Подробная биографическая справка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© www.chernoi.nu, origindate::11.04.00

Биографическая справка на Льва Черного

Черной Лев Семенович, 1954 г.р., уроженец Ташкента. Еврей. Гражданин Израиля.

Лев — средний из трех братьев. Старший брат, Михаил, 1952 г.р., живет в Израиле, младший, Давид, 1958 г.р., — в США.

Л.Черной после отъезда в 1994 г. из России на Запад проживал в Великобритании и в Израиле. Со второй половины 1998 г. вновь перебрался в Россию, где проживает на даче, расположенной в совхозе “Заречье”.

Начало карьеры

ЛЕВ ЧЕРНОЙ окончил Ташкентский политехнический институт и был принят на Ташкентский экскаваторный завод на должность начальника ОТК филиала, выпускавшего товары народного потребления. На базе этого филиала в 1985 г. Лев создал один из первых в Узбекистане производственный кооператив. Для работы в нем он привлек старшего брата Михаила, который взял на себя организацию производства, Лев же занимался поставками сырья и сбытом продукции, финансовыми вопросами. Кооператив по существу стал первым и последним совместным предприятием братьев.

Первые связи

ВСКОРЕ Л.Черной стал одним из наиболее крупных “цеховиков”, работавших в сфере теневого производства ТНП. Производство обеспечивалось сырьем и материалами, которые добывались путем систематических хищений государственного имущества в особо крупных размерах. В этом Л.Черной опирался на поддержку организованных преступных группировок Ташкента, лидерами которых стали его бывшие школьные приятели. По некоторым данным, деньги на раскрутку кооператива были выделены из местного “общака”, поскольку Лев представлял для криминала интерес в связи с созданием структуры для отмывания доходов от рэкета, проституции, торговли оружием и наркотиками. Через связи с узбекским криминальным сообществом, в первую очередь с Гафуром Рахимовым и Тофиком Арифовым, Л.Черной установил отношения с такими крупнейшими фигурами преступного мира, как вор в законе Вячеслав Иваньков (“Япончик”) и Отари Квантришвили (“Отарик”).

Выход "в свет"

В 1990 г. Л.Черной стал партнером американского гражданина — выходца из Одессы Сэма Кислина, владельца фирмы Trans Commodities, занявшись поставками сырья на металлургические предприятия России. Нехватка оборотных средств вынуждала директоров прибегать к услугам Л.Черного и Кислина. Масштабы деятельности Trans Commodities расширялись и вскоре Л.Черной зарегистрировал в Монте-Карло (княжество Монако) фирму Trans-CIS Commodities Ltd. (TCC), которая фактически присвоила бизнес Trans Commodities. Попытки Кислина добиться цивилизованного раздела были жестко пресечены: ему посоветовали “серьезно подумать, если жена хочет видеть его самого и детей живыми”.

По сведениям ФБР США и швейцарской полиции, партнером Л.Черного в Trans Commodities стал “Япончик” и фирма активно использовалась для “отмывания” грязных денег, в том числе полученных от наркобизнеса.

В 1991 г. Л.Черной познакомился в Москве с Гораном Становичем, представителем мелкой фирмы Trans-World Metals (TWM), принадлежавшей английскому бизнесмену Дэвиду Рубену. В тот период TWM посредничала в поставках на Лондонскую биржу металлов (ЛБМ) небольших партий олова и сотрудничала с ВО “Разноимпорт”.

TCC начала работать совместно с TWM. Именно тогда сферой основных интересов Л.Черного стала алюминиевая промышленность России и других бывших республик СССР. В 1992 г. вокруг TWM сформировался конгломерат посреднических фирм, получивший название Trans-World Group (TWG).

По инициативе Л.Черного с 1992 г. в алюминиевой промышленности России все более широкое распространение стала получать схема переработки давальческого сырья (глинозема) в режиме “под таможенным контролем”, освобождавшая производителей алюминия от уплаты таможенных пошлин и налогов, но при этом оставлявшая порядка 2/3 валютной выручки на счетах фирм-посредников.

Благодаря работе с российскими алюминиевыми заводами Trans-World Group за короткий срок вошла в тройку крупнейших поставщиков алюминия на мировой рынок. В 1995 г. через фирмы TWG на ЛБМ поступило свыше 1 млн. тонн алюминия, или 5% мирового объема его производства, суммарный годовой оборот ее фирм достиг миллиардов долларов.

