Подключается к трубопроводу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Газпром

Отчет о невыполненных работах: миллиард рублей в «Газпроме» - не откат


Каждый день компании «Группы Газпром» разыгрывают десятки многомиллиардных тендеров, значительная доля которых приходится на строительство и ремонт линейных и подводных переходов магистральных газопроводов. Эта тема особенно актуальна в контексте предстоящего беспрецедентного строительства газопровода «Сила Сибири», первую часть которого длиной 208 км без конкурса получило ЗАО «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко. Как пояснили в «Газпроме», передача такого объема работ на бесконкурсной основе стала вынужденным шагом — в связи с отсутствием времени для выполнения намеченной программы. Зато остальные объемы представители госмонополии обещали «разыграть» с учетом всех конкурентных процедур.

Однако вопрос конкуренции в последние годы становится риторическим, поскольку победители крупнейших лотов «Газпрома» де-факто известны — борьбу помимо упомянутого «СТГ» ведут ООО «Стройгазконсалтинг» Зияда Манасира, ООО «СтройГазМонтаж» Аркадия Ротенберга (до введения антироссийских санкций принадлежало на паритетных началах Аркадию и Борису Ротенбергам), «Газпром-Инвест-Юг» («дочка» «Газпрома»).

Участие Манасира, правда, последние годы носит скорее декоративный характер — бизнесмен иорданского происхождения, некогда входивший в число королей госзаказа по версии Forbes, поссорился с высшим газпромовским начальством и потому утратил свое влияние (в прошлом году его компания фактически перешла под контроль менеджмента во главе с чеченским бизнесменом Русланом Байсаровым).

В общем, все генеральные подрядчики были или стали «своими» для руководства газового гиганта.

Но как быть, если у «своих» генподрядчиков появляются и «свои» субподрядчики — те, кто отрывает кусок от огромного пирога? Как показывает расследование «Новой газеты», национальное достояние нашей страны переделено от начального заказчика до конечного исполнителя. Чем выше сидит лицо, от которого хоть что-то зависит, тем больше размер его барышей. Объем средств, извлекаемых генеральным подрядчиком (который зачастую не производит никаких работ), ныне может достигать 25%, следующий за ним субподрядчик получает свои 7—15%, оставшиеся денежные потоки распределяются равномерно между руководством структуры «Газпрома», размещающей заказ на выполнение тех или иных работ, и конечными исполнителями.

Как в современном мире живут и уживаются желающие прильнуть к газовой трубе, можно понять на примере конкретной истории в Самарской области. В ней есть место всему — и искусственному увеличению стоимости работ, и попытке менеджмента в обход своего акционера отсечь конкурента-субподрядчика, и попытке самого субподрядчика предложить за право на работы миллиард рублей в качестве своеобразного «отката» — на нужды футбольного клуба «Динамо», например.

17 сентября 2013 года департамент по управлению корпоративными затратами ОАО «Газпром» разместил извещение о проведении торгов на выполнение работ по капитальному ремонту объекта ООО «Газпром трансгаз Самара» «2-го р/на подводного перехода МГ/п Уренгой — Новопсков через Куйбышевское водохранилище». То есть настала пора менять трубы, по которым идет газ российским и украинским потребителям.

Первоначальная стоимость работ на резервных нитках магистрального газопровода Уренгой—Новопсков составляла 2,355 млрд рублей, однако в результате пересчета цена превысила 5 млрд. Двукратное увеличение стоимости, по словам сотрудника «Газпром трансгаз Самара», было обусловлено результатами предремонтного обследования, проведенного параллельно двумя претендентами на подряд.

22 октября 2013 года комиссия по подведению итогов запросов предложений под председательством начальника департамента по управлению корпоративными затратами ОАО «Газпром» Михаила Сироткина определила генерального подрядчика — им и стал «СтройГазМонтаж» братьев Ротенбергов (документ 1; документ 2).

