Подпольный нефтепромышленник из Бердска получил 1,5 года колонии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Голубев

В Новосибирске вынесен приговор по делу депутата Владимира Голубева. Нефтезавод конфискован в пользу государства.

Судья бердского горсуда Татьяна Васюхневич 5 февраля вынесла приговор крупнейшему бердскому бизнесмену Виктору Голубеву. Суд признал его вину по всем эпизодам, в том числе и по созданию ОПГ, и назначил наказание в виде 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбытием наказания в колонии-поселении. Бизнесмен также должен выплатить штраф в размере 75 000 рублей, сообщает из зала суда корреспондент «Курьер. Среда. Бердск». Виктора Голубева этапируют в колонию, до момента вступления приговора в законную силу он будет находиться в СИЗО- 3 в поселке Линево.

Нефтезавод конфискован в пользу государства. Суд признал вину Голубева-старшего в хранении патронов без приобретения. Имущество предпринимателя пока останется под арестом.

В приговор включен срок содержания под стражей предпринимателя с 30 мая по 23 декабря 2014 года и с 14 января по 4 февраля 2015-го. Через несколько месяцев он уже может рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

Его брата, директора подпольного нефтезавода «Октан» и депутата бердского горсовета Владимира Голубева суд приговорил к 1 году 3 месяцам колонии-поселения. Он также должен выплатить штраф 60 тысяч рублей. Технолог НПЗ Виктор Лукьяненко по приговору должен провести в колонии-поселении 1 год и 2 месяца и выплатить штраф в размере 70 тысяч рублей. Владимир Голубев и Виктор Лукьяненко будут самостоятельно добираться до места отбывания наказания.

Так как из материалов этого уголовного дела выделены новые уголовные дела, по которым сейчас проводятся доследственные проверки, вещественные доказательства будут храниться в материалах уголовного дела о нефтеперерабатывающем заводе.

Судья бердского горсуда Татьяна Васюхневич сегодня, 4 февраля, начала оглашать приговор по уголовному делу крупнейшего бердского бизнесмена Виктора Голубева. В начале она сказала: «суд установил: Голубев Виктор Алексеевич, Голубев Владимир Алексеевич, Лукьяненко Виктор Михалович в период времени с 20 декабря 2011 года по 17 июля 2013 года организованной группой при пособничестве Лукьянова, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, вступивший в законную силу, совершили преступление на территории Бердска при следующих обстоятельствах, а Голубев Виктор Алексеевич также совершил незаконное хранение боеприпасов…». Это означает, что приговор будет обвинительным.

Напомним, братьев Голубевых и Лукьяненко обвиняли в незаконной предпринимательской деятельности и организации опасного производства — нелегального нефтезавода. Виктора Голубева дополнительно обвиняли в хранении 652 боевых патронов. Они, по версии следствия, действовали в составе организованной преступной группы.

По версии следствия, незаконный завод второго класса опасности проработал с декабря 2011 года по июль 2013-го. За это время переработано 21 620 тонн нефти. Средний выход из сырьевых продуктов (нефти) для бензина был 22-28%, дизельного топлива — 17-28%, мазута — 42-59%. Суммарный доход от реализации нефтепродуктов составил 269 млн рублей. 83 млн рублей заработали от реализации бензина, 104 млн — от продажи дизтоплива, а 81 млн — от реализации мазута.

В заседании 4 февраля судья озвучила, что Голубевы и Лукьянов вступили в преступный сговор 4 января 2011 года. Фактическое руководство осуществлял Виктор Голубев, он также распределял деньги. Владимир Голубев и Виктор Лукьяненко отвечали за подбор сотрудников и постройку нефтезавода. Владимир Голубев — также за поиск пособника, который поможет скрыть доходы. Организованная группа характеризовалась сплоченностью, в ее рамках действовали единые правила поведения и конспирации.

Далее судья огласила показания подсудимых. Они, напомним, заявляли о своей невиновности. Владимир Голубев утверждал, что идея строительства завода принадлежит ему, он договаривался с братом, что всю ответственность за нефтепроизводство несет он. А Виктор Голубев якобы не принимал никакого участия в работе завода по переработке нефти. Это же говорил и сам предприниматель, отмечая, что ни разу там не был. Виктор Лукьяненко заявил, что он был наемным рабочим, поэтому не может нести ответственности за содеянное. Эти показания суд признал неправдоподобными, кроме показаний Виктора Голубева о хранении боевых патронов. Им, по мнению суда, можно доверять, так как они согласуются с другими материалами дела.