Ключевая роль в этом принадлежала Л.Черному. Сам он утверждал, что иностранный партнер в лице Рубена был необходим для привлечения средств на финансирование операций с алюминиевыми заводами. Однако в действительности Trans-World Metals по своим масштабам никак не могла выступать в роли крупного инвестора и TWG была нужна Л.Черному лишь для легализации капиталов, имеющих криминальное происхождение, прежде всего для вложения в легальный бизнес средств из “общака”. Президенту TWG Д.Рубену отведена роль “зиц-председателя”. Официально числясь генеральным консультантом TWG, Л.Черной, по свидетельству сотрудников компании, единолично решает все вопросы, касающиеся бизнеса в России, Казахстане, Украине.

Практически на протяжении всей своей карьеры в крупном бизнесе Л.Черной находится в поле зрения правоохранительных органов. Так, в начале 1992 г. американская фирма Newtеl Со., учрежденная эмигрантами из России, провела широкомасштабную операцию по сбору с российских покупателей рублевых средств на приобретение импортных промышленных товаров и продуктов питания. Собранные средства были конвертированы в СКВ (общая сумма исчислялась миллионами долларов) и переведены за границу. Как утверждают, их конвертацию через банк “Столичный” организовал Л.Черной.

Схемы приватизации алюминиевого рынка

СОТРУДНИЧАЯ с фирмами Л.Черного “Мирабель”, Trans-CIS Commodities и др., действовавшими в России от имени TWG, российские алюминиевые заводы переориентировались на экспорт необработанного металла. За счет этого они получили тот минимум средств, который был необходим для выживания в условиях практически полной потери внутреннего рынка. Л.Черной использовал отсутствие у заводов оборотного капитала, чтобы сделать их зависимыми от принадлежащих ему фирм-посредников. Манипулируя сроками платежей, он поставил дело так, что для пополнения оборотных средств заводы кредитовались из своей же прибыли, да еще под завышенный процент. Тем самым прибыль пряталась в издержки, налогов с нее государство не получало.

Наряду с этим, видя высокую прибыльность операций в России, Л.Черной предпринял энергичные шаги по установлению контроля над заводами через приобретение существенных пакетов их акций. Чтобы обойти введенное Правительством РФ ограничение в 20% на свободное приобретение акций российских предприятий, Л.Черной создал десятки анонимных оффшорных фирм в Монако, Гибралтаре, Швейцарии, на Виргинах, Багамах, Кипре и т.д. В свою очередь эти оффшоры учредили в России дочерние фирмы, которых насчитывалось свыше сотни. Сеть этих фирм была активно задействована для скупки акций, что позволило TWG к началу 1995 года стать акционером предприятий, производивших в общей сложности более 2 млн. тонн алюминия в год. Это - Братский (БрАЗ), Красноярский (КрАЗ), Саянский (СаАЗ), Новокузнецкий (НкАЗ) и Надвоицкий (НАЗ) алюминиевые заводы.

ПРИ РАСЧЕТАХ за продукцию алюминиевых заводов, а также при скупке их акций неоднократно использовались денежные средства, похищенные в банковской системе с помощью фальшивых авизо. Платежи по поручению Trans-CIS Commodities осуществляли фирмы, с которыми ТСС была связана договорами о совместной деятельности и которым TWG якобы оплачивала за рубежом контракты с их иностранными партнерами. Следствие по делу о фальшивых авизо выявило, что большинство этих фирм были фиктивными и после платежа по договору с ТСС исчезали. Формальные основания для предъявления обвинений главе Trans-CIS при такой схеме отсутствовали, но именно это убеждает некоторых экспертов по экономическим преступлениям, что за масштабной аферой стоял, в частности, Л.Черной с его редким умением использовать пробелы в законодательстве и слабости финансовой системы для извлечения прибыли. По оценкам экспертов, Л.Черной имеет отношение к хищению по меньшей мере 800 млн. долларов из общей суммы порядка 2 млрд., похищенной в банковской системе России с использованием подложных банковских документов.

Прощание с партнерами

ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ, что сведениями о роли Л.Черного в операциях с фальшивыми авизо располагали некто Игорь Белецкий, работавший с ним в СП “Колумб”, и заместитель председателя Роскомметаллургии Юрий Калетников, курировавший алюминиевую промышленность. Оба стали жертвами автомобильных катастроф. Погиб и Александр Борисов, президент СП “Медико” - одной из фирм, через которые осуществлялась оплата контрактов Trans-CIS Commodities.

От сотрудничества с правоохранительными органами Л.Черной всячески уклонялся. Старший следователь по особо важным делам Следственного комитета МВД РФ С.Глушенков, который вел дело о фальшивых авизо, в марте 1997 г. вынужден был констатировать, что “лично допросить г-на Черного не удалось, хотя попытки связаться с ним предпринимались с 1994 года”. Все эти попытки привели лишь к тому, что в конце 1995 г. Л.Черной из Венесуэлы прислал в СК МВД письмо, в котором отрицал свою причастность к расследуемым делам и принадлежность ему фирмы Trans-CIS Commodities.

