Подводники переадресовали «диверсию» Путину. Рогозин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"«На заседании военного суда ТОФ по повторному рассмотрению дела об аварии на АПЛ «Нерпа» в 2008 году защита обвиняемых – капитана подлодки Дмитрия Лаврентьева и матроса Дмитрия Гробова – потребовала отвода судьи, объясняя свое решение нарушением основ правосудия и отказом вернуть дело прокурору. Кроме того, суду не удалось с первой попытки сформировать коллегию присяжных, - сообщает сегодня интернет-газета «Взгляд».

В Тихоокеанском флотском суде в пятницу прошли слушания по делу об аварии на АПЛ «Нерпа» в ноябре 2008 года. Обвиняемыми по нему проходят капитан подлодки Дмитрий Лаврентьев и матрос Дмитрий Гробов.

На заседании адвокаты обвиняемых по уголовному делу потребовали отвода судьи Даниила Логачева, который отказался возвращать дело прокурору: «Мы заявили отвод судье в связи с нарушением основ правосудия», – сказал адвокат командира АПЛ Сергей Бондарь, отметив, что судья удалился для вынесения решения, само заседание проходит в закрытом режиме.

Адвокат Дмитрий Прокопенко также сообщил, что военный суд ТОФ отклонил жалобу защиты обвиняемых с просьбой направить их уголовное дело прокурору в рамках его повторного рассмотрения: «В конце июля защита подала ходатайство суду с требованием вернуть дело прокурору. В таком случае прокурор обязан был вернуть дело на повторное расследование, и защита могла бы ходатайствовать о назначении ряда экспертиз, результаты которых, по нашему мнению, могли бы стать доказательством невиновности подсудимых. Однако в пятницу суд вернул поданную нами апелляционную жалобу. Это противозаконно», – сказал Прокопенко.

Напомним, на заседании суда 19 июля удалось добиться рассмотрения дела коллегией присяжных. Военный прокурор Тихоокеанского флота (ТОФ) Сергей Коломиец ранее заявлял в СМИ, что присяжные были введены в заблуждение адвокатами, когда выносили оправдательный вердикт по делу о гибели людей во время испытаний подлодки. Гособвинитель уверен, что присяжные в первом суде были необъективны.

Прокурор ТОФ отмечал, что в новом процессе позиция обвинения не изменится – в аварии, приведшей к гибели 20 человек сдаточной команды АПЛ, виновны люди, а не техника.

Между тем Сергей Бондарь отметил, что вряд ли в процессе будут предъявлены новые обстоятельства по этому делу, так как тогда следствию придется объяснять суду, почему эти данные не были собраны и представлены на первом процессе.

Военный суд в пятницу должен был попытаться сформировать коллегию присяжных для повторного судебного следствия по этому делу, но перед началом заседания адвокат Бондарь сообщил, что по закону суд должен приостановить формирование коллегии до рассмотрения одной жалобы адвокатов в апелляционном порядке. «Из-за отклонения жалобы судом формирование коллегии присяжных может затянуться, потому что пока неизвестны дальнейшие действия суда. Возможно, что формирование коллегии будет назначено на другой день», – уточнил адвокат матроса Гробова Дмитрий Прокопенко.

«По всей видимости, формирование коллегии присяжных не состоится. Если я правильно понимаю закон, суд должен приостановить формирование коллегии до рассмотрения одной нашей жалобы в апелляционном порядке», – заключил защитник Дмитрия Лаврентьева Сергей Бондарь.

В итоге Тихоокеанскому флотскому суду действительно не удалось с первой попытки сформировать коллегию присяжных заседателей. «На заседание явились 20 кандидатов. После отводов и самоотводов остались четыре кандидата», – сказал Бондарь.

Следующее заседание суда назначено на 25 сентября.

Накануне клуб подводников Амурского судостроительного завода (АСЗ) написал открытое письмо президенту России Владимиру Путину, в котором попросил его вмешаться в процесс поиска виновных в гибели 20 членов сдаточной команды атомной подводной лодки «Нерпа» в ноябре 2008 года.

