Подполковник ФСБ и дезертир "крышевали" контрабанду

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::24.08.2004

Подполковник ФСБ и дезертир "крышевали" контрабанду

Юрий Сенаторов

Converted 17310.jpg

Вверху: дезертир Виталий Ивашко уверенно чувствовал себя в кабинетах ФСБ.
Внизу: Максима Светника задержала полиция ФРГ по ордену Интерпола

Столичная прокуратура завершила очередное громкое дело "оборотней в погонах". На этот раз ими оказались подполковник Службы экономической безопасности (СЭБ) Управления ФСБ по Москве и Московской области Борис Барков (фамилия изменена), "курировавший" контрабандные поставки дорогих иномарок, а также некий Виталий Ивашко, выдававший себя за офицера ФСБ. Им инкриминируются мошенничество в крупных размерах, подделка документов и превышение служебных полномочий. Ивашко, кроме того, обвиняется в дезертирстве.

За возвращение машины брали по $3 тысячи

Выйти на след Баркова и Ивашко удалось в результате оперативной и следственной разработки нашумевшего дела следователя прокуратуры Юго-Восточного округа Москвы Салмана Рзаева. Бывший следователь был приговорен к 7,5 года лишения свободы по 41 эпизоду должностных преступлений, а также по 9 эпизодам взяток. Но это еще не все: в ближайшее время в суд будет направлено новое уголовное дело в отношении его еще по 20 установленным следствием эпизодам. Рзаев был на дружеской ноге со многими так называемыми "учетчиками" иномарок - теми, кто ставил на учет нерастаможенные машины. Благодаря общению с ними Рзаев получал информацию о не прошедших таможенную очистку машинах, которые он объявлял в розыск. Это давало ему возможность вымогать с владельцев дорогих автомобилей мзду - в среднем $3 тысячи за право пользоваться машиной. За взятку Рзаев выдавал владельцу нерастаможенного автомобиля справку о передаче машины на ответственное хранение.

Внимание следователей привлек тот факт, что Рзаев, будучи следователем прокуратуры Юго-Восточного округа столицы, возбуждал дела по "левым" машинам, которые ставились на учет в печально известном 6-м МРЭО, а это "земля" прокуратуры Северо-Восточного округа. Копнув глубже, следствие обнаружило письмо руководства УФСБ по Москве и Московской области на имя прокурора города, в котором делался вывод о том, прокуратура СВАО не справляется со своими обязанностями. Мол, там возбудили 16 уголовных дел по 42 машинам, но все они оказались "висяками". А вот в ЮВАО, писали чекисты, есть следователь Салман Рзаев, которому такие дела раскрутить ничего не стоит.

Получив 27 мая 2002 года в производство всю базу данных по контрабандным машинам, господин Рзаев объявил в розыск почти 1300 автомашин!

Еще до появления письма состоялась встреча Рзаева с подполковником 3-го отдела Службы экономической безопасности УФСБ Борисом Барковым и мнимым майором ФСБ Виталием Ивашко, якобы осуществлявшим оперативное сопровождение по автоделам. Троица договорилась о том, что объявленные в розыск машины Рзаев будет отсылать на две платные стоянки, расположенные на ул. Крылатской, 8 и в Институтском проезде, 2. Как позже установило следствие, сюда в день свозили, причем без надлежащего оформления, по десять и более иномарок, и все это нужно было для того, чтобы Рзаев, как говорилось выше, за возвращение машины брал с добросовестного приобретателя по $3 тысячи.

Когда в ноябре 2002 года следователь Рзаев был арестован и все дела по машинам у него изъяли и передали в столичную прокуратуру, УФСБ по Москве и области в лице подполковника Баркова наотрез отказалось предоставлять следствию какую-либо информацию. Хотя 3-й отдел СЭБ УФСБ для того и был создан, чтобы бороться с контрабандой иномарок. Генпрокуратура пригрозила ФСБ уголовным делом "за противодействие следствию", и в январе 2003 года выемка документов все же состоялась.

Кроме того, следственная бригада допросила сотрудников УФСБ, которые по долгу службы боролись с нелегальным автобизнесом. Таким образом в деле появился некий Виталий Ивашко, которого даже в центральном аппарате ФСБ многие принимали за "своего", считая его активным членом следственно-оперативной группы подполковника Баркова.

Дезертир на службе ФСБ

Между тем на официальные запросы следствия в ФСБ отвечали, что такого сотрудника ни в столичном, ни в центральном аппарате нет. Затем кто-то стал говорить, что Ивашко - добровольный помощник, выполняющий определенные оперативные поручения. Но вразумительного ответа все же не было. И только в ходе более плотной оперативной разработки выяснились следующие подробности.