После этого судья начала оглашать показания свидетелей. Из них понятно, что со всеми работниками «Октана» не проводились инструктажи о технике безопасности, только некие планерки с операторами. При этом завод заработал в полноценном режиме только с февраля 2013 года, до этого проводились пусконаладочные работы. А с этого месяца установка работала, не останавливаясь. В час она перерабатывала 3 тонны нефти. Нефтезавод лишь изредка останавливался. Многие свидетели несколько изменяли показания в зале суда, но суд считает правдивыми показания, которые они давали на следствии.

FГолубев.jpg

Суд также сделал вывод, что нефтезавод объективно существовал, на нем осуществлялась переработка нефти. Также осуществлялась предпринимательская деятельность, которая приносила доход.

36Судья.jpg

Судья во время чтения приговора озвучила предоставленную и.о. главы Бердска Андреем Михайловым положительную характеристику на Виктора Голубева. Виктор Голубев также положительно характеризуется секретарем местного отделения партии «Единая Россия» Андреем Пилько.

Татьяна Васюхневич подчеркнула, что Виктор Алексеевич юридически не судим (имеет погашенную судимость), а Владимир Голубев и Виктор Лукьяненко не судимы.

— Совершенные преступления посягают на порядок осуществления предпринимательской деятельности, обеспечивающее нормальное развитие экономики и осуществление контрольными органами соответствующих функций, — сказано в решении суда. — Действия подсудимых при совершении преступлений, которые свидетельствуют о пренебрежении подсудимыми нормами морали и правилами поведения в обществе, что свидетельствует о их социальной опасности.

DSCГолубев.jpg

Напомним, братьев Голубевых и Лукьяненко обвиняли в незаконной предпринимательской деятельности и организации опасного производства — нелегального нефтезавода. Виктору Голубеву кроме того инкриминировали хранение 652 боевых патронов. Фигуранты дела действовали в составе организованной преступной группы. Адвокаты этот факт категорически отрицали. Но судья акцентировала внимание на преступном сговоре, в который вступили подсудимые в январе 2011 года.

Они, как зачитала Татьяна Васюхневич начало приговора вчера, 4 февраля, договорились о строительстве нефтезавода, подборе персонала и поиске пособника, который поможет скрывать доходы.

Это отчасти подтверждено обвинительным приговором суда Евгению Лукьянову, бухгалтеру «Октана», в ноябре прошлого года, который пошел на сделку со следствием. В последнем слове он говорил, что его действия помогали скрывать переработку сырой нефти на НПЗ без лицензий и необходимых разрешений. Его не могли найти контролирующие органы и проверить.

Организованная группа характеризовалась сплоченностью, в ее рамках действовали единые правила поведения и конспирации. В судебном процессе Голубев-младший взял всю ответственность на себя — от идеи строительства НПЗ до производства ГСМ.

Следствие доказало, что нефтезавод полноценно работал с 2011 года, перерабатывая до 3 тонн нефти в час. Велась предпринимательская деятельность, которая приносила доход (по оценке обвинения, — не менее 269 млн рублей). Работники «Октана» не были осведомлены о технике безопасности, сделал выводы суд. И назначил подсудимым наказание в виде лишения свободы.


Bиктор Голубев.jpg


Адвокаты осужденных заявили, что обжалуют решение бердского суда, настаивая на невиновности своих подзащитных.


Сын бизнесмена Голубева заявил о давлении на предприятия отца в Бердске после его ареста

DГолубев.jpg


Защита Виктора Голубева просила оправдать его по всем эпизодам, даже по тому, где он частично признал свою вину В ходе прений в суде по делу бердского предпринимателя Виктора Голубева 3 февраля выступил его сын, Виталий Голубев, который являеся общественным защитником бизнесмена. В ходе выступления Виталий Викторович заявил, что на предприятия его отца в Бердске оказывается давление после ареста. Однако Голубевы предпочитают об этом не распространяться публично.

По словам Голубева-младшего, ни о какой общественной опасности совершенных поступков Виктора Голубева говорить нельзя. Потому что он является патриотом Бердска и России, о чем постоянно говорит публично.

— Стоит отметить, что это не просто громкие заявления для прессы или еще для кого-то, — отметил Виталий Голубев. — Несмотря на то, что Голубев находится в несколько стесненных обстоятельствах на сегодняшний момент, я имею в виду следственный изолятор и клетку суда, он остается верен занимаемой гражданской позиции, направленной на развитие города, области и государства. О какой общественной опасности может идти речь? Непонятно.

Происходящее Виталий Голубев назвал дискредитацией его отца. И почему это происходит в отношении человека, «на которого возложена колоссальная социальная нагрузка и ответственность», ему непонятно. По его оценке, многое, озвученное в суде, явилось шоком для слушателей. В таком же состоянии пребывали и защитники Виктора Алексеевича, изучая уголовное дело, якобы из-за массы процессуальных ошибок. В деле Голубев-младший участвует для «совершение правосудия и защиты своего отца».

