Подделки от "Брынцалов-А". Брынцалов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Вчера Симоновский суд Москвы начал рассмотрение по существу самого громкого в стране уголовного дела о подделке лекарств. Только для читателей "РГ" Олег Болотов, следователь по особо важным делам Следственного комитета при МВД России, который вел это дело, рассказал, как была организована афера.

Российская газета: Олег Александрович, что было самым сложным в расследовании?

Олег Болотов: Преступления, связанные с незаконным изготовлением и продажей лекарств, трудно раскрывать не только потому, что их тщательно маскируют. Массовые фальшивки делают под прикрытием легального производства.

РГ: Как выглядело брынцаловское производство?

Болотов: Для того чтобы читателям был понятен механизм этого преступления, начнем с лекарственной специфики.

Выпуск препаратов - дорогой наукоемкий процесс. На подготовку массового выпуска одного лекарства уходит несколько лет и более 100 миллионов долларов США.

РГ: Но подобное могут позволить себе только монстры фармацевтики.

Болотов: Потому-то так велик соблазн без затрат выпускать фальшивки. Их можно разделить на две группы. Те предприятия, у которых нет права на выпуск импортозамещающей продукции, идут на грубую подделку, которую легко выявить. Предприятия компании ЗАО "Брынцалов-А" относились к другой группе.

Они имели право производить импортные лекарства, но не под фирменным, а под "своим" названием. Эти препараты называют дженериками. На их упаковках пишут название и адрес фармацевтического предприятия, где они изготовлены. Такой завод может официально закупать и хранить на складе вещества-компоненты и субстанции для их производства.

РГ: Что из себя представляла эта компания?

Болотов: С 2001 года по программе импортозамещения она зарегистрировала и успешно выпускала 80 названий иностранных производителей. Например, вместо швейцарского лекарства ламизил, производила брамизил, вместо венгерского но-шпа, производила нош-бра. При этом дженерики по составу и, главное, внешнему виду не отличались от оригинальных, так как состояли из тех же компонентов.

РГ: А что было дальше?

Болотов: Дженерики, произведенные отечественными производителями, перестали пользоваться спросом, когда наш рынок открылся для иностранных лекарств. Возможно, что это и побудило руководителей ЗАО "Брынцалов-А" заняться подделкой.

РГ: Кто покупал это добро?

Болотов: Оптовый сбыт фальсифицированных лекарств шел от имени двух фиктивных фирм - ООО "Фирма Союз" и ООО "Сервис Инпро". Обе зарегистрированы по утраченным паспортам. О фиктивности фирм говорят такие факты: генеральным директором ООО "Фирма Союз" числится гражданин, на котором, по данным налоговиков, зарегистрировано более 1600 фирм! А генеральный директор ООО "Сервис Инпро", по сведениям Управления ЗАГС г. Москвы, скончался 3 декабря 2004 года. Но документы от имени покойного подписывались в течение всего 2005 года.

РГ: Что еще про эти фирмы известно?

Болотов: Изучение бухгалтерской и налоговой отчетности показало отсутствие у них материальных и трудовых ресурсов.

РГ: Можно говорить, что липой тут было все?

Болотов: Привлекаемые для хранения и сбыта лекарств сотрудники ЗАО "Брынцалов-А" по документам состояли в штате других, также фиктивных организаций. На подставные фирмы были оформлены и складские помещения, где шла отгрузка фальсификата покупателям. Деньги за лекарства и документация, касающаяся оборота такой продукции, не отражались в бухгалтерском учете ЗАО "Брынцалов-А".

РГ: Это правда, что было возбуждено уголовное дело, а на фирме продолжали гнать подделки?

Болотов: В январе 2006 года нами был установлен факт незаконного производства и было возбуждено уголовное дело. Но производство таких лекарств продолжалось до середины апреля.

РГ: Так сколько же вы нашли подделок?

Болотов: На территории ЗАО "Брынцалов-А" и складах изъято более миллиона упаковок лекарств. Обнаружены фото и печатные формы для изготовления поддельных упаковок, этикеток, "черновая" служебная документация, касающаяся незаконного производства.

РГ: Что сказала экспертиза и кто ее делал?

Болотов: Исследования ФГУ "Научный центр экспертизы средств медицинского применения" Института государственного контроля лекарственных средств НЦ ЭСМП минздравсоцразвития показали, что препараты отличаются от оригинальных образцов по многим параметрам.

РГ: Как выглядел механизм продаж подделок?

Болотов: Покупателями были не только представители закупочных организаций, но и частные лица. От менеджера покупатель получал документы, где в качестве продавца фигурировали подставные организации, и за получением товара направлял его на склад, владельцем которого являлась фиктивная организация.

Естественно, что здесь не требовали у покупателя лицензии на фармацевтическую деятельность. А ведь только она дает право на закупку лекарств оптом. Не интересовались подлинностью фирмы, от имени которой закупалось лекарство. Если покупатель вообще никаких реквизитов не сообщал, то ему выдавались готовые накладные с уже вписанными организациями.

Так сотни тысяч людей якобы лечились, покупая в легальных аптеках подделки с импортным названием.

"