В сентябре 1993 года Виталий Ивашко заключил контракт с Минобороны на пять лет и отправился служить в Западную группу войск, а точнее, в Потсдам в качестве командира взвода гаубичной самоходно-артиллерийской батареи. Однако, не прослужив и года, в апреле 1994-го уехал в отпуск в Россию и пропал. (По некоторым данным, Ивашко сбежал из Германии после того, как "кинул" своих сослуживцев с подержанными иномарками.) В этой связи Мулинской военной прокуратурой было возбуждено уголовное дело, а сам Ивашко - объявлен в розыск за дезертирство.

Почти десять лет, с мая 1994-го по октябрь 2003-го, дезертир скрывался от правосудия. Как установило следствие, легализоваться дезертиру помогли в ФСБ. В мае 2002 года руководство УФСБ по Москве и области направило начальнику Главного управления по делам ГО и ЧС Москвы генерал-майору Алексею Елисееву письмо с просьбой выдать господину Ивашко удостоверение личности офицера МЧС в качестве документа прикрытия якобы для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Что и было сделано. Начальник организационно-мобилизационного отдела подполковник Олег Васюков "присвоил" Ивашко звание майора и сделал его начальником отдела лабораторного контроля (хотя между ФСБ и МЧС нет соглашения о выдаче документов МЧС, и в этой связи летом 2004 года были возбуждены уголовные дела в отношении должностных лиц МЧС). Причем в документы была занесена фальшивая метрика, представленная УФСБ.

Затем УФСБ сделало еще один шаг по легализации Ивашко: в одной из подмосковных частей ПВО по просьбе чекистов его сделали майором - начальником метрологической службы части и даже прописали в военном городке. Таким образом Ивашко сумел получить паспорт.

Легализованный по полной программе, Виталий Ивашко открыл счет в голландском банке "АБН АМРО Банк", где работали его знакомые. Как выяснило следствие, на этот счет с завидной регулярностью "капало" от $2 тысяч до $4 тысяч вплоть до ареста господина Рзаева. Складывается впечатление, что в голландском банке держали своего рода общак.

Проверку ГИБДД удалось опередить

Перелопатив тонны попавших от Рзаева документов, следователи Мосгорпрокуратуры пришли к выводу, что аферы с иномарками и МРЭО № 6 начались в 2000 году, когда посредником между гаишниками, следователем Рзаевым, ФСБ и Ивашко стал известный в узких кругах "учетчик" Максим Светник, который, оттеснив конкурентов, ставил на учет в МРЭО до 20 контрабандных машин в день. Между ним и другими "учетчиками" из-за этого произошел крупный конфликт, который он попросил "разрулить" свою "крышу" Баркова-Ивашко.

Но этому предшествовал другой казус, в котором Ивашко и Барков "засветились". В ноябре 2002 года контрольно-профилактический отдел УГИБДД Москвы запланировал проверить работу МРЭО № 6. Однако за день до назначенной проверки произошла утечка информации, и на пороге МРЭО появились чекист Барков со своим "коллегой" Ивашко. В результате они забрали дела на несколько тысяч контрабандных машин, опечатали все так, что гаишникам проверять попросту было нечего. Когда же последние сунулись в УФСБ, то им в грубой форме вежливо отказали: мол, идет наша проверка.

Кроме того, в тот же день Барков и Ивашко прямо у 6-го МРЭО по наводке проверили джип Lexus конкурента Максима Светника - некоего Игоря Соболева. Признав автомобиль контрабандным, они забрали машину к себе на стоянку. Когда же господин Соболев приехал для разъяснений на Лубянку на Ford Expedition, у него и эту машину отобрали, заявив, что и она "паленая". Однако сотрудники ГИБДД проверили Ford по базе данных и ничего криминального не обнаружили. Тем не менее автоинспекторы решили не связываться с Лубянкой, отогнали Ford назад Баркову. Тот продержал машину несколько месяцев на стоянке, а затем его подельники благополучно продали машину от имени умершего владельца Ford Expedition (машина была оформлена на Соболева по гендоверенности). Снять же Ford с учета в 6-м МРЭО от имени покойного владельца помог "учетчик" Максим Светник.

В сентябре 2003 года в отношении Виталия Ивашко и Бориса Баркова было возбуждено уголовное производство. А в связи с тем, что оно напрямую вытекает из других уголовных дел вокруг контрабандных машин МРЭО № 6 и следователя Рзаева, Генпрокуратура поручила расследование этого дела столичной прокуратуре, а не военной. 1 октября 2003 года господина Ивашко сыщики "приняли" у метро "Октябрьская", причем на объявленном в розыск Mercedes-300D, и поместили в спецблок "Матросской Тишины". Что же касается подполковника Баркова, то в СИЗО он не попал, а ограничился - по ходатайству своего руководства - подпиской о невыезде.

Позднее, в июле этого года в Германии по ордеру Интерпола был арестован Максим Светник. Его будут дело выделено в отдельное производство. А Баркова и Ивашко будут судить в Московском военном окружном суде. На днях Мосгопрокуратура передает их дело в суд.