По данным Федерального реестра государственных контрактов, в 2013 году эта структура получила от «Газпрома» заказы на общую сумму свыше 300 млрд рублей, поэтому шансы на победу в самарских торгах были крайне велики. Однако практически весь объем работ «СГМ», говорит сотрудник «Газпрома», передает в субподряд «своим» структурам, удерживая официальную генподрядную комиссию в размере 2% от стоимости договора (и неофициальную — в размере 20—25%). В последние годы в числе «своих» оказалось ООО «СпецГазмонтажСтрой» («СГМС»).

25 октября директор по капитальному ремонту «СГМ» направил в самарский «Трансгаз» письмо о допуске на объект сотрудников «СГМС» (документ). Таким образом, руководство компании Ротенбергов приняло принципиальное решение о передаче объемов работ в пользу «СГМС», хотя субподрядного договора на тот момент еще не было и с юридической точки зрения СГМСовцы были чем-то вроде бригады добровольцев.

К этой компании мы еще вернемся — а пока посмотрим, что происходило дальше.

Субподряд под ковром

Спустя три дня заместителю генерального директора ООО «Газпром трансгаз Самара» Александру Головачеву было направлено очередное письмо с указанием структуры организации работ (документ 1; документ 2): согласно этому циркуляру, субподрядчиком должен был стать «СГМС», а фактическим исполнителем — ООО «Подводгазэнергосервис» («ПГЭС»).

«ПГЭС» — флагманское предприятие группы компаний «Газпром» по диагностике и ремонту подводных газовых трубопроводов и одно из старейших в системе газового монополиста (история «ПГЭС» ведется с 1972 года); компанию через ОАО «Газэнергосервис» контролирует ООО «Газпром Центрремонт» под руководством Дмитрия Доева.

Несмотря на формальное подчинение Доеву, «ПГЭС» связывают с начальником департамента капитального ремонта «Газпрома» Александром Филатовым.

В 2008—2009 годах Филатов возглавлял «ПГЭС», но в 2012 году перебрался в центральный офис «Газпрома». По словам сотрудника монополиста, новое назначение состоялось во многом благодаря поддержке зампреда правления Виталия Маркелова, который «фактически создал новое подразделение под Филатова». После ухода Филатова «ПГЭС» возглавил его заместитель Антон Никоненко, которого считали родственником экс-начальника. В «ПГЭС» родственные связи Филатова и Никоненко категорически опровергли. Так или иначе, по данным ЕГРЮЛ, Никоненко владеет ООО «Завод керамических материалов» совместно с сестрой Филатова — Еленой.

И вот когда «СГМ» уже определился с подрядчиками, появился новый желающий отремонтировать трубы под самарским водохранилищем — ООО «ВолгаУралСпецСтрой» («ВУСС»).

Эта компания, когда-то считавшаяся «главным субподрядчиком» «ПГЭС», в конце 2012 года решила работать автономно, делится сотрудник «Газпрома»: «Учредители компании (отец и сын Александр и Станислав Серовы. — А.С.) разошлись с Филатовым и Никоненко — и была четкая установка их задавить».

А ведь еще в 2013 году руководство «Газпрома» всерьез рассматривало вопрос о внедрении разработанной Серовыми технологии ремонта различных типов дефектов магистральных газопроводов «с использованием муфт с заполнением межтрубного пространства композитным материалом».

Об уникальности этой технологии главе правления «Газпрома» Алексею Миллеру в 2012 году докладывал зампред правления Виталий Маркелов.

Занимаясь НИОКР, «ВУСС» параллельно получал значительные объемы работ для нужд региональных «трансгазов» — преимущественно в качестве субподрядчика «ПГЭС». Но затем их пути разошлись.

Представитель «ПГЭС» в ответе на запрос «Новой газеты» сообщил, что компания «ВолгаУралСпецСтрой» «во второй половине 2013 года скомпрометировала себя низким качеством выполнения ремонта подводных газовых трубопроводов перед непосредственными заказчиками, а ввиду неоднократных нарушений договорных отношений, срывов сроков выполнения работ и больших претензий к качеству выполненных работ со стороны представителей заказчика в период 2012—2013 годов дальнейшее сотрудничество с ними было прекращено».

Мы пытались связаться с отцом и сыном Серовыми, чтобы выяснить их видение ситуации, но их телефоны не отвечали.

