Подмосковный аукцион

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Газета «Дело №», origindate::04.05.2007, Фото: narublevke.com.ru

Подмосковный аукцион

Олег Митволь: «Чиновники соревнуются – кто быстрее раздаст государственные участки в хорошие руки» или о том, как правительство московской области пытается отстоять свою честь и сохранить достоинство

Ольга Питиримова

Converted 24087.jpg

Олег Митволь

В последнее время наша Газета много писала о незаконной продаже государственной земли в Подмосковье. Местные власти не брезгуют ничем, раздавая под строительство коттеджей сельскохозяйственные угодья, участки с архитектурными памятниками и территории, занимаемые лечебными и оздоровительными учреждениями. Это знают все. Однако губернатор Московской области Борис Громов всерьез обиделся, когда прочитал в прессе о том, что в Подмосковье «воруют землю». И даже подал в суд на человека, который открыл ему глаза на этот общеизвестный факт.

Мы обратились к «обидчику» господина Громова, заместителю начальника Росприроднадзора Олегу Митволю с просьбой рассказать, что же в действительности происходит на территории Московской области и кто «де факто» является собственником государственной земли.

– Олег Львович, как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся на «черном рынке» торговли подмосковными земельными участками?

– Ситуация крайне тяжелая. С каждым днем выявляется все больше фактов незаконного распоряжения чиновников теми или иными землями, а также откровенного подлога и мошенничества в этой области. Например, в Одинцовском земельном комитете мыши съели карту с землеотводами на Николиной горе. Одновременно с этим, в Звенигородском лесхозе произошел страшный пожар, во время которого сгорел хранившийся там второй экземпляр той же карты, а в подмосковной землеустроительной организации «Центрлеспроект» при переезде таинственным образом потерялась папка с третьим и, как считали чиновники, последним экземпляром документа. После этого появилась новая карта Николиной горы, восстановленная «по памяти», на которой названный участок земли почему-то уменьшился на 20,7 га. Впоследствии эти гектары были проданы частным лицам более чем за 5 млрд рублей.

И таких примеров много. К сожалению, никто не спешит наказать виновных и отозвать государственные земли обратно. То ли областным чиновникам некогда заниматься этими вопросами, то ли им неинтересно возвращать украденные земли государству. Кроме того, очень часты случаи, когда без документов застраивается федеральный лесной фонд. Это общенародная собственность, государственное имущество. Люди просто огораживают себя забором и строят дома, а местные чиновники в упор не видят, что там происходит.

– Кто же должен контролировать деятельность чиновников?

– Вообще у нас функции контроля над действиями местной администрации возложены на депутатов, которых, кстати, выбирают граждане – как раз для законотворческой или для контрольной деятельности. Это и есть представительная власть. Или должны следить в прокуратуре. Но, к сожалению, прямого контроля нет ни там, ни там. За примерами далеко ходить не надо – так, в ноябре 2004 года Министерство природных ресурсов отправило в областную прокуратуру информацию о самовольном захвате более чем 2000 га государственного леса. Мы не получили ответа до сих пор. Или такой случай: два года назад мы выявили 120 га незаконно застроенного государственного леса на 30-м километре Новорижского шоссе, под названием поселок Балтия. Он находится там и поныне, при этом ни одного иска от природоохранной прокуратуры по освобождению общенародного имущества нет. Организатор этой пирамиды, Тимур Умеров, арестовывался тринадцать раз, над ним было тринадцать судов. Его все время судил один и тот же судья, и все процессы заканчивались условными сроками – в связи с хорошими характеристиками афериста по месту работы, а также наличием трех детей. И это при том, что в последний раз он был задержан с поличным при получении 1 млн (!) долларов.

И в Генеральную прокуратуру обращаться бесполезно – они все пересылают в прокуратуру Московской области

– А кто живет в этом поселке?

– Например, руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой, певец Юрий Лоза, бывший главный редактор журнала «Огонек» Виктор Лошак и другие известные личности. Самое интересное, что проживающие в Балтии люди прекрасно понимают, что никаких официальных документов на эту землю нет. И пытаются их получить любой ценой. Например, не так давно пять домовладельцев оформили документы на участок трассы Москва-Рига – по-другому там никак не получалось. В итоге вышло, что эти пятеро являются владельцами отрезка федеральной автодороги!