Появление связки "Черной — Быков"

В БОРЬБЕ ЗА РАЗДЕЛ и передел собственности в алюминиевой промышленности самым активным образом задействовались силы организованной преступности. Число погибших в этой борьбе (которую журналисты назвали “Великой Отечественной алюминиевой войной”) исчислялось десятками. Особенно кровопролитными были столкновения между группировками, соперничавшими за контроль над Красноярским алюминиевым заводом. С подачи Л.Черного в 1991 г. на КрАЗ внедрился один из местных криминальных лидеров Анатолий Быков (“Бык”), чьими “крестными отцами” были лидеры узбекских ОПГ, в частности Т.Арифов. Он рекомендовал Быкова своему бывшему земляку Л.Черному, и тот убедил Иванькова-“Япончика” сделать ставку на “Быка”.

В течение следующих двух лет “Бык” сумел вытеснить либо уничтожить всех своих конкурентов и возглавил организованное преступное сообщество Красноярского края. Произошел и соответствующий раздел сфер влияния криминалитета в алюминиевой промышленности региона: представлявший “Япончика” в Восточной Сибири вор в законе Владимир Тюрин (“Тюрик”) курировал поставки глинозема на БрАЗ, Быков легализовался в качестве одного из совладельцев КрАЗа, а тесно связанный с Быковым Владимир Татаренков (“Татарин”) пытался установить контроль над СаАЗом. “Татарин” возглавлял банду, насчитывавшую до 60 активных бойцов и за свою жестокость признанную наиболее опасным криминальным формированием Восточно-Сибирского региона. Только в течение мая-июня 1994 г. боевиками “Татарина” были убиты 10 человек, имевших отношение к борьбе за влияние на КрАЗе.

Незадолго до этого, в апреле 1994 г., в Москве был застрелен О.Квантришвили, который, как стало известно впоследствии, предпринимал определенные шаги с тем, чтобы потеснить фирмы Л.Черного в алюминиевом комплексе России.

Выезд за границу

ОПАСАЯСЬ за свою жизнь, Л.Черной с началом криминальных разборок перебрался на Запад. Там, особенно в первое время, постоянно переезжал с места на место, живя поочередно в Лондоне, Париже, Монако, Нью-Йорке, Тель-Авиве, Каракасе.

После убийства “Отарика” за границу выехал и некто Лев Черепов, до этого скрывавшийся в Москве от ответственности за участие в наркобизнесе в Киргизии и поддерживавший с Квантришвили тесные контакты. Довольно продолжительное время проработав в органах внутренних дел, Черепов обзавелся обширными связями с высокопоставленными чиновниками как в республике, так и в центре. Одновременно он установил тесные контакты с организованной преступностью, в частности с группировками чеченской диаспоры в Киргизии и Казахстане. Близкими связями Черепова являются “Япончик” и лидер солнцевского преступного сообщества Сергей Михайлов (“Михась”).

Получив вид на жительство в Германии, Черепов стал “деловым партнером” ряда уголовных “авторитетов”, таких, например, как братья Ласкины. Совместно с ними Черепов наряду с полукриминальной коммерцией активно занимался операциями по отмыванию грязных денег, рэкетом, а также контрабандой наркотиков.

При поддержке мафиозных структур, сформированных в основном выходцами из бывшего СССР, Черепов приобрел известность среди представителей бизнеса, имеющих коммерческие интересы в России и странах СНГ. В их числе был и Л.Черной, который, учитывая характер связей Черепова, предложил ему работать на TWG. Черепов согласился, и его задачами стали лоббирование интересов Л.Черного в силовых структурах и взаимодействие с лидерами организованной преступности. Для оказания давления на предпринимателей и чиновников Черепов нанимает чеченские “бригады”, которые осуществляют теракты либо проводят акции устрашения.

И снова прощание с партнерами

В 1995 г. жертвами заказных убийств стали: в апреле вице-президент КБ “Югорский” Вадим Яфясов, в июне президент того же банка Олег Кантор, в сентябре представитель американской компании AIOC Феликс Львов.

Банк “Югорский”, столкнувшийся с серьезными финансовыми проблемами, пытался переориентироваться на обслуживание алюминиевых заводов, и Яфясов за несколько дней до гибели даже занял пост коммерческого директора КрАЗа, где представляемая им и Кантором структура становилась конкурентом TWG. Более того, Яфясов некоторое время был партнером Л.Черного и располагал информацией о его бизнесе. Несмотря на оказывавшееся на него давление, Яфясов согласился дать показания по делу о фальшивых авизо, что, по мнению сотрудников правоохранительных органов, и стало причиной его убийства.