Футбольный клуб

По словам представителя одной из подрядных организаций, знакомых с историей вокруг «ВУСС», «Серов-старший разошелся с руководством «ПГЭС» по финансовым причинам, после чего решил действовать через голову Филатова — и договариваться [об объемах работ] с «СГМ».

Однако в 2013 году между менеджментом «СГМ» и «ПГЭС» возникла договоренность «об исключении «ВУСС» из цепочки субподрядчиков», делится представитель одного из подрядчиков: «Насколько я слышал, через сотрудника «Газпрома» Серову и Борису Романовичу Ротенбергу организовали контакт — владелец и директор «ВУСС» был очень настойчив в своей просьбе получить часть работ в качестве субподрядчика. Не против был и Ротенберг. Как я помню, это не очень нравилось Горюхину (директору «СГМ». — А. С.)».

21 ноября 2013 года заместитель гендиректора «СГМ» Ярослав Сога направил Филатову письмо о согласовании привлечения подрядной организации (документ): «…В соответствии с поручением первого заместителя предправления ОАО «Газпром» (видимо, имелся в виду Виталий Маркелов. — А. С.), учитывая технически сложный характер выполняемых работ, а также принимая во внимание ходатайство ООО «Газпром трансгаз Самара», прошу Вас согласовать привлечение в качестве исполнителя работ [на объекте «Уренгой-Новопсков»] ООО «Подводгазэнергосервис»…»

«Новая газета» предоставила этот документ заинтересованным лицам — «СГМ» и «Газпрому», — а также представителям двух подрядчиков «Газпрома», выполняющих работы на линейных переходах трубопроводов компании.

В «СГМ» заявили о проведении служебной проверки, однако от дальнейших публичных комментариев воздержались. В «Газпроме» этот документ сочли «похожим на подделку».

Прежде чем озвучить версии происхождения этого документа, предлагаем изучить два других, последовавших за ним: первый (датирован 27 ноября 2013 года) — письмо Руслана Горюхина на имя Александра Филатова с просьбой «изучить возможность привлечения на работы по объекту ООО «ВолгаУралСпецСтрой», и второй (28 ноября 2013 года) — ответ Филатова. Последний стоит процитировать (документ):

«<…> организация ООО «ВолгаУралСпецстрой» не обладает достаточными материально-техническими ресурсами и квалифицированным персоналом, а также не имеет опыта выполнения технологически сложных глубоководных работ, аналогичных объекту [«Уренгой-Новопсков»]. <…> Для выполнения работ по данному объекту рекомендуем рассмотреть привлечение ООО «Подводгазэнергосервис».

На первый взгляд это письмо выглядит как неприкрытое лоббирование компании, в которой Филатов когда-то трудился директором и которую ныне возглавляет не чужой ему человек. Но два участника рынка, ознакомившиеся с перепиской, утверждают, что Филатова попросили написать это письмо. «Хотя, конечно, он был не против — просил его человек, с которым у него на тот момент были конструктивные отношения», — говорит собеседник «Новой». Кто мог его об этом «конструктивно» попросить?

Представители подрядчиков полагают, что сделал это Руслан Горюхин, а сама переписка преследовала одну цель — убедить Бориса Ротенберга в том, что руководство «Газпрома» выступает категорически против «ВУСС»: «У Горюхина срывался субподряд с «СГМС» именно из-за активности «ВУСС». Для того чтобы их [Серовых] наказать, надо было определенным образом настроить Ротенберга. А это, понимая величину Бориса Романовича, можно было сделать только одним способом — придумать конфликт с «Газпромом». Мол, они [в «Газпроме»] хотят, чтобы вместо «ВУСС» в кооперацию вошел «ПГЭС» — будем ссориться с Маркеловым или уступим?»

О том, что «срывался субподряд с «СГМС», свидетельствует письмо руководства «СГМ» в «Газпром трансгаз Самара» от 2 декабря 2013 года (документ), в котором представитель генподрядчика попросил «не принимать к учету направленные письма от 25.10.2013 (о допуске сотрудников «СГМС» на объект. — А. С.), и от 28.10.2013 (об утверждении структуры работ. — А. С.)».