Или в Москве эта история с коттеджным поселком Речник и садовым товариществом Огородник. Весь «комплекс» представляет собой около 500 домов, на которые нет ни единого документа. А неделю назад какой-то столичный регистратор незаконно зарегистрировал двум домовладельцам права собственности на их жилые дома.

– Возбуждено ли хоть одно уголовное дело по подобным инцидентам? 

– При бывшем прокуроре Московской области Иване Сидоруке было возбуждено несколько дел. В том числе – два дела в отношении главы Одинцовского района Гладышева, а также главы администрации Красногорского района и руководителей нескольких сельских муниципальных образований. Впрочем, все эти дела впоследствии были прекращены за истечением срока давности.

Но бывает еще и не такое. Например, известный тяжелоатлет Леонид Жаботинский в свое время якобы законно приобрел участок у главы сельского округа. Однако впоследствии выяснилось, что упомянутый в документах чиновник вот уже два года как мертв! Когда же суд вынес решение снести незаконно построенный спортсменом дом, судебные приставы сломали забор между двумя соседними строениями. После этого все работы по сносу благополучно прекратились – представители власти, видите ли, «не смогли» определить, какой именно дом принадлежит Жаботинскому.

Получается, мыши в архиве – это еще что! Здесь, оказывается, и полтергейст, и потусторонние силы замешаны. Так, в Мытищинском земельном комитете трехчасовой пожар уничтожил лишь одну-единственную папку – с делом Лосиного острова. А затем все понятно – далее следует «восстановление» карты по памяти и значительное уменьшение государственной земли.

– В этом номере нашей Газеты идет материал, посвященный махинациям с участком, на котором расположен Детский пульмонологический санаторий № 39. Вы что-нибудь слышали об этом деле?

– К сожалению, это не наш вопрос, а Министерства здравоохранения. Ясно лишь одно – там большие криминальные интересы замешаны. Нынешний директор санатория «по доброте душевной» разрешил всем желающим застроить территорию федерального имущества, на что никто и никак не реагирует. Распродавал земли государственные, нарезал себе чужой земли. Так что он там очень серьезно «поработал» – прокуратуре теперь долго придется в этом разбираться. Лично у меня сложилось такое впечатление, что люди, которые стоят за этими махинациями, полностью уверены в собственной безнаказанности.

– Прокуратура, тем не менее, ответила, что не нашла там фактов нарушений.

– По нашей ситуации с мышами и пожарами у прокуратуры также не возникло вопросов.

– А чем, кстати, закончилось то дело?

– Мы сделали запрос в Государственный архив России – его, по счастью, не успели сжечь – нашли все карты и еще несколько важных документов. Все это мы отправили в прокуратуру, однако ответа так и не получили. Вообще на эту историю с Николиной горой мы вышли благодаря одному человеку, который там проживает. В свое время, он официально получил посередине леса маленький участок. По карте выходило так, что у него участок с домом, а вокруг – лес. И вот однажды этот человек видит, что окружающий лес огородили забором и начали пилить. Он написал нам жалобу. Мы приехали и обнаружили, что по его документам – вокруг участка лес, а по документам строителей – частная земля, под строительство поселений. По новой карте, то есть.

– Это теперь такая схема перевода государственных земель под частные?

– Это уникальная схема. Просто новые карты рисуете и все. 

– А если по закону?

– Существует Закон № 172, согласно которому Государственный лесной фонд переводится в другую категорию исключительно по постановлению Правительства РФ, а земли Управления делами Президента – исключительно указом Президента. Однако сплошь и рядом имеют место случаи, когда руководство области продает за копейки, в тысячу раз дешевле рыночной стоимости сотни гектаров подмосковной земли. Мне кажется, чиновники просто соревнуются – кто быстрее раздаст государственные участки в хорошие руки. Это при том, что законных земель, с документами, на той же самой Рублевке уже не осталось. Но совершенно случайно там остались «бесхозные» куски леса. И пока чиновники весь лес выгодно не распродадут, они оттуда не уйдут.

– А как сейчас обстоит дело со сносом незаконных построек?