«Мы, члены Клуба подводников Амурского судостроительного завода, строили АПЛ разных проектов и служили на них. Мы знаем моряков Тихоокеанского флота, с которыми провели много суток под водой. И нам совершенно непонятно, почему снова разыгрывается спектакль, главная цель которого – посадить на нары боевого командира АПЛ «Нерпа», – говорится в открытом письме главе государства.

Подводники сетуют на то, что даже спустя три года с начала следствия «нет результатов». «Как будто не было системы управления ОКС «Молибден-И», которую спроектировало НПО «Аврора» и которая срабатывала несанкционированно много раз. И как сквозь землю провалились те негодяи, которые поставили хладон с ядовитым тетрахлорэтиленом», – сетуют авторы послания.

Составители письма считают, что «ни военная прокуратура ТОФ, ни ФСБ не могли, а может, не захотели разобраться в том деле, в тонкостях которого разобрались домашние хозяйки из присяжных заседателей (на первом процессе) и оправдали Лаврентьева и Гробова».

Подводники также указывают на то, что поисками поставщиков огнегасительной смеси для противопожарной системы субмарины сейчас заняты сотрудники УВД г. Комсомольска-на-Амуре. В то же время представители АСЗ уверены, что этим должна заниматься ФСБ. «Понять это, когда факт поставки ядовитого огнегасителя на атомную подводную лодку сводится к банальному мошенничеству, очень трудно. Дело АПЛ «Нерпа» – это откровенная диверсия против государственных интересов и стратегического объекта, которым является АПЛ «Нерпа». И этим должна заниматься ФСБ», – подчеркивается в письме.

Председатель клуба подводников АСЗ Анатолий Василенко сообщил, что заводчане просят Путина взять под контроль ситуацию с поиском виновных в трагедии. «Просим Владимира Владимировича проконтролировать ситуацию, дать команду разобраться. Необходимо провести новое расследование и подключить к нему ФСБ», – сказал он».

В первой половине июля в публикации «Яд следствия» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «на 18 июля назначено предварительное слушание по делу о трагедии на подводной лодке «Нерпа». Матроса Дмитрия Гробова и командира лодки Дмитрия Лаврентьева будут судить повторно, так как 3 мая военная коллегия Верховного суда отменила оправдательный приговор, вынесенный на основании вердикта присяжных, - пишет сегодня «Новая газета».

8 ноября 2008 года во время заводских ходовых испытаний на «Нерпе» вследствие сбоя компьютеризированной системы управления общекорабельными системами «Молибден-И» несанкционированно сработала противопожарная система ЛОХ. Из резервуаров ЛОХ во второй — командный, самый населенный, — отсек «Нерпы» стал поступать некачественный огнегаситель, представляющий собой ядовитую техническую жидкость, состоящую на две трети из тетрахлорэтилена и только на одну треть — из чистого фреона (хладона 114В2).

Командир Лаврентьев принял верное решение на немедленное всплытие и остановку хода корабля. Главным направлением борьбы за живучесть во втором отсеке стало создание боевых рубежей, эвакуирование людей и нормализация газового состава воздуха в отсеке путем штатного способа вентиляции. Это решение абсолютно соотвествовало требованиям РБЖ ПЛ-82*, в свою очередь, все эти требования были рассчитаны на действие соответствующего огнегасителя — хладона 114В2. Именно этим огнегасителем всегда заправляли резервуары ЛОХ на отечественных подводных лодках. Хладон 114В2 действует как ингибитор горения, СВЯЗЫВАЯ молекулы кислорода на границе с очагом горения. По своему воздействию на человеческий организм хладон 114В2 не может привести к резкому отравлению и быстрой потере сознания.

Важно понимать: пожара во втором отсеке «Нерпы» не было. При отсутствии пожара и с учетом правильно организованной спасательной операции поступление в отсек хладона не должно было привести к массовой гибели людей. Доказательство тому — неоднократные на флоте нештатные ситуации с хладоном БЕЗ смертельных исходов.