Кроме того, как заметили представители подрядчиков «Газпрома», Александр Серов проявлял завидную настойчивость. 5 декабря 2013 года он направил письмо в ФК «Динамо» на имя только что назначенного президентом клуба Бориса Ротенберга (документ 1; документ 2): «ООО «ВолгаУралСпецстрой» специализируется на выполнении работ по строительству, реконструкции и капитальному ремонту объектов нефтегазовой отрасли, обладает необходимой кадровой и организационно-технической готовностью для выполнения задач, соответствующих требованиям контрактной, контрольно-подрядной документации ОАО «Газпром» <…>

В настоящее время рассматривается вопрос о привлечении «ВУСС» в качестве постоянного субподрядчика по капитальному ремонту [объекта в Самарской области] <…> Привлечение «ВУСС» для производства работ по данным объектам позволило бы направить на поддержку развития отечественного спорта и ФК «Динамо» до 1 млрд руб. в течение 2014—2015 гг. Выражаем Вам глубокое почтение и надеемся на долгосрочное сотрудничество».

В «СГМ» это письмо никак не прокомментировали.

Представитель подрядчика «Газпрома» знает об этом обращении и говорит, что ход Серова был безупречен — потому как «Борис Романович стал президентом «Динамо» и для него этот жест был очень важен».

Следует отметить, что практика финансирования клубов партнерами его акционеров в последние годы особенно распространена. В связи с применением Европейским футбольным союзом (UEFA) заградительных финансовых мер (Financial Fair Play), ограничивающих поступления от акционера и связанных с ним лиц, контролирующие футбольные клубы люди стараются диверсифицировать базу инвесторов.

Впрочем, несмотря на недвусмысленное предложение об «откате» через футбольный клуб, Серову не удалось добиться заключения субподрядного соглашения. А Борис Ротенберг, по всей видимости, некорректно информированный своим менеджментом, решил «уступить» — и «СГМ» в конце 2013 года все-таки заключил субподрядный договор с «ПГЭС». (А «Динамо» осталось без миллиарда…)

Для «ВУСС» поражение в этой схватке оказалось роковым, делится один из газпромовских подрядчиков: в 2014 году компания объявила о банкротстве.

У сотрудника одной из подрядных организаций «Газпрома», знакомых с ситуацией, свое видение происходившего: «Серова просто убрали с доски — его дальнейшее взаимодействие с Филатовым и Никоненко стало невозможным. По сути, для «ВУСС» основной задачей стала остановка отрицательного денежного потока — росли долги, в том числе по банковским процентам. А когда у тебя кредиты и при этом основную долю выручки составляют заказы «Газпрома», которые ты вдруг перестаешь получать, — это же смертный приговор!»

Возвращаясь к письму Серова на имя Ротенберга, собеседник предлагает обратить внимание на сумму оферты — «до 1 млрд рублей» — и тут же задается вопросом: «Какова должна быть доходность контракта, если субподрядчик готов отдать за его получение миллиард?»

По словам сотрудника «Газпрома», у объекта в Самарской области «чересчур высокая рентабельность, но для руководства в конкретном случае прежде всего важно, чтобы работы были выполнены». В «Газпроме» это не комментируют.

Между тем с выполнением работ, кажется, возникли проблемы. Сотрудник «Газпром трансгаз Самара» говорит, что план на 2014 год фактически не был выполнен по «не зависящим от заказчика причинам».

По его словам, в конце 2014 года к директору «трансгаза» Владимиру Субботину лично обращался «большой человек из департамента капитального ремонта «Газпрома» с просьбой подписать акт о приемке выполненных работ, несмотря на «фактическое отсутствие этих работ»: «Это в какой-то степени издевательство. Сначала тебе навязывают подрядчика, а потом вешают на тебя его саботаж. И, к сожалению, с этим ничего не поделать: во-первых, руководитель любого «трансгаза» зависим от центрального офиса, во-вторых, за неосвоение бюджета Субботину грозило увольнение».

Владимир Субботин запрос «Новой» оставил без ответа.

