнефть” год назад прямо из-под носа Абрамовича.

Что и говорить, схемы каждый раз придумывались красивые и вроде бы работающие. Но каждый раз — в отличие от Бориса Абрамовича — Пугачев так и не получал конкретного результата. Недожимал ситуацию. Да и можно ли, например, сравнить канал ТВ3, который он сейчас контролирует, с ОРТ в лучшие годы. У Березовского действительно был дорогой и первоклассный инструментарий, с помощью которого он действительно мог рулить ситуацией. У сенатора от Тувы и владельца Межпромбанка Пугачева так не получается. Может быть, размаха не хватает, масштаба. А может быть, время методов Бориса Абрамовича уже немножко прошло.

Он, как и Борис Абрамович, якобы может, явившись незваным, часами ждать перед президентскими воротами, когда его примут. Но результата уже нет. Во всяком случае, сейчас стало совершенно очевидным, что Сергей Викторович окончательно выпадает из обоймы серьезных политических игроков. Самый серьезный удар за последнее время он получил на прошлой неделе в Башкирии.

Дело в том, что его ближайший партнер, управляющий Межпромбанком Сергей Веремеенко, по всем данным, собирался баллотироваться в президенты Башкирии. Естественно, вести многомиллионную кампанию за свой счет не очень хочется. И поэтому якобы была заключена договоренность между Пугачевым и руководством “Газпрома”. Старший брат Сергея — Александр — становится руководителем “Баштрансгаза”. И “Газпром”, якобы за будущие выгоды, оказывает финансовую поддержку кандидату Веремеенко.

Но на прошлой неделе Алексей Миллер подписал с нынешним главой Башкирии Муртазой Рахимовым протокол о сотрудничестве. В тот же день Александр Веремеенко был уволен из башкирской “дочки” “Газпрома”.

Одновременно против “Баштрансгаза” и Межпромбанка было возбуждено уголовное дело по факту хищения денежных средств в особо крупных размерах. По вексельным схемам из “Баштрансгаза” якобы уводились многомиллионные суммы, которые и должны были идти на предвыборную кампанию.

После увольнения Веремеенко-старшего клан Пугачева оказался один на один против Рахимова и его следователей. Можно не сомневаться, что Миллер, прежде чем подписывать что-либо с лидером Башкирии и изменить свою позицию на 180°, наверняка проконсультировался в Кремле. Точнее, его сначала добровольно-принудительно проконсультировали в Кремле, а потом он вышел из игры. Пугачев должен сам решать, будет ли он сам финансировать свою очередную комбинацию — а это десятки миллионов долларов — целиком за свой счет.

Масштаб поражения для Пугачева и братьев Веремеенко выходит за пределы Башкирии. С ними не хотят считаться в Москве и, похоже, равно удалили больше остальных. Вот именно так, неизвестно откуда возникнув, так же неизвестно куда испаряется “слава земная”. Что ни говори, а репутации ельцинских времен шились более крепкими нитками.

Александр ПЕТРОВ

Оригинал материала

[1]«Московский комсомлец»