Непонятно Виталию Голубеву и то, какое отношение к этому уголовному делу имеет организация «Серебряный бор». Напомним, вчера в судебном заседании приобщили оперативные материалы. По ним, эта организация строит многоэтажные дома в районе ул. Морской без разрешительной документации. А после возведения домов Виктор Голубев и его подчиненные якобы намерены легализовать эти строения, задействуя в этом вице-мэра по строительству, зачитала судья Татьяна Васюхневич оперативную информацию 2 февраля.

По словам Голубева-младшего, «Серебряный бор» имеет все разрешающие документы. В частности, это постановление главы города о том, что земельный участок имеет разрешенное использование для малоэтажного строительства.


В ходе судебных прений все адвокаты бизнесмена просили его оправдать по всем эпизодам. Даже по тому, где Виктор Голубев частично признал свою вину. Напомним, предприниматель признал свою вину в хранении 652 боевых патронов. Его адвокат Игорь Аханов считает, что Голубев признал вину в хранении других боеприпасов. Не тех, которые обследовал эксперт.

По словам адвоката Дмитрия Золотарева, у бизнесмена могли храниться только патроны от пистолета ИЖ, но не пистолета Макарова, которые обследовал эксперт. А адвокат Евгений Смирнов просил при вынесении приговора учесть возраст Виктора Алексеевича, его состояние здоровья, отсутствие судимости, его вклад в развитие спорта и городской инфраструктуры.

Адвокат Игорь Аханов назвал особенно вопиющим эпизод с приобретением и хранением боевых патронов. По его словам, следователь не установил, когда предприниматель приобрел патроны. А без этого нельзя установить, возможно ли его наказать за это. Например, если боеприпасы приобретены в 2008 году, уже истек срок давности совершения преступления.

Он отмечает, что следователь в самом начале о назначении экспертизы патронов говорит о необходимости уничтожить все боеприпасы. Аханов отметил, что обычно патроны уничтожаются выборочно, если они не имеют следов повреждений. Изъятые у Голубева патроны были без повреждений. По мнению адвоката, таким образом было нарушено право на защиту.

Адвокат Дмитрий Золотарев вообще усомнился в том, что изъятые у Голубева патроны были направлены на экспертизу. Он говорит, что коробки с патронами находились в тряпичном мешке и запаковывались в целлофановый мешок. Но эксперт почему-то не указал, что боеприпасы лежали в тряпичном мешке. Кроме этого, в протоколе обыска сказано, что на бирке упакованного мешка было четыре подписи, а эксперт описывает бирку с пятью подписями.

Золотарев обращает внимание, что эксперт составлял заключение с 9.15 до 12.35 часов 8 мая. За три с небольшим часа эксперт успел измерить каждый из 652 патронов, из Новосибирска доехать до заброшенного полигона в Пашино. Там отстрелять все патроны из музейного пистолета ГУ МВД и вернуться назад. Адвокат усомнился в этом.

Защитник Аханов вообще попросил суд с вынесением приговора направить определение в ГУ МВД по Новосибирской области, касающееся работы эксперта, который расстрелял все патроны на заброшенном полигоне. А в СК написать обращение по поводу работы замруководителя бердского отдела СКР, по вине которого суд лишился возможности проверить ряд существенных обстоятельств уголовного дела.

Говоря о подпольном нефтезаводе, Аханов отметил, что в уголовном деле указывается доход завода от незаконной переработки нефти — 268 млн рублей. В это время на приобретение нефти потрачено 348 млн рублей.

— А потом «полученный доход участники преступной группы поделили между собой по ранее достигнутой договоренности», — процитировал он обвинение. — Ну, поделили минус 80 млн рублей, видимо, долговые расписки поделили между собой. Я конечно, понимаю, что для квалификации незаконного предпринимательства требуется не прибыль, а просто доход полученный. Тем не менее было ли незаконное обогащение?

Раскритиковал Аханов и обвинение в совершении преступлений в формате организованной группы. Получается, что в состав группы входили три руководителя, сделал он вывод. Так как других членов не было. Вызвали удивление у Аханова и цели организации этой группы — построить завод по переработке нефти, провести пусконаладочные работы и начать перерабатывать нефть. Кроме этого, отметил он, обвинение говорит, что у «организованной группы» были единые правила поведения и методы конспирации. Однако при обысках оперативники не нашли никаких памяток. О каких правилах тогда речь, сделал вывод защитник.

Ссылки

Источник публикации