Представитель «ПГЭС» допускает, что практика подписания акта без фактически выполненных работ, «как и во всех крупных предприятиях», существует: «Но ведь это не означает, что работы не будут выполнены, — просто откладывается срок. А как иначе? Если мы не освоим деньги в отчетный период, на будущий год они не переложатся. Приходится просить закрывать процентовки. Это становится своего рода авансированием»

По данным «ПГЭС», конечным исполнителем ремонтных работ является ЗАО «Подводно-Технический Трест» («ПТТ») и ООО «СпецНефтеГазМонтаж» («СНГМ»).

Сумму субподрядных договоров с «ПТТ» и «СНГМ» представитель «ПГЭС» не раскрывает, отмечая, что «компании длительный срок являются стабильными и надежными партнерами на этом рынке услуг, имеют положительные характеристики, достойное техническое обеспечение и квалифицированный персонал».

Насколько эти компании известны на рынке?

Если компетенция «ПТТ» хотя бы при беглом изучении не вызывает никаких сомнений — компания, принадлежащая известному самарскому бизнесмену Артему Соболеву и его супруге Анне, имеет достаточный персонал и оборудование для выполнения технически сложных работ, — то деятельность «СНГМ» куда загадочнее. По данным ФНС, ООО «СпецНефтеГазМонтаж» было учреждено Маргаритой Бондарь и Сергеем Петровым в апреле 2013 года в Самарской области, в конце 2014 года уже с другими собственниками перерегистрировалось в Москве. Информация о наличии у компании специализированного оборудования и штата сотрудников отсутствует.

Как правило, поясняет представитель подрядчика «Газпрома», такие компании включаются в цепочку с одной целью — для вывода денег.

Лучший друг Ротенбергов

В борьбе за субподрядный договор по объекту «Уренгой—Новопсков» «СГМС» проиграл, но в целом компания, по словам трех не связанных друг с другом источников, остается «эксклюзивным» субподрядчиком «СГМ» Аркадия Ротенберга при строительстве и ремонте подземных переходов магистральных газопроводов. Что же это за компания?

По данным ЕГРЮЛ, ООО «СпецГаз-МонтражСтрой» было учреждено в конце 2011 года неким предпринимателем Андреем Челоминым, после чего основную долю (85%) получил бизнесмен Андрей Джагарбеков.

Однако, по словам наших источников, в том числе в правоохранительных органах, до лета 2014 года фактический контроль над компанией осуществлял предприниматель Виталий Качур, который в настоящее время находится в СИЗО «Лефортово» по обвинению в пособничестве в мошенничестве и дает показания на депутата Госдумы Дениса Вороненкова (см. «Деньги были нужны на выборы», № 37 «Новой»).

Через «СГМС», поясняет представитель подрядчика «Газпрома», Качур мог заниматься помимо прочего оптимизацией расходов «СГМ».

Связь Качура с «СГМС» можно установить по косвенным признакам: согласно оперативной справке УСБ ФСБ (документ), приобщенной к материалам уголовного дела, бизнесмен использовал для работы помещения в здании, расположенном по адресу: ул. Донская, 29/9. По этому же адресу в тот период располагался «СГМС» (документ).

По словам нашего источника, сразу после задержания Виталий Качур связался с Русланом Горюхиным, чтобы сообщить «о сложившейся ситуации». В «СГМ» и «СГМС» взаимодействие с Качуром, а также его связь с Горюхиным комментировать отказались. Как бы то ни было, менее чем через месяц после задержания Качура Горюхин покинул пост руководителя «СГМ» (его сменил Андрей Кириленко), перейдя на должность советника генерального директора. Однако его влияние на решения компании, делится сотрудник одной из подрядных организаций, не утрачено — «СГМС», несмотря на отсутствие ряда разрешительных документов, в 2015 году заключил ряд соглашений с «СГМ».

Кажется, теперь именно они будут главными «своими» среди «своих». В прекрасном мире, где каждый готов получить пять миллиардов за работу, которая прежде оценивалась вдвое дешевле, и пожертвовать «до миллиарда» на любимую игрушку человека, выписывающего чек, другие не выживают.

Ссылки

Источник публикации