В данном случае в резервуарах ЛОХ оказался не хладон, а яд — тетрахлор-этилен, совершенно не предназначенный для тушения пожаров. Именно пары тетрахлорэтилена привели к необычайно быстрому отравлению, последующей потере сознания и смерти от асфиксии. В основном погибшие — это тоже важный фактор — гражданские специалисты, не сумевшие воспользоваться индивидуальными средствами защиты.

Если бы командир лодки Лаврентьев знал о ядовитом и чрезвычайно опасном при высоких концентрациях тетрахлор-этилене, он мог действовать по совершенно другому алгоритму: разгерметизировать отсек и продуть его воздухом высокого давления. Но командир и его экипаж героически спасали людей и лодку, даже не предполагая о подмене огнегасителя.

На протяжении трех лет следствие упорно не желало увидеть причинно-следственную связь между ядовитым огнегасителем и смертью людей. Адвокатам обвиняемых отказали в проведении ситуационной химико-физической экспертизы, которая могла и должна была привести на скамью подсудимых тех, кто поставил и загрузил на «Нерпу» фальшивый огнегаситель, а также тех, кто проглядел диверсию на стратегическом военном объекте.

Следствие выделило материалы по огнегасителю в отдельное производство как НЕ ИМЕЮЩИЕ ОТНОШЕНИЯ к основному делу по «Нерпе» и передало их в ГУВД Комсомольска-на-Амуре (по месту совершения преступления). Таким образом, низвели до уровня банального мошенничества факт поставки ядовитого огнегасителя на атомную (!) подводную лодку. Которую, кстати говоря, строили на экспорт для военно-морских сил Индии.

Вот удивительная история о том, как ходил «по рукам» посредников хладон, предназначенный для стратегического военного заказа.

Соглашение на поставку хладона 114В2 было заключено 17 октября 2005 года между заводом-изготовителем ОАО «Амурский судостроительный завод» и фирмой ЗАО «Судострой». Стоимость контракта — 1 600 000 рублей. ЗАО «Судострой» обратилось к услугам фирмы-посредника — ООО «Сервисторгтехника», которое 16 января 2006 года заключило договор с ООО «Феникса» и перечислило на счет «Фениксы» 1 500 000 рублей за 2574 кг хладона.

Затем ООО «Сервисторгтехника» заключило договор на регенерацию хладона с ЗАО «Промкомплект-НН». Регенерация хладона была произведена в Нижнем Новгороде; НИИ химии при Нижегородском университете провел химический анализ продукта и составил акт на соответствие регенерированного хладона ГОСТу. После чего фирма «Промкомплект-НН» через ОАО «Трансконтейнер» отгрузила хладон в адрес «Амурского судостроительного завода».

Важно! Акт, составленный НИИ химии Нижегородского университета, датирован 14 августа 2006 года. На документе о входном контроле хладона, поступившем на «Амурский судостроительный завод» много позже, тоже стоит… 14 августа 2006 года. Проводился ли в таком случае вообще входной контроль?

Дальше хладон должны были переправить на завод «Восток» — филиал «Амурского судостроительного завода» в г. Большой Камень, на котором достраивали «Нерпу». До сих пор не установлено, когда и через какую очередную транспортную фирму этот хладон попал на завод «Восток». Входной анализ хладона на «Востоке» также никем не проводился. Рабочие, которые загружали огнегаситель в резервуары ЛОХ, получали хладон из неохраняемого склада. Канистры с хладоном были не опломбированы. По приказанию представителя «Амурского судостроительного завода» загружали хладон на «Нерпу» в ночное (!) время.

(Все эти факты — из материалов уголовного дела по «Нерпе», которые военное следствие изъяло и передало в Комсомольск-на-Амуре. Дальнейшая судьба их неизвестна…)

Непосредственной заправкой системы ЛОХ хладоном руководил бригадир цеха № 19 завода «Восток» Моисеенко, контролировал работы замначальника цеха № 19 Маркидонов.