– Везде по-разному. Например, Волжская природоохранная прокуратура за год добилась исполнения судебных решений по 300 объектам. А в Московской области с грехом пополам только три случая было. Это история с Екатерининскими валами (деревня Пятница), домом Жаботинского и коттеджем бывшего сенатора Игоря Изместьева.

– В чем суть вашего конфликта с губернатором Громовым?

– Мною было сказано, что в Московской области идет воровство земли.

– Почему Громов счел это высказывание оскорблением лично в свой адрес?

– Там вообще много уникальных вещей. Во-первых, непонятно, что такое «моральное потрясение коллегиального органа». Такое потрясение может испытать человек. А как его испытывает целое правительство? И как оно после этого работает? Если суд учтет подобную формулировку, это будет первый случай в российской судебной практике. Второй интересный момент – почему 50 млн рублей с меня требуют? Извините меня, когда у нас за гибель близкого родственника государство платит моральный ущерб 200 тысяч рублей, оценивать информацию о том, что в Московской области воруют, равноценно жизням 250 человек – это просто удивительно. Кроме того, судебный иск ко мне сопровождался депутатскими запросами депутата ГД Дмитрия Саблина, который фигурирует в списке людей, не очень законно получивших землю в Подмосковье (читайте в наших следующих выпусках - прим. ред.). Честное слово, создается впечатление, что чиновники даже не знают о том, что кругом живут люди, которые это все видят и просто смеются. С другой стороны, если Правительству Московской области удастся получить решение суда о том, что там не воруют – я думаю, что все субъекты вскоре тоже получат такие решения судов. И таким образом, мы покончим с коррупцией навсегда.

– Вы неоднократно высказывали предположение, что Борис Громов вам мстит. Как вы считаете, за что именно?

– Не знаю. Я не понимаю, что могло потрясти до такой степени губернатора. Впрочем, он сказал, что его потрясла проверка канализаций. Когда я выехал в Можайск и выяснил, что там сточные воды бьют ручьем мимо школы и детского сада – вот это его потрясло. Вот тогда он встал бы и сказал, как боевой генерал: мол, мы 6 млрд. рублей потратили на канализацию в Подмосковье, а когда Митволь приехал, выяснилось, что никто эти трубы не ремонтировал. Может, он мне за это мстит? Я не знаю, за что.

– То есть, к Громову лично у вас претензий нет?

– Нет. Просто я считаю, что вверенное имущество нужно сохранять. И если кто-то у вас уже его украл – принять меры к возврату. А я не слышал о том, чтобы кто-либо из областной администрации попытался вернуть похищенные земли.

– А как вы оцениваете последний пример с Касьяновым, когда тому было предложено вернуть госдачу? Действительно взялись за чиновников, или это частный случай?

– Это отдельная история. Если ты получил от государства три дачи общей стоимостью 200 млн долларов, то почему ты одеваешься в рясу и ходишь как лидер оппозиции? У нас есть министры, которые сразу после ухода, никогда не работая в бизнесе, становятся крупнейшими инвесторами. И при этом выясняется, что у них по две-три нефтяные компании, а сами они теперь живут в Лос-Анджелесе. Вы знаете историю, когда один бывший министр чуть было не купил компанию «Ягуар» за 200 млн. долларов? Это же позорище! Вы либо оставьте себе государственное имущество, либо одевайтесь во все рваное и говорите, что вы лидер оппозиции. А как это совмещается между собой – я просто не понимаю...

От редакции:

Подмосковная земля – на вес золота, и если сегодня государство сумеет вернуть украденное, то этот процесс потом будет не остановить. Между прочим, за рубежом просто не понимают, как можно в государственном лесу построить дом. По словам Олега Митволя, он как-то поинтересовался у одной голландской журналистки, не происходят ли у них подобные инциденты? Она в ответ рассказала, что семь лет назад у них был аналогичный случай. Так человек, покусившийся на государственную территорию, из тюрьмы еще не вышел. А у нас это считается вполне нормальным. И так будет до тех пор, пока существуют люди, которые позволяют себе нарушать закон и те, кто их покрывает – за определенную мзду, или по причине равнодушия – какая в принципе разница? Или пока так называемая «борьба с коррупцией» будет вестись только на бумаге и в зале суда.

Уверены ли мы, что хотим именно этого?