Компания AIOC, как и TWG, работала с российскими алюминиевыми заводами по толлинговой схеме и рассматривалась Л.Черным как опасный конкурент. В мае 1995 г. Львов, выступая на парламентских слушаниях в Госдуме, остро поставил вопрос о необходимости возрождения в России внутреннего рынка алюминия и призвал расследовать факты нарушений закона в ходе приватизации в алюминиевой промышленности, что непосредственно затрагивало интересы Л.Черного. После этого Львов неоднократно получал как анонимные угрозы, так и предложения перейти из AIOC в TWG, а вскоре был убит.

В июне 1996 г. в центре Москвы получил пулевое и четыре ножевых ранения президент Национального фонда спорта Борис Федоров, незадолго до этого отказавшийся сотрудничать с Trans-World и предавший огласке некоторые сведения о бизнесе Л.Черного и его партнерах в России. В ночь на 24 апреля 1999 г. Федоров при невыясненных обстоятельствах внезапно скончался в своем доме в Москве.

Удержание власти

НАЧАВШИЕСЯ в 1997 г. конфликты с российскими топ-менеджерами и акционерами ряда предприятий по вопросам дальнейшего развития привели к тому, что они отказались от сотрудничества с TWG. Столкнувшись с реальной перспективой утраты значительной части влияния в алюминиевом комплексе, Л.Черной принял решение использовать все, в том числе самые жесткие меры. Черепову была поручена организация силового воздействия на руководителей упомянутых предприятий через имеющиеся у него связи в криминальных структурах. По имеющимся данным, Черепов встречался с лидерами ОПГ чеченской диаспоры в Киргизии и Казахстане и достиг договоренности о проведении их боевиками терактов против лиц, которые будут им указаны. На оплату этих акций Л.Черной выделил Черепову более 10 миллионов долларов.

Бизнес и закон

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Л.Черного и его фирм неоднократно становилась объектом внимания правоохранительных органов ряда стран. В частности, Федеральное бюро расследований США предпринимало попытки вскрыть используемые TWG финансовые схемы ухода от налогов. В Западной Европе некоторые компании, связанные с TWG, находятся под наблюдением как вероятные участники контрабандной торговли наркотиками. Национальной службой криминальных расследований (NCIS), входящей в структуру министерства внутренних дел Великобритании, во взаимодействии со спецслужбами других стран проводится расследование в отношении TWG. Основанием для начала этого расследования послужили, в частности, серьезные подозрения по поводу того, что TWG используется для массированного отмывания доходов международной организованной преступности. Л.Черной является одним из главных фигурантов данного расследования. В Великобритании и Израиле в любой момент может быть выдан ордер на его арест, поскольку правоохранительные органы этих стран вскрыли факты соответственно уклонения его фирм от уплаты налогов и противозаконных операций по скупке земель, планируемых под гражданское строительство.

Легализация

ЛЕТОМ 1998 г. Л.Черной переехал в Россию, где планирует остаться на постоянное жительство, рассчитывая укрыться от возможного уголовного преследования. Здесь он проводит активную PR-кампанию по созданию себе имиджа крупного предпринимателя-патриота, государственника, что позволило бы легализоваться самому и легализовать свой бизнес. На оплату публикаций в рамках этой кампании во многих центральных газетах (“Комсомольская правда”, “Труд”, “Российская газета”, “Парламентская газета” и др.) расходуются миллионы долларов. Кроме того, Л.Черной попытался использовать возможности Б.Березовского для вхождения в российский истеблишмент и даже в президентское окружение. Однако, оплатив покупку Березовским издательского дома “Коммерсантъ” (через некий фонд, возглавляемый человеком Л.Черного Киа Джурабчианом) и контрольного пакета акций ТВ-6, Л.Черной по существу ничего не получил взамен, поскольку в преддверии выборов политики и высокопоставленные чиновники стараются дистанцироваться от него, чтобы не быть скомпрометированными связями со столь одиозной личностью.

Отношения Л.Черного с Березовским не остались незамеченными. Прокуратура Швейцарии, проводящая расследование в отношении Березовского, также заинтересовалась фирмами, связанными с Л.Черным, и в ходе следственных мероприятий арестовала одного из их топ-менеджеров Дэвида МакНейла.

Тем не менее, в настоящее время Л.Черной продолжает публичную кампанию, главной целью которой является не только личное позиционирование в рядах политической элиты, но и внедрение своих ставленников в структуры всех ветвей власти на федеральном и региональном уровнях. Тесные связи Л.Черного с верхушкой организованной преступности и происхождение его капиталов дают все основания предполагать, что он выполняет задачу по обеспечению массированного проникновения криминала во власть.