Последний этап — приемка работы. Ответственный сдатчик заказа № 518 (сотрудник «Амурского судостроительного завода» Гурьев А.В.) предъявил работы по заправке огнегасящим раствором системы ЛОХ представителю военной приемки (сотруднику ВП № 548 Минобороны Любавскому В.Н). Извещение № 4098 от 6 марта 2008 года свидетельствует о том, что представитель военной приемки Любавский В.Н. убедился в том, что «хладон соответствует техническим требованиям, что подтверждается протоколом исследования либо сертификатом…».
Конечно же, вся эта история полностью лежит в зоне ответственности ФСБ. Налицо — откровенная диверсия против государственных интересов. Но очевидно, понимая, что прошляпили диверсию, спецслужбы предпочли «не увидеть» свой состав преступления и отфутболить дело амурским ментам, у которых руки коротки.

26 июня 2008 годом датировано извещение № 4099, согласно которому механическая часть противопожарной системы ЛОХ на «Нерпе» успешно прошла швартовые испытания и находится в полной готовности к применению по прямому назначению.

8 ноября 2008 года 209 человек, вышедших на «Нерпе» в открытое море, испытали эту «готовность» на себе.

Авторитетное мнение

По подсчетам бывшего главного химика Тихоокеанского флота контр-адмирала запаса Александра Максимова, афера с подменой дорогостоящего хладона на ядовитый дешевый огнегаситель принесла кому-то не менее 5,5 миллиона рублей.

Справка «Новой»

В интервью «Известиям» военный прокурор ТОФа Сергей Коломиец заявил, что факт отравления людей ядовитым огнегасителем — «самое распространенное заблуждение по <уголовному> делу… Люди на АПЛ «Нерпа» погибли не от отравления, а от удушья — нехватки кислорода. Из каких именно компонентов состояла огнегасящая смесь, в данном случае не имело значения, поскольку она вытеснила кислород. К таким выводам пришли эксперты — от специалистов в области судебной медицины Приморского края до ведущих профессоров Российской академии медицинских наук. Все это было установлено в ходе уникальных в своем роде экспертных исследований — их было проведено более 140…»

Уголовное дело по «Нерпе» — полностью засекречено. В том числе и все медицинские, химические и физические экспертизы, которые имеют прямое отношение к выяснению истинной причины смерти людей, но не составляют по своей сути государственную тайну. Однако тотальная секретность исключительно удобна для стороны обвинения, поскольку позволяет транслировать на всю страну весьма сомнительные заявления без страха быть опровергнутыми.

Отравление людей ядовитым огнегасителем зафиксировано многочисленными судебно-медицинскими экспертизами в деле.

Вот цитата из доклада подполковника медицинской службы Гаврилюка С.А. на имя заместителя министра обороны: «…Получили поражения огнегасителем… 7 военнослужащих… <и> 18 членов сдаточной каманды…» У шести из семи «пораженных» военнослужащих установлено «острое ингаляционное отравление, токсикологическая энцефалопатия». У 16 из 18 членов сдаточной команды (гражданских) установлено «острое ингаляционное отравление, токсикологическая энцефалопатия, токсикологическая гепатомия и токсическая кома».

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Д.Б. Лаврьентьева на странице 11 говорится: «…военнослужащие экипажа…, а также члены сдаточной команды… погибли в результате асфиксии (удушья) в замкнутом пространстве в сочетании с острым ингаляционным отравлением веществом, входящим в состав огнегасящего вещества из системы пожаротушения ЛОХ…»

На чем же основывается Коломиец? Имеющиеся в распоряжении «Новой газеты» экспертизы по делу «Нерпы» позволяют сделать удивительный вывод. Только один эксперт — заведующий отделением медико-криминалистической экспертизы 111 ГГЦСМиКЭ МО РФ Алексей Верескунов — безапелляционно утверждает, что «токсическое воздействие входившего в состав огнегасящего вещества тетрахлорэтилена в данном конкретном случае не проявилось ввиду очень быстрого наступления смерти от асфиксии (удушья). Для токсического воздействия тетрахлорэтилена необходима определенная временная экспозиция, которой в данном случае не было, иными словами, смерть от удушья наступила гораздо быстрее, чем она наступила бы от возможного отравления тетрахлорэтиленом… Наличие тетрахлорэтилена в составе огнегасящего вещества в данном случае никак не повлияло на причину и скорость наступления смерти. Наличие в составе смеси огнегасящего вещества только хладона 114В2 в данном случае привело бы к таким же последствиям…»

Этот безапелляционный вывод судмедэксперта Верескунова о «нулевой» роли ядовитого тетрахлоэтилена не разделяют эксперты, проводившие комиссионную физико-химическую экспертизу: «Воздействие паров <огнегасителя> на человека может быть обусловлено как недостаточной концентрацией кислорода в воздухе помещения <отсека>, так и сильным токсическим действием испаряющихся компонентов смеси. Превышение ПДК тетрахлорэтилена в 500 раз может привести к быстрой потере сознания человека. Нижние слои воздуха в помещении на расстоянии 20—40 см от пола за время около 2 мин. насыщаются тяжелыми парами хладона, содержание кислорода при этом становится менее 12%, что вызывает остановку дыхательных процессов, если человек находится на полу в бессознательном состоянии…»

Доктор химических наук Николай Шапкин и доктор химических наук Николай Кондриков определили динамику распространения паров компонентов огнегасителя: за 2 минуты пары тетрахлоэтилена заполнили отсек до высоты 1.7-1.8 метра (высота человеческого роста), за это же время пары хладона остались близи пола. То естьнадышавшись токсичными парами тетрахлорэтилена, люди падали без сознания и умирали от нехватки кислорода, количество которого снизилось до критических 12% ВБЛИЗИ пола (а не во всем отсеке, как предпочитает интерпретировать эту экспертизу военный прокурор Коломиец).

Словарик для военного прокурора Коломийца

Асфиксия (удушье) — состояние, возникающее вследствие резкого недостатка кислорода в организме. Различают асфиксию механическую и токсическую.Токсическая асфиксия развивается в результате воздействия химических веществ, резко угнетающих дыхательный центр, нарушающих дыхательную функцию крови, дыхательных ферментов, парализующих дыхательную мускулатуру. Асфиксию вызывают также некоторые отравляющие вещества удушающего и токсического действия.
Тетрахлоэтилен - растворитель, использующийся в том числе для химчисток, представляет собой жидкость с температурой кипения около 120 градусов, ядовит. Как огнетушащее средство не применяется. Дёшев. Класс токсической опасности 2 или 3 по разным источникам.

Хладон 114В2 - дорогостоящий высокоэффективный ингибитор объёмного горения с температурой кипения около 40-50 градусов. Имеет 4 класс токсической опасности, самый низкий, как у бензина.

Чтобы не утверждал военный прокурор Коломиец, «летальный» эффект хладонов за счет вытеснения кислорода вдыхаемого воздуха из помещения и наступления смерти, в сущности, от недостатка кислорода во вдыхаемом воздухе, убедительно не доказан. В доступной литературе, которой оперируют судебные медики, таких данных практически нет. Судебно-медицинские диссертации по этой теме специалистам не известны.

Следствие не имеет права заявлять о «нулевой» роли яда в составе огнегасителя, так как не провело экспертизу по моделированию ситуации и не ответило на вопрос: какие поражения были бы у экипажа и членов сдаточной команды в случае, если бы резервуары системы ЛОХ были бы заполнены, как и положено, хладоном 114В2.

Одного мнения судмедэксперта Верескунова для таких «громких» заявлений явно недостаточно.

P.S. Редакция «Новой газеты» направляет эту публикацию с официальным запросом на имя министра внутренних дел Владимира Колокольцева. Господин министр! Мы просим Вас лично прояснить печальную судьбу уголовного дела по хладону, которое вот уже четыре с половиной года висит балластом на ГУВД Комсомольска-на-Амуре»».

Подробнее на эту тему читайте в публикации Агентства федеральных расследований FLB
«Нечеловеческий фактор «